В ближайшие дни датские норковые фермы закроются окончательно, так что заводчики на другом берегу Балтийского моря готовятся расширять производство. Крупнейшая меховая компания Финляндии набирает новых сотрудников, а Россия надеется нарастить экспорт «в отсутствие мощного конкурента».

Датские животноводы, которым в ближайшие месяцы придется распрощаться со своим делом, в гневе и печали.

Но решение датского правительства закрыть меховую промышленность вызвало бурные чувства и за рубежом. Правда, в некоторых странах это скорее повод для радости.

Уничтожение датской пушной индустрии открывает выгодные возможности ее привычным конкурентам на мировом рынке.

Российское Министерство промышленности и торговли видит в закрытии датских звероферм прекрасную возможность для российской пушной промышленности.

«Ожидается, что Дания не только утратит свои позиции на мировом рынке, но и станет нетто-импортером изделий из норкового меха», — говорится в заявлении министерства.

«Таким образом, российские экспортеры меха получают возможность в отсутствие сильного конкурента выйти на рынок, прежде практически недоступный для них из-за очень жесткой конкуренции со стороны местных производителей», — отметили в министерстве.

Подобные настроения слышны и в Финляндии, которая по количеству норковых ферм занимает второе место в Европе после Дании.

«Дания была лидером по производству норковых шуб и крупнейшей страной-экспортером в мире, так что это большое событие», — говорит генеральный директор финского мехового гиганта Saga Furs Магнус Юнг (Magnus Ljung).

Для меховой промышленности Финляндии это означает рост товарооборота и повышение цен. Финская Saga Furs, прямой конкурент датской Copenhagen Furs, собирается объявить набор новых сотрудников, чтобы не отставать от спроса, говорит Юнг.

«Для нас это означает, что объем продаж в других странах Европы увеличится, поэтому нам нужно больше людей. Это всегда приятно, особенно в разгар эпидемии и кризиса», — говорит Магнус Юнг.

Дания стоит особняком

Решение ускорить уже намеченную остановку норковых ферм поддержали лишь Нидерланды. В остальном же Дания с ее смелым решением закрыть все норковые фермы из-за мутаций коронавируса и риска заражения стоит особняком.

Инфекция среди норок наблюдается в ряде западных стран, хотя и в меньшем масштабе, чем в Дании.

В июле испанские власти распорядились уничтожить 100 тысяч норок после вспышки коронавируса на одной из ферм. Несколько ферм были уничтожены и в Греции.

В США больные зверьки обнаружились в трех разных штатах, но решений о массовом забое пока не поступало. Власти ограничились изоляцией зараженных хозяйств. Аналогичным образом поступили и в Швеции.

Финские власти летом активизировали тестирование животных после вспышек на норковых фермах в Дании и Нидерландах. Никаких признаков инфекции пока не обнаружено.

«В случае вспышки зараженных животных, возможно, придется уничтожить», — говорит глава отдела финского Управления безопасности продовольствия Терхи Лааксонен (Terhi Laaksonen). Но к масштабным вмешательствам в будущее отрасли это не приведет.

«Уничтожать всю популяцию культурной норки мы не планируем», — отметила Терхи Лааксонен.

В сильно пострадавшей от коронавируса России факт заражения норок власти отрицают.

«В России не зарегистрировано ни одного случая заражения норок коронавирусом», — заверила на днях Юлия Мелано из Россельхознадзора.

Однако заболевшие есть среди сотрудников норковых ферм. И тем не менее планов уничтожать животных из-за риска мутации или заражения пока нет, сообщил председатель Национальной ассоциации звероводов России Сергей Столбов. Это было бы «чересчур», добавил он.

Разведение норок идет на восток

Старший советник Отдела экономики пищевых продуктов и ресурсов Копенгагенского университета Хеннинг Отте Хансен (Henning Otte Hansen) предрек, что из-за датского решения значительный рост меховой промышленности ожидается в Финляндии и России.

Пока что единственные, кто прекратил производство норки из-за угрозы заражения и мутации, — Дания и Нидерланды. Жаркие споры о норковых фермах и риске заражения кипят в Ирландии, но решение прекратить производство пока не принято.

«Ясно, что страны, воздержавшиеся от этого шага, выиграют. Полагаю, мы увидим рост производства в Прибалтике, на Украине, в России и Китае. Производство просто переедет в другие страны», — говорит Хеннинг Отте Хансен.

То же можно сказать и о продажах и рынках сбыта. Ожидается, что в случае ликвидации датской Copenhagen Furs, анонсированного на прошлой неделе, через несколько лет значительная часть рынка отойдет ее финской сопернице Saga Furs.

«Что ж, будь я сотрудником Saga Furs, я бы, наверное, тоже ликовал», — признается Хеннинг Отте Хансен.

Еще один вопрос: не чревато ли закрытие пушной промышленности в Дании риском заражения или мутаций в других странах, где «уровень контроля не столь высок», рассуждает Хеннинг Отте Хансен.

«Если производство переедет на более крупные фермы в России и на Украине, ничем хорошим с точки зрения мутаций это не закончится», — считает он.

Но при этом датские фермы расположены гораздо кучнее, чем во многих других странах, — например, в той же Финляндии.

Магнус Юнг из финской Saga Furs убежден, что рынок меха в ближайшие годы будет расти — не в последнюю очередь благодаря спросу в Китае.

«Разумеется, есть риск, что другие страны пойдут по примеру Дании», — говорит Юнг.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.