Пандемия коронавируса добралась и до Украины. Для администрации Зеленского это случилось в самый неподходящий момент — экономический спад и политические неурядицы и без того заметно снизили еще недавно рекордный рейтинг президента. Эпидемия, расшатывающая основы даже куда более стабильных государств, может обернуться для Зе-команды самыми серьезными последствиями.

Карантин и недоверие

Несмотря на то, что подтвержденных случаев заболевания в стране не так уж и много, украинские власти сразу же перешли к радикальным мерам против коронавируса. Президент объявил о введении общенационального карантина, границы были закрыты для иностранцев, в столице, невзирая на риск транспортного коллапса, остановлено метро, а в областях, где были зафиксированы случаи заболевания, введено чрезвычайное положение. В своем обращении к нации Зеленский назвал эти меры «непопулярными и жесткими решениями».

Очевидно, что президент, понимая неизбежность закрытия страны, стремится сделать это до того, как количество смертельных случаев от коронавируса спровоцирует панику и беспорядки. Многие в стране считают такие действия Зеленского иррациональными, экономический ущерб от карантина может быть слишком большим, однако гуманитарные аспекты для Зеленского обычно перевешивают экономические издержки.

Другое дело, что благие начинания президента из-за плохой коммуникации с обществом и административного хаоса иногда выходят боком. Тут можно вспомнить, как операция по эвакуации украинцев из китайского очага эпидемии обернулась массовыми беспорядками в регионах, где начались протесты против размещения у них эвакуированных соотечественников.

Несмотря на относительно высокий рейтинг самого Зеленского, тотальное недоверие украинцев к действиям власти никуда не делось и остается одним из главных принципов в их поведении. А в экстремальных обстоятельствах это недоверие быстро принимает радикальные формы.

Кроме того, связанные с эвакуацией беспорядки наглядно показали, насколько низок уровень авторитета местных властей, включая новых губернаторов, назначенных уже Зеленским. Разруливать конфликты с населением пришлось министру внутренних дел Авакову, в очередной раз доказавшему свою незаменимость.

Другой проблемой в борьбе с эпидемией станет непобедимая украинская коррупция. Накануне объявления карантина в оппозиционных Зеленскому СМИ появились сообщения, что Украина осталась без медицинских масок — их якобы продали огромными партиями в Китай, а возможным организатором схемы называли нардепа от «Слуги народа» Михаила Радуцкого, главу парламентского комитета по здравоохранению. Результатов расследования пока нет, но в любом случае дефицитом масок уже воспользовались спекулянты, подняв на них цену. В ответ правительству даны полномочия по контролю за ценами на лекарства, медицинские и социально значимые товары.

Потенциальным источником коррупции может стать утвержденный Верховной радой комплекс мер по борьбе с эпидемией, куда, например, входит закупка медицинских товаров в обход стандартных процедур госзакупок и с освобождением от ввозных пошлин. Как и многие другие позитивные начинания Зеленского, общенациональная кампания борьбы с эпидемией с самого начала сталкивается с печальными реалиями страны, а суровость принятых мер ограничивается халатностью их исполнения.

Закрывающаяся Европа

Для находящейся на спаде украинской экономики карантинные меры станут серьезным ударом. Значительных резервов, которые выделяют на поддержку бизнеса богатые страны, в украинской казне нет. Чтобы компенсировать потери мелкого и среднего бизнеса от карантина, Зеленский поручил объявить кредитные и налоговые каникулы. В прошлый раз Украина прибегала к таким мерам во время событий 2014 года.

Ограничительные меры уже спровоцировали валютную панику: государственный «Приватбанк» ограничил выдачу наличных долларов. В этих условиях Зеленский поручил Минфину обратиться за помощью к МВФ, а сам провел закрытую встречу с представителями олигархии — Коломойским, Ахметовым и другими, на которой призвал крупный капитал поддержать государство в трудную минуту.

Позже президент сообщил, что речь может идти о сумме 12-13 млрд гривен (около $450-500 млн). Кроме того, стало известно, что каждому из олигархов Зеленский поручил курировать конкретный регион: Ахметов будет заниматься Донбассом и Западной Украиной, Коломойский — Запорожской областью, Пинчук — Днепропетровской и так далее. Эта стратегия также напоминает события 2014 года, когда и.о. президента Турчинов назначал крупных капиталистов губернаторами восточных регионов, чтобы они за свой счет обеспечили их оборону от сепаратистов.

Помимо внутренних потерь, на украинской экономике неизбежно скажутся глобальные экономические проблемы. Деньги уходят с рынков развивающихся стран, а экспортные отрасли столкнутся с падением цен и спроса. Привлечение инвестиций станет невозможным минимум ближайшие полгода, что создает риск дефолта по внешним обязательствам.

Бывший премьер Гончарук констатировал, что в 2020 году на выплаты по долгам уйдет почти треть расходной части бюджета Украины («каждая третья гривна»). О том, что дефолт неизбежен (и не страшен), регулярно заявляет близкий к власти Игорь Коломойский. «По моему мнению, мы должны поступить с нашими кредиторами, как Греция. Это пример для Украины… Если Зеленский будет слушать (Запад) и не принимать собственных решений, он закончит, как Порошенко», — говорил он в интервью The Financial Times.

Интерес Коломойского здесь понятен — он считает, что именно требования МВФ стоят за национализацией его «Приватбанка», равно как и за отказом вернуть банк под контроль олигарха. А лишение Украины внешней поддержки неизбежно поставит государство в еще большую зависимость от олигархии.

Существенный удар эпидемия коронавируса наносит по украинским трудовым мигрантам в Европе, которые давно стали одним из главных доноров украинской экономики. По подсчетам Министерства экономики, их денежные переводы на родину по итогам 2019 года составили около $12 млрд.

Теперь мигранты в срочном порядке покидают охваченную эпидемией Европу, что может всерьез расшатать социально-экономическую ситуацию на западе страны. Из Польши, где находится значительная часть украинских заробитчан, были запущены спецпоезда для эвакуации украинцев, поскольку на границе возникли большие очереди, а за место в микроавтобусе требуют до $150 (речь идет прежде всего о сезонных рабочих и сотрудниках сферы обслуживания, лишившихся заработка из-за карантина). Минтранс оценивает нагрузку по эвакуации своих граждан из охваченных эпидемией стран в $4,1 млн.

Cворачивание доступа на европейский рынок труда может спровоцировать рост евроскептицизма в украинском обществе. Здесь с тревогой наблюдают за торжеством национального эгоизма над общеевропейской солидарностью в ходе борьбы с эпидемией. Равнодушие евробюрократии к проблемам Италии и Испании, страны еврозоны, самостоятельно борющиеся с коронавирусом, — все это остужает европейские устремления украинцев. В перспективе это может усилить пророссийский вектор в украинской политике, хотя многое тут будет зависеть от того, насколько эффективно пройдет борьба с эпидемией в самой России.

Введение общенационального карантина неизбежно породило подозрения, что администрация Зеленского попытается воспользоваться ограничениями на массовые собрания, чтобы протолкнуть непопулярные меры, — например, закон о земле, который не раз вызывал массовые протесты. Однако если такие планы и были, то в итоге от них решили отказаться.

17 марта Верховная рада, проголосовав за нового генпрокурора (им стала Ирина Венедиктова) и назначения в кабмине, прервала пленарные заседания до начала апреля. Впрочем, депутаты обязались собираться по экстренным поводам за 24 часа. К слову, зафиксирован первый случай заражения среди депутатов — коронавирус обнаружили у нардепа-мажоритарщика от Луганской области Сергея Шахова.

В условиях чрезвычайной ситуации все большей критике подвергается система власти, созданная Зеленским, где ключевые решения принимают президент и его ближний круг. Бывший соратник Зеленского, экс-секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Данилюк ставит под сомнение ее эффективность: «Сохранение концентрации ответственности на президенте на нынешнем уровне является крайне опасным для стабильности власти в этой ситуации».

Впрочем, предлагаемое Данилюком решение — создание парламентской коалиции «национального спасения» — выглядит утопией. Эгоистичные украинские элиты скорее с удовольствием понаблюдают за тем, как Зеленский будет тонуть в борьбе с эпидемией. В прошлом в украинской политике уже был подобный пример, когда премьер Юлия Тимошенко в 2009 году оказалась привязанной к токсичной теме борьбы с эпидемией свиного гриппа, что обвалило ее рейтинг.

Важный политический аспект коронавирусной эпопеи — слабость губернаторской вертикали. Эпидемия застала Украину в процессе децентрализации — реформа должна расширить полномочия выборных местных властей и заменить губернаторов (глав областных администраций, назначаемых из Киева) на префектов с ограниченными полномочиями.

Пока же назначенные Зеленским губернаторы часто не пользуются авторитетом на местах и конфликтуют с местными элитами. «Как следствие, губернаторы, которые по факту представляют в регионах центральную власть, превращаются из реальной власти в ее атрибут, и в кризисных ситуациях не они определяют, что и как происходит у них в регионах», — пишет главред «Украинской правды» Севгиль Мусаева.

Характерный пример регионального саботажа — заявления мэра Харькова Геннадия Кернеса, выступавшего против закрытия метро в этом городе-миллионнике. Чтобы урезонить Кернеса, Зеленскому пришлось публично угрожать ему уголовным преследованием. В условиях распространения эпидемии слабость региональной политики будет давать о себе знать.

Между Кремлем и Аваковым

Эпидемия коронавируса существенно изменит и глобальную повестку. Украина, успевшая привыкнуть к тому, что ее проблемы остаются в числе приоритетных для мирового сообщества, должна быть готова к тому, что вопросы Крыма и Донбасса отойдут на второй план, миру будет просто не до них.

Находить взаимопонимание Киеву придется прежде всего с Москвой, которая не преминет воспользоваться ситуацией в свою пользу. То, что глава офиса президента Андрей Ермак и замглавы президентской администрации РФ Дмитрий Козак подписали соглашение о создании консультативной группы с участием представителей самопровозглашенных республик, уже вызвало недовольство национал-патриотической оппозиции, обвинившей Зеленского в легализации сепаратистов.

Карантинные мероприятия на время предотвратили массовые протесты, однако при первом удобном случае они вспыхнут вновь. Тем более что с национал-патриотами солидаризировалась часть пропрезидентской партии: 28 депутатов из фракции «Слуги народа» подписали протест против создания этой консультативной группы.

В сумме возникает критическая масса проблем, выглядящая все более неподъемной для команды благонамеренных идеалистов и дилетантов. С каждым днем Зеленскому все труднее отвечать на новые вызовы, которые ставят в тупик даже его куда более опытных европейских коллег, в отчаянии сравнивающих текущий кризис с событиями Второй мировой войны.

В этих условиях вызванный эпидемией хаос в сочетании со старыми политическими проблемами может усилить авторитарный импульс в украинском обществе. Явно вырастет влияние силовиков, ответственных за карантинные мероприятия, а значит, и министра внутренних дел Арсена Авакова. Он уже требует ввести общенациональное ЧП и выступает с амбициозным «антикризисным планом», включающим увеличение дефицита бюджета и реструктуризацию внешнего долга, что выходит далеко за пределы его министерских полномочий.

Успешный пример Китая с его тотальной мобилизацией и контролем на фоне беспомощности демократических государств задаст в перспективе глобальный тренд. И если прошлый кризис демократии и антиэлитное восстание масс подарили Украине Зеленского, то чем обернется для нее возможный общемировой поворот к изоляционизму и твердой руке?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.