Мир в ужасе. Зараженных коронавирусом отправляют назад в свои страны, где помещают в карантин и лечат. Многие государства закрыли границы для граждан Китая, и где бы китайцы ни жили, люди избегают находиться с ними в одном пространстве. Закрытие границ и политика изоляции оказали негативное влияние на сектора, зависящие от перевозки пассажиров и товаров.

Поскольку вирус невозможно обнаружить невооруженным глазом, подозрение вызывает все, что перевозится из одной зараженной страны в другую. Пострадали воздушные, морские и наземные транспортные перевозки, а также международный студенческий обмен между университетами. Прекратились поставки автозапчастей, мобильных телефонов и других девайсов.

Другими словами, все китайское превратилось в глобальную угрозу только потому, что оно китайское. Главное экономическое сообщение, посылаемое коронавирусом с первых минут его распространения — что будет после Китая? Вирус продемонстрировал важность этой страны для мировой экономики, но в то же время доказал необходимость полагаться на различные источники для импорта того или иного товара. Во-первых, это поиск способов диверсифицировать свой импорт и найти альтернативы Китаю, если последний по какой-либо причине прекращает поставлять свой товар. Во-вторых, это поиск альтернативных потребительских рынков для своих товаров и отказ от зависимости от одного рынка — китайского.

Однако активные игроки мирового рынка не сразу услышали это послание. Да, лучше поздно, чем никогда, но последние несколько недель они уверенно заявляли, что глобальная вспышка коронавируса не нанесет вреда мировым финансовым рынкам. Значительно вырос даже глобальный фондовый индекс Standard & Poor's 500. Ведь считается, если индекс растет, значит растет фондовый рынок, а если все хорошо на рынке, все хорошо в мире в целом.

Коронавирус — не кратковременное явление. МВФ ищет возможности

Начиная с 25 февраля 2020 года стали распространяться отчеты о зараженных в крупных экономиках, таких как Южная Корея и Италия. На финансовых рынках начинают осознавать, что может случиться нечто плохое и некоторый пессимизм никому не повредит. После этих отчетов глобальный индекс Standard & Poor's 500 упал на 7%, что кажется небольшим падением, но в мире бирж это опасное явление — любое падение индекса всегда пугает. Кроме того доходность облигаций казначейства США упала до рекордно низкого уровня.

Низкая доходность означает, что инвесторы становятся подозрительными и ожидают значительных экономических потерь. Иными словами, владельцы капитала чувствуют себя в гораздо большей опасности в связи с коронавирусом, нежели прямой экономической конфронтацией между Соединенными Штатами и Китаем.

Как пояснил Патрик Хованец (Patrick Chovanec), советник по управлению активами в Silver Crest, все было бы иначе, если бы закрылась только фондовая биржа в Ухане — родине коронавируса, но если закроется весь Китай, то приостановит работу весь азиатский фондовый рынок. Если это случится, то биржи закроются по всему миру. Хованец называет это самым страшным кошмаром для мировой экономики.

Владельцы ценных бумаг настаивают, что коронавирус может оказаться сезонным вирусом, опасность которого исчезнет с уходом зимы. Таким образом, по их мнению, это лишь временное явление, замедлившее рост китайской экономики на четверть года, и вмешательство центральных банков может быстро решить все проблемы. Как утверждается в заявлениях Кристины Георгиевой (Kristina Georgieva — главный исполнительный директор Всемирного банка — прим. ред.), МВФ будет крайним средством для стран, затронутых эпидемией, и фонд предоставит им необходимые средства и будет работать над уменьшением долгового бремени.

Кредиты не решат проблему. Единственная надежда — вакцина

Меган Грин (Megan Green) из Гарварда обратила внимание на то, что упустили из виду оптимисты. Нынешнюю ситуацию от торговой войны между США и Китаем отличает один существенный момент — процесс восстановления. Когда Соединенные Штаты ввели дополнительные таможенные пошлины на китайские товары, они сделали это в отношении конкретной их части. Когда эти дополнительные пошлины отменят, цена на товары вернется к обычному уровню, а значит, то же самое произойдет с прибылью.

В случае со вспышкой коронавируса и любой другой эпидемии под угрозой находится также сектор услуг. Если туристический отель лишится гостей на месяц из-за решения ввести запрет на авиасообщение и въезд для иностранцев, после отмены последнего отель еще долго не получит былую прибыль. Как пишет газета New York Times, если дополнительные пошлины и экономические санкции бросают песок в глаза мировой экономики, то коронавирус может полностью ее им засыпать.

Ситуацию усугубляет то, что план спасения, предложенный оптимистами, ожидает провал. Вмешательство центральных банков для оживления мировой экономики не принесет нужные результаты. Денежный поток оживляет экономику в том случае, если причиной рецессии является неэффективная финансовая политика государства или обвал курса валют по каким-либо политическим и экономическим причинам.

Однако в случае с пандемией, если центральные банки предоставят каждой стране огромные кредиты, заставит ли это медицинские организации заявить, что возобновление работы заводов и открытие аэропортов и отелей безопасно? Разве снижение процентных ставок и стоимости ценных бумаг для поощрения инвестиций заставит зараженных людей вернуться к работе, а напуганных вирусом купить турпутевку в страну, где он есть?

Разумеется, нет. Возможно, понимание всей картины побудило экономиста Кришну Джа (Krishna Jah) заявить, что лучше иметь вакцину против вируса, чем полагаться на снижение процентной ставки.

От SARS до коронавируса. Чем они отличаются?

Как сообщила в феврале Международная ассоциация воздушного транспорта (International Air Transport Association — IATA), снижение спроса на внутренние и международные рейсы всего за несколько последних недель обошелся мировой авиационной промышленности в 29,3 миллиарда долларов. Компания Hermes заявила, что еще не подсчитала свои потери, но производители предметов роскоши будут еще долго страдать от последствий вспышки вируса.

По словам представителей компании Apple, ожидается дефицит поставок iPhone из-за закрытия заводов в Китае. Как признался автомобильный гигант Jaguar, запасные части на его британских заводах закончатся уже в марте 2020 года, поскольку компания ввозила их из Китая в Великобританию. Пострадала не только Jaguar, но и Toyota, Volkswagen, General Motors, Hyundai и другие компании, не имеющие возможности возобновить работу.

Это не первый случай, когда китайская и вместе с ней мировая экономика находятся под угрозой. Подобное уже имело место в 2003 году во время вспышки атипичной пневмонии, однако теперь она кажется незначительным потрясением по сравнению с «цунами» коронавируса.

В 2003 году на долю Китая приходилось 4% мировой экономики, это небольшой показатель по сравнению с оставшимися 96%, но на самом деле он огромен, поскольку одна страна может с легкостью изменить ситуацию во всем мире. Что говорить о настоящем времени, когда на Китай приходится уже 14% мировой экономики?

В 2003 году экономика каждой отдельной страны еще оставалась самостоятельной единицей, и не было такого количества транснациональных компаний. Нынешняя мировая экономика как никогда ранее подвержена эффекту домино — если рухнет одна экономика, за ней последуют все остальные. Однако, несмотря на экономическую взаимозависимость, в последние годы усилился национализм, что может затруднить координацию действий для принятия общих мер в ответ на кризис. Кроме того, центральные банки еще не справились с последствиями глобального кризиса, имевшего место в 2008 году.

Никто не спасется. Экономический кризис затронет каждого

Коронавирус несет с собой экономические последствия повсюду, и где бы он ни возник, появляются экономические симптомы болезни. Наиболее пострадавшие от вируса страны после Китая, такие как Южная Корея, Япония и Германия переживают плохие времена, поскольку их экономика уже была ослаблена и только начала восстанавливаться. Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин (Moon Jae-in) объявил чрезвычайное положение и призвал принять меры для снижения возможного ущерба экономике своей страны, но, кажется, это бесполезно.

Европа столкнулась с рекордным снижением курса евро по отношению к доллару за последние три года.

Если вернуться в Азию, то нужно упомянуть Сингапур, изменивший прогноз экономического роста на 2020 год. Власти разработали пакет мер для стимулирования экономики на несколько миллиардов долларов, чтобы противостоять рецессии. Малайзия и Таиланд также пересмотрели прогнозы роста и выделили миллиарды долларов на восстановление экономики страны. Если указанные три страны заняли активную превентивную позицию, Японии приходится бороться с уже имеющимися последствиями катастрофы.

Япония занимает второе место после Китая по числе зараженных коронавирусом. Экономические показатели в этой стране свидетельствуют о спаде, которого страна не знала последние пять лет. Закрываются местные заводы, возникают перебои в поставках запчастей для автомобилей двух популярных брендов — Toyota и Nissan.

Также вирус нанесет большой урон китайской инициативе «Один пояс — один путь». Китайские компании, участвующие в соответствующих проектах, столкнутся с ростом издержек и пострадают от перебоев с поставками и рабочей силой. Предоставленные участникам инициативы китайские кредиты будут отсрочены, что скажется на экономике этих стран. Большинство из них в значительной степени зависят от китайских денег.

Небезопасно. Отрицание не принесет пользы Соединенным Штатам

Соединенные Штаты, которые в настоящее время чувствуют себя в безопасности, окажутся под угрозой в следующем сельскохозяйственном сезоне. Они разработали несколько планов для экспорта большого количества сельскохозяйственной продукции и других товаров в Китай. Также было заключено несколько соглашений об экспорте американских энергоносителей в эту страну.

Это не значит, что негативное влияние вспышки коронавируса затронет Соединенные Штаты лишь через несколько месяцев. Как сообщают игроки на фондовом рынке, процесс уже запущен. 27 февраля мировой фондовый рынок пережил худшую неделю со времен глобального финансового кризиса в 2008 году. В тот день цены на нефть находились на рекордно низком уровне с января 2019 года.

Новые факты заставили тех, кто первоначально успокаивал мир, отступить от своих прежних оптимистичных прогнозов. Так, глава МВФ Кристина Георгиева заявила, что распространение эпидемии происходит очень быстро, а значит, будет иметь серьезные последствия для мировой экономики. Так что в ближайшие дни судьба мира зависит не от экономистов, а эпидемиологов, и единственная политика, которая сегодня действительно имеет значение, это политика, направленная на борьбу с распространением коронавируса, а не спасение экономики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.