Трубоукладчики швейцарской компании Allseas Group уже были на широте побережья шведской провинции Сконе и датского острова Борнхольм. Они рассчитывали завершить работу примерно за 20 дней.

Предполагалось, что где-то к середине 2020 года российский природный газ потечет к потребителям в Европе по трубопроводу «Северный поток — 2» через Балтийское море.

Но за несколько дней до Рождества 2019 года во время визита на базу ВВС Эндрюс Дональд Трамп взял ручку и подписал Закон о полномочиях в области национальной обороны (NDAA) на 2020 год.

Заодно президент подписал и Закон о защите энергетической безопасности Европы (PEESA). Вместе они повергли противоположный берег Атлантики в шок. Законы грозили санкциями компаниям, которые помогут достроить «Северный поток — 2».

На тот момент проект был почти завершен. Работа на газопроводе встала в тот же день, когда Трамп подписал оба закона. Угроза санкций ударила по самому слабому звену производственной цепочки.

Компании с мощностью, сопоставимой со швейцарской Allseas, на мировом рынке единицы. Суть американской угрозы — что их вычеркнут из будущих контрактов по всему миру, если работы по «Северному потоку — 2» будут завершены.

«Наш субподрядчик Allseas был вынужден прервать прокладку труб из-за угрозы санкций», — сообщил пресс-секретарь «Северного потока — 2» Йенс Мюллер (Jens Müller) в электронном письме.

Председатель комитета акционеров консорциума «Северный поток» и гарант тесного сотрудничества между Германией и Россией — бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder). Головной офис компании находится в швейцарском Цуге, а среди собственников числятся несколько европейских компаний. В совокупности им принадлежит 49 процентов газопровода.

Остальные 51 процент принадлежат владельцу контрольного пакета Газпрому, на который все и завязано.

На фотографии с официального сайта президента России двое серьезных мужчин сидят за столом и смотрят друг на друга. На заднем плане российские флаги. Владимир Путин регулярно встречается с главой Газпрома Алексеем Миллером в Кремле. Штаб-квартира государственного газового гиганта тоже находится в Москве.

Простое уравнение таково: «Северный поток» контролирует Газпром, а его, в свою очередь, контролирует Путин.

• Газовые сделки целого ряда стран Европы начинаются и заканчиваются Газпромом.
• Система строится на том, что Газпром контролирует «Северный поток» и что покупают и перепродают газ компании, а не страны.
• Оба «Северных потока» — компании-операторы, которые доставляют газ по своим трубопроводам за плату.
• Газ, который течет по трубопроводам, принадлежит Газпромэкспорту, дочерней компании Газпрома со штаб-квартирой в Санкт-Петербурге.
• Крупнейшие покупатели российского газа в Европе — компании Германии, Австрии, Нидерландов, Франции, Чехии и Дании. Все они заключили контракты с Газпромэкспортом.

Схема поставок газа в Европу насчитывает сложную бизнес-сеть, которая охватывает множество стран. Целых 14 европейских стран удовлетворяют свыше половины своих потребностей в газе за счет поставок из России. Доходы идут Газпромэкспорту, который предоставляет их материнской компании, а на практике — российскому государству.

В конечном счете возможности для бизнеса огромны — если ничто не мешает. На Газпром приходится 15 процентов мировой добычи природного газа и 17 процентов мировых запасов газа.

По расчетам «Северного потока — 2», странам ЕС придется к 2035 году нарастить импорт газа на 120 миллиардов кубометров в год. Когда (и если) вторая линия будет запущена, мощность «Северного потока — 2» составит 55 млрд кубометров. Вместе оба «потока» смогут поставлять в Европу вдвое больше — 110 миллиардов кубометров газа.

Для России и Владимира Путина американские санкции стали болезненным ударом. Доходы от газовых сделок с Европой для российской экономики жизненно важны. Если газовые вентили перекроют, рычагов, чтобы поддержать уровень жизни, избежать народного недовольства и продолжить масштабное перевооружение последнего десятилетия, сильно поубавится.

Газпром уже попал в санкционный список США после аннексии Крыма и начала войны на Украине в 2014 году. Однако новое законодательство 2019 года еще весомее. Пресс-секретарь «Северного потока — 2» Йенс Мюллер считает, что угроза санкций чревата серьезными последствиями:

«Санкции затронут 120 компаний и подорвут инвестиции в энергетический сектор в размере 12 миллиардов евро».

Уходящая администрация Трампа в ответ на эти аргументы лишь пожала плечами.

По словам госсекретаря Майка Помпео, перед компаниями-участницами «Северного потока — 2» встал выбор: «Выйти немедленно или смириться с последствиями».

В октябрьском заявлении США сообщалось, что «Госдепартамент и министерство финансов готовы использовать весь санкционный инструментарий, чтобы остановить строительство этих трубопроводов».

Действия Америки направлены против потребителей газа в Европе — и это не случайно.

Для Дональда Трампа те же газовые сделки Германии с русскими были красной тряпкой все его президентство. Трамп жестко критиковал канцлера Ангелу Меркель на саммитах НАТО и увязывал закупки газа с тем, что оборонные расходы Германии составляют недостаточную часть от ее ВВП.

Пресс-секретарь Йенс Мюллер подчеркивает, что «Северный поток — 2» строго соблюдает международное морское право. И выразил оптимизм насчет решения: «В свое время все будет готово».

Альтернативой может стать российское трубоукладочное судно «Академик Черский», которое сейчас проходит модернизацию на немецкой верфи на острове Рюген в Балтийском море. Судно может проложить оставшиеся трубы с помощью российских вспомогательных судов из Калининградской области.

В политическом плане «Северный поток» может рассчитывать на постоянную поддержку правительства Германии. Министр иностранных дел Германии Хайко Маас (Heiko Maas) сообщил в интервью информационному агентству RND, что рассчитывает, что «Северный поток — 2» будет достроен: «Вопрос лишь когда».

Газовый проект поддерживает и Еврокомиссия. 3 ноября, в день президентских выборов в США, президент Урсула фон дер Ляйен, бывший министр обороны Германии, написала в письме немецким европарламентариям, что Комиссия «внимательно следит» за текущей правовой деятельностью американской стороны:

«Комиссия категорически против односторонних санкций против европейских компаний, ведущих законный бизнес. Такие меры неприемлемы и противоречат международному праву».

Реакция США на резкую критику со стороны Еврокомиссии? В середине ноября угроза санкций лишь расширилась.

В преддверии предстоящего решения Закон о полномочиях в области национальной обороны (NDAA) на 2021 год Палата представителей и Сенат уже согласились ужесточить законодательство. Санкции коснутся компаний, занимающихся финансовым страхованием и отвечающих за техническую сертификацию в рамках проекта «Северный поток — 2».

«Если сертификацию удастся остановить, проект будет сложно завершить: ведь тогда придется искать сертификационное агентство, несмотря на риск санкций», — сказал энергетический аналитик московской Sova Capital Митч Дженнингс (Mitch Jennings) агентству Bloomberg.

В январе вступит в должность следующий президент США. Ничто не предвещает, что это как-то изменит американское отношение к «Северному потоку — 2». Скорее наоборот: Джо Байден, если это возможно, даже более жесткий его противник, чем Дональд Трамп.

Еще вице-президентом Байден предупреждал, что с трубопроводами по дну Балтийского моря Европа станет еще более зависимой от российского газа.

В преддверии визита в Стокгольм в августе 2016 года и переговоров с премьер-министром Стефаном Лёвéном (Stefan Löfven) администрация Обамы поставила во главу угла энергетическую безопасность Европы. МИД США заговорил об энергетической политике «холодной войны» на Балтике и заранее выразил «глубокую озабоченность».

Джо Байден подчеркнул, что Россия благодаря «Северному потоку — 2» сможет обойти Украину как транзитную страну для своего газа — чтобы избежать налогов и истощить доходы украинской казны. С ростом объемов Европе будет все труднее избавиться от закупок российского газа. «Лучшая альтернатива — это поставки сжиженного природного газа из Америки», — заявил тогда вице-президент.

На встрече с Лёвеном Байден попытался надавить на шведское правительство, чтобы оно помешало «Северному потоку — 2».

В июне 2018 года правительство по сути одобрило прокладку газопровода через шведскую экономическую зону. Обоснованием стало следующее: Конвенция по морскому праву и международному праву не предусматривает никаких юридических причин отклонять российскую заявку. Так что в этом смысле вопрос для Швеции уже решен.

Но на уровне ЕС этот вопрос вызывает политические споры на фоне угрозы американских санкций. Ряд восточноевропейских стран выступает против газопровода. Чехия, Венгрия, Польша, Словакия, Румыния, Эстония, Латвия, Литва и Хорватия ранее подписали письмо протеста в Европейскую Комиссию.

Дискуссия продолжается и в шведской политике. После неудачной попытки отравить критика российского режима Алексея Навального Ханс Валльмарк (Hans Wallmark, Умеренная партия) поинтересовался у министра иностранных дел Анн Линде (Ann Linde), намерено ли шведское правительство принять меры, чтобы остановить «Северный поток — 2»: «Такая позиция стала бы четким сигналом Кремлю, что мы не принимаем его политику в отношении как российских граждан, так и внешнего мира».

В ответ министр иностранных дел сообщила, что страны ЕС обсуждают, как это покушение повлияет на «отношения ЕС с Россией».

Сколько пространства для манёвра получит Джо Байден на посту президента, зависит от результатов перевыборов в сенат Джорджии в январе, где на карту поставлены два места. Победа демократов уравняла бы расстановку сил в Сенате (50 на 50), и тогда Байден смог бы воспользоваться голосом вице-президента Камалы Харрис, чтобы получить контроль над Конгрессом.

Ужесточенный закон о санкциях будет введен под занавес администрации Трампа, но применяться будет уже при Байдене и может иметь решающее влияние на отношения президента с Россией. Еще до президентских выборов государственное информационное агентство ТАСС писало, что США продолжают «крестовый поход» против «Северного потока — 2» и что это угрожает российским интересам. Теперь конфликт из-за газа в Балтийском море рискует обостриться.

Федеральное энергетическое агентство США видит в «Северном потоке — 2» «инструмент продолжающей российской агрессии против Украины», чтобы остановить ее сближение с США и Европой.

Вскоре после президентских выборов переходная группа Джо Байдена выступила с заявлением, что президент Байден будет «продолжать укреплять энергетическую независимость Европы» и что он считает «Северный поток — 2» «в принципе плохой идеей». Примерно так же он высказывался и будучи вице-президентом.

На немецком канале Deutsche Welle эксперт по энергетике Бенджамин Смит (Benjamin Smith), бывший советник министерства иностранных дел США, а ныне сотрудник Гарвардского университета, провел параллель между российским подходом к «Северному потоку — 2» и тем, как Китай использует свой огромный инфраструктурный проект «Новый шелковый путь» (он же «Один пояс, один путь»).

«В обоих случаях это проекция влияния. Если «Северный поток — 2» будет завершен, под угрозой окажется экономическая и стратегическая стабильность на Украине и в Европе вообще».

По словам Смита, нет никаких сомнений, что Джо Байден попытается остановить подконтрольный России газовый проект:

«Это не приоритет одного лишь Трампа. В основе противодействия «Северному потоку — 2» лежит взаимосвязь с национальной безопасностью США и наших ближайших союзников».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.