Спад из-за пандемии, возможно, достиг нижней точки в апреле-июне, когда ВВП падал рекордными темпами. Но учитывая, что рост замедлялся еще до пандемии, перспективы американской экономики остаются безрадостными. Один лишь эффект базы, вероятно, обеспечит в третьем квартале 2020 года положительный рост, однако признаки восстановления экономики США уже замедляются, а это означает, что нельзя исключить новый спад уже в четвертом квартале. И с ростом числа заболевших по всей стране усиливается вероятность, что рост ВВП США не вернется к допандемическому уровню еще долгие годы. 

Что произошло

Как и следовало ожидать, первоначальная оценка роста ВВП США, самое широкое мерило экономической активности, во втором квартале 2020 года резко упала, составив в годовом исчислении 32,9 процента. Хотя этот показатель несколько меньше консенсус-прогноза в 34 процента, этот спад — величайший за всю историю, по крайней мере, с 1940-х, когда США начали собирать квартальные данные. Рост ВВП в первом квартале также был снижен на 5 процентов.

В третьем квартале 2020 года экономика США, скорее всего, вырастет, так как пик карантина пришелся на апрель. Однако вспышки эпидемии ширятся по меньшей мере в 21 штате, а восстановление высокочастотных показателей экономической активности — например, оплаты по кредитной карте и уровня занятости гостиниц — замедляется. Это усугубит уже нанесенный ущерб доходам, потреблению, инвестициям и безработице. Даже умеренные меры сдерживания — например, продолжающееся социальное дистанцирование и удаленная работа для ряда профессий и отраслей, все равно подорвут экономическую активность. 29 июля председатель Федеральной резервной системы США Джером Пауэлл (Jerome Powell) подчеркнул эти опасения, недвусмысленно заявив, что «развитие экономики будет в значительной степени зависеть от распространения вируса» и что восстановление в США под вопросом.

 

  • Американские домохозяйства будут с осторожностью относиться ко всем расходам, кроме насущного потребления. Личное потребление, а на него приходится порядка двух третей ВВП США, во втором квартале сократилось в годовом исчислении на 34,6 процента. Доля личных сбережений в располагаемом доходе также почти утроилась — с 9,5 процента в первом квартале до 25,7 процента во втором.
  • Личные доходы во втором квартале подскочили на 32,6 процента — главным образом за счет государственных выплат, чье будущее неясно. Перспектива сворачивания расширенных пособий по безработице, даже если Конгресс утвердит временное продление, все же нагнетает неопределенность вокруг постоянного дохода и продолжит сокращать расходы потребителей: домохозяйства опасаются новых вспышек и усугубления безработицы.
  • Кроме того, по данным агентства «Рейтер», задолженность 17,3 миллиона американцев по арендной плате составляет в общей сложности 21,5 миллиарда долларов. Федеральный запрет на выселение истекает 31 июля, а Конгресс зашел в тупик насчет продления.
  • Крупнейшим тормозом для экономики будет оставаться безработица. Официальные данные по безработице склонны занижать ущерб рынку труда, поскольку отличить работников в неоплачиваем отпуске от выбывших из рынка труда непросто. Кроме того, завершение Программы защиты зарплат 8 августа грозит отсроченным сокращением рабочих мест, поскольку предприятия теряют поддержку на фоне падения продаж. Доля участия населения в рабочей силе составляет 61,5 процента — налицо небольшой рост, но его недостаточно, чтобы восстановиться после падения в феврале-апреле. Между тем число первичных обращений за пособиями по безработице за последний отчетный период (с учетом задержки) возросло впервые после бурного скачка в марте. Повторные заявки немного снизились, но скользящее среднее первоначальных заявок за четыре недели, по-видимому, застряло на уровне 1,4 миллиона — при этом ту или иную форму пособий предположительно получают более 30 миллионов американцев.
  • Ситуация для американских компаний не лучше, поскольку неопределенность вокруг узких мест — спроса и предложения — сохраняется, а прибыль корпораций продолжает падать. Во втором квартале инвестиции в основной капитал сократились на 27 процентов в годовом исчислении, а инвестиции в недвижимость упали на 38,7 процента. Инвестиции в нежилые здания и сооружения падают пять кварталов подряд без перспектив значительного восстановления в этом году, поскольку как крупным, так и мелким компаниям грозят банкротства. К концу июня о банкротстве по главе 11 (с целью финансового оздоровления) объявили более 3 тысяч 600 американских компаний, что на 26 процентов больше, чем за аналогичный период 2019 года и на 43 процента больше, чем в июне 2019 года, по данным юридической службы Epiq Global.
  • Между тем, на фоне федеральных трат государственные расходы выросли во втором квартале на 2,7 процента. Грядущий откат назад не вызывает сомнений, поскольку до сих пор нет единого мнения о необходимом объеме федерального стимулирования. Ограничению расходов будет способствовать и сокращение государственных и местных доходов, поскольку в 48 штатах из 50 в той или иной форме действует требование сбалансированного бюджета, как сообщает Управление по подотчетности правительства США. Для сравнения, чтобы оправиться от рецессии 2007 года государственным и местным властям потребовалось 10 лет.
  • Хотя чистый экспорт США (конечная категория расходов ВВП) во втором квартале незначительно вырос, перспективы торговли остаются неопределенными на фоне резкого падения мирового спроса и обострения напряженности между США и Китаем.

 

Что дальше

 

Что касается политических контрмер, Пауэлл решительно дал понять, что ФРС достигла пределов своего арсенала — при всей готовности сделать все необходимое, чтобы сохранить экономику США на плаву на фоне обострения эпидемии covid-19. В будущем тяжелая работа ляжет на плечи фискальной политики. Точечный график с июньского заседания Федерального комитета по открытым рынкам демонстрирует единодушное мнение ФРС, что процентные ставки будут оставаться на уровне, близком к нулю, до 2021 года. Лишь два члена ожидают в 2022 году повышения, а идею отрицательных ставок Пауэлл не одобряет.

На фоне роста числа заболевших экономический рост в США может оставаться на допандемическом уровне в течение многих лет, что грозит подорвать федеральные расходы а, возможно, и способность Вашингтона оказывать глобальное влияние.

На выручку Конгрессу и Белому дому, которые как будто зашли в тупик из-за размера расходов и выплат, может пойти фискальная политика. И если фискальная политика должна принять на себя удар, но не может этого сделать, либо если у нее не хватает политической воли достичь соглашения, США грозит длительный период экономической стагнации, а возможности правительства реагировать на колебания делового цикла будут сильно ограничены.

Приоритеты федеральных расходов придется переориентировать, особенно когда уровень государственного долга достиг рекордного уровня, что также чревато последствиями для глобальной роли США, ограничивая их способность демонстрировать свою мощь, будь то жесткую или мягкую. Китай и Европа намного лучше США контролируют свои вспышки covid-19, и, хотят они того или нет, США придется составлять бюджеты в соответствии с имеющимися ресурсами — и не исключено, что для этого придется сократить военные расходы и иностранную помощь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.