Беглый взгляд на презентацию финансовых результатов Газпрома за первый квартал 2021 года (по сравнению с первым кварталом 2020 года, то есть до пандемии) действует очень отрезвляюще на всех, кто по-прежнему интересуется реальными результатами европейской политики. Вот, что мы в ней видим:

1. Несмотря на локдауны и ограничительные меры, действовавшие в первый квартал 2021 г., Газпром значительно улучшил свои допандемийные результаты. Компания не просто восстановилась, а достигла исторического рекорда
2. Огромный рост выручки (+ 31%) и прибыли до вычета налогов и сборов (+ 38%). Исключительно высокая читая прибыль.
3. Рост стоимости акций на 110% при росте цен на газ с октября 2020 года по настоящее время на 64%
4. Рост потребления и общего импорта в Европe на 9% при снижении собственного производства европейских компаний (-10%) и импорта сжиженного природного газа (-25%)
5. Рекордно пустые газовые хранилища в апреле, которые обязательно нужно заполнить летом. Неважно, сколько это будет стоить — Европа просто не может позволить себе войти в следующую зиму без достаточного количества газа.

Почему все именно так, и как это произошло?

Европейская энергетическая политика на протяжении многих лет определяется климатическими целями. Их ведущей идеей всегда было закрытие угольных электростанций — основных источников выбросов углерода. Для этого необходимы высокие и растущие цены и квоты на выбросы углерода, которые уже достигли отметки 55 евро за тонну СО2. При таких ценах на углерод уголь совершенно неконкурентноспособен. Теоретически его следует заменить на различные возобновляемые источники энергии, но в реальности в какой-то мере с этим может справиться только биомасса — поэтому Европа стала всемирным уничтожителем лесов.

В условиях жесткой антиядерной политики единственной реально работающей альтернативой надежного производства электроэнергии остается природный газ. За последний год в Европе сложилась идеальная корреляция между ростом цен на углеродные квоты и ростом цен на газ. Дополнительное давление на стоимость газа оказывает высокий спрос в остальном мире — сжиженный природный газ из США, Катара и Австралии идет в основном в Азию, где также пытаются заменить уголь. Так что Европе остаются прежде всего газопроводы.

Или, проще говоря: трубопроводный газ является основным бенефициаром роста потребления природного газа в Европе. Газпром выигрывает!

Спустя несколько месяцев выйдет отчет о результатах Газпрома за второй квартал 2021 года. С учетом динамики цен на газ они, безусловно, будут еще лучше. В то время как крупные европейские компании — Shell, BP, Total, Eni — медленно душат тисками безумного зеленого популизма.

Но вернемся ненадолго домой: в 2021 году цена на газ в Болгарии будет расти в среднем на 11,5% в месяц — в январе стоимость природного газа составляла 26,93 лева за МВт*ч (без учета дополнительных сборов). В июне она составит 45,27 левов за МВт*ч, что на 68% больше, чем в начале года.

А теперь представим, что все наши ТЭЦ уже перешли с бурого угля на газ — наиболее реалистичная для них альтернатива в условиях европейской зеленой сделки! Что, по-вашему, будет с ценой на электроэнергию?

И, наконец, логичный, политически некорректный вопрос: кого обслуживает эта политика так называемых «европейских лидеров»?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.