В санкционной войне, которая сейчас разворачивается между Западом и Белоруссией, одним из главных пострадавших может оказаться Украина. Она из тех немногих стран, на кого у Минска есть серьезные рычаги экономического давления, что ставит Киев перед непростым выбором. С одной стороны, нельзя не присоединиться к западной коалиции противников белорусского режима. С другой — плотные экономические связи Украины с Белоруссией выстраивались давно и помогали частично компенсировать потери от конфликта с Россией после 2014 года.

Пока украинские власти пытаются действовать осторожно, чтобы не спровоцировать слишком резкого ответа белорусской стороны. Однако сам Лукашенко, похоже, воспринимает любые санкции от Украины особенно болезненно, а потому готов использовать все возможности без оглядки на издержки, лишь бы отомстить южному соседу.

Обмен санкциями

Инцидент с самолетом Raynair вынудил Евросоюз резко усилить давление на Минск. Европейские страны закрывают свое воздушное пространство для белорусских самолетов, а европейские авиакомпании отменяют полеты в Белоруссию. Руководство ЕС готовится ввести санкции и в других областях — они могут коснуться финансовых транзакций, транзита, поставок нефти и даже экспорта продукции «Беларуськалия», главного источника валюты для белорусского бюджета. Возобновляют свои санкции и США.

В такой ситуации Украина, которая сделала сближение с Западом главной целью своей внешней политики, не может не реагировать — украинский кабмин тоже закрыл воздушное пространство для белорусских самолетов. Это решение означает, что добраться по воздуху теперь будет гораздо сложнее не только в Белоруссию, но и в Россию, потому что после отмены прямого авиасообщения большая часть поездок шла с пересадкой в Минске.

Также Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) объявил, что готовит санкции против деятелей режима Лукашенко, участвовавших в фальсификации выборов и репрессиях. А до этого Украина ввела дополнительные налоги на импорт белорусских автобусов и тракторов. Мэрия Львова пошла еще дальше и в индивидуальном порядке вообще отказалась закупать технику белорусских производителей.

Тем не менее реакция Киева по-прежнему остается более сдержанной, чем у стран Евросоюза. Украинские власти проявляют осторожность, потому что по многим ключевым товарам Украина сильно зависит от белорусского импорта. По данным Министерства экономики, в 2020 году Украина получила из Белоруссии практически весь импорт 92-го бензина, 70% импорта битума для правительственной программы «Большое строительство», 64% импорта 95-го бензина, 34% импорта дизельного топлива.

Кроме того, в последние годы Белоруссия стала одним из крупнейших поставщиков угля на украинский рынок. На белорусской территории нет крупных угольных месторождений, поэтому не исключено, что поставки через Белоруссию на самом деле идут из неподконтрольного Киеву Донбасса. Поставляется из Белоруссии и электроэнергия.

В целом по итогам 2020 года Белоруссия была в пятерке крупнейших импортеров на украинский рынок с долей 5,3% (около $2,9 млрд). Ее значение для украинского экспорта тоже не маленькое — седьмое место и доля 2,8% ($1,3 млрд).

Лукашенко осознает важность этих связей и готов шантажировать соседей. Как только Киев объявил о прекращении авиасообщения, Белорусская нефтяная компания заявила об ограничении поставок бензина А-95 с июня 2021-го под предлогом капитального ремонта на Мозырском нефтеперерабатывающем заводе. Кроме того, Минск ввел лицензии на импорт ряда украинских товаров, например кондитерских изделий.

Конечно, разрыв экономических отношений невыгоден и белорусской стороне, поэтому в условиях нарастающих западных санкций Минск вряд ли готов прекратить всякое сотрудничество еще и с Украиной. Но в то же время шаги Киева явно вызывают у Лукашенко особое раздражение, и он согласен на серьезные жертвы ради того, чтобы отомстить Украине, в которой видит лимитрофа Запада, вводящего санкции по указке извне (об этом, например, говорил в своем интервью «Коммерсанту» глава белорусского МИДа Владимир Макей).

В таких условиях украинские власти пытаются диверсифицировать риски. Одна из альтернатив белорусскому импорту — поставка нефтепродуктов из Азербайджана. Например, так планируется компенсировать нехватку на украинском рынке дизельного топлива после национализации трубопровода Медведчука и американских санкций против белорусских компаний.

Однако налаживание масштабных поставок из Азербайджана потребует времени. А в ближайшем будущем главным бенефициаром ухудшения экономических отношений с Белоруссией, скорее всего, станет олигарх Игорь Коломойский. Дефицит бензина позволит его Кременчугскому нефтеперерабатывающему заводу нарастить производство.

Сейчас доля «Укртатнафты» (совместная собственность группы «Приват» и НАК «Нафтогаз»), контролирующей этот НПЗ, на украинском рынке бензина составляет 43%. Как утверждают владельцы, мощностей завода хватит, чтобы увеличить производство вдвое. Это, в свою очередь, усилит позиции Коломойского накануне деолигархизации, задуманной президентом Зеленским.

Политические риски

Ухудшение отношений с Минском чревато для Киева и политическими осложнениями. Прежде всего, речь идет о переговорах по донбасскому урегулированию. Если в 2014-2015 годах Минск был идеальной нейтральной площадкой, то в 2021-м он уже не устраивает никого, кроме России и ее донбасских сателлитов.

Глава украинской делегации в Трехсторонней контактной группе Леонид Кравчук уже объявил, что работу невозможно продолжать в прежнем формате: «У нас не будет уже рейсов в Белоруссию, мы не сможем даже туда попасть». Разговоры о переносе переговоров из Минска, которые пошли сразу после начала белорусского кризиса, теперь могут перейти в практическую плоскость и стать предлогом для того, чтобы окончательно заблокировать и без того зашедший в тупик минский процесс. Со стороны Украины раздаются предложения перенести переговоры либо в нейтральную европейскую страну, либо в Молдавию, либо даже в Стамбул.

У Лукашенко внутри Украины остается все меньше союзников. Его главный партнер Виктор Медведчук под санкциями, как и ключевой для белорусских интересов актив — трубопровод «Прикарпатзападтранс», которым Медведчук управлял совместно с околовластным белорусским олигархом Николаем Воробьем. Сейчас злополучная труба отошла государственной «Укртранснафте», входящей в сферу влияния Коломойского.

Для ориентирующихся на Запад украинских национал-демократов минский режим совершенно неприемлем. Партия власти «Слуга народа», где в начале белорусского кризиса еще раздавались разные мнения о белорусских событиях, теперь перешла к единодушному осуждению Лукашенко. А нардепа Евгения Шевченко, публично выражавшего поддержку белорусскому лидеру, показательно исключили из фракции.

Напряжение в отношениях двух стран может продолжить расти — например, если получит развитие «белорусский след» в резонансном убийстве журналиста Павла Шеремета, который был острым критиком Лукашенко. В январе этого года бывший офицер белорусского КГБ Игорь Макар дал показания украинским спецслужбам о возможной причастности его коллег к убийству Шеремета. Учитывая, что нынешняя версия следствия разваливается, белорусский след может стать приоритетным, создав новый источник раздражения для Минска.

В результате украинские власти оказываются в сложной ситуации. С одной стороны, они не могут не продемонстрировать солидарность с западной коалицией в давлении на белорусский режим. Тем более что главные союзники Украины в ЕС — Польша и Литва — одновременно выступают и главными противниками Лукашенко. Начинает оказывать давление и растущая белорусская политэмиграция, с мнением которой Киеву приходится считаться.

С другой стороны, экономические отношения с Белоруссией слишком важны для украинской экономики, чтобы предпринимать какие-то резкие движения. Тут Зеленский, исходя из его нового образа государственника, не может позволить текущей конъюнктуре полностью заслонить прагматические соображения.

Однако жить, как раньше, все равно не получится. Нынешний белорусский кризис — лишь часть более масштабного размежевания на постсоветском пространстве, где стремительно формируются новые блоки в противостоянии России и Запада. Так получилось, что Украина и Белоруссия уже оказались в разных лагерях, и логика глобальной конфронтации будет и дальше разрывать казавшиеся незыблемыми связи как в политике, так и в экономике.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.