Газопровод «Северный поток — 2» практически закончен. Сертификация — это последнее препятствие перед тем, как российский газ отправится по трубам напрямую в Германию, страну, которая возьмет на себя поставку большей части этого ключевого ресурса в Европейский союз. Эта инициатива будет иметь глубокие последствия для политической арены, которую оставляет Ангела Меркель.

«Украина будет настаивать на том, чтобы российский газопровод работал исключительно в соответствии с европейским законодательством, — заявляет Светлана Залищук, советник по международным вопросам председателя правления украинской газовой компании Нафтогаз. — Европейские правила препятствуют тому, чтобы „Северный поток — 2‟ становился инструментом для манипуляций Кремля. Поэтому сертификация станет важным тестом для Европейского Союза: сможет ли он защитить собственные нормы, когда речь идет о больших деньгах».

Борьба за «Северный поток — 2» идет в судах, что может позволить Польше и Украине отложить его запуск на многие месяцы. Есть два открытых фронта, и оба с прецедентами в пользу Киева: принцип европейской солидарности и директивы ЕС, регулирующие либерализацию рынка газа и электричества и известные как Третий энергетический пакет. В первом случае речь идет о победе Варшавы в деле Opal в Суде ЕС. Тогда суд отменил разрешение, данное Брюсселем Берлину, на использование этого трубопровода по максимуму, что ставило под угрозу энергетической безопасности Польши и Словакии, сокращая прохождение газа по их территории. Что касается Третьего энергетического пакета, Верховный суд Дюссельдорфа отклонил заявку российского Газпрома на освобождение от главного принципа этого антимонопольного законодательства: производство и дистрибуция газа должны быть разделены, чтобы способствовать конкуренции и обеспечить доступ третьим лицам.

Рост цен

«С „Северным потоком — 2" Германия получит более дешевый газ, однако остальные страны будут платить больше, а производство газа станет менее конкурентным, это не солидарный шаг», — предупреждает Сергей Макогон, генеральный директор «Оператор газотранспортной сети Украины». При этом компания уверена, что цены снизятся, если убрать монополию Газпрома в отношении «Северного потока — 2»: «Это не единственный производитель газа в России, есть сотня других, способных экспортировать газ в Европу, например, НОВАТЭК». Однако Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности, это мнение не разделяет: «Европейские компании могут закупать его даже в Ленинградской области, если хотят, однако, согласно российскому законодательству, только у Газпрома, поскольку он имеет монополию на экспорт».

Все эксперты, похоже, уверены в том, что газопровод будет функционировать, вопрос только в каком объеме. По словам Симонова, «вполне возможно, что суд сократит его до 50%», так сохранится транзит через Украину, как во время своей последней встречи с Ангелой Меркель и обещал Владимир Путин. Однако, по мнению Георга Цахманна (Georg Zachmann), исследователя Bruegel, «у Газпрома высокая квота на газ, и он будет очень сильно давить на власти», чтобы иметь возможность максимально его использовать. Поэтому, как он считает, «Европа должна вовлечь в игру Украину».

В деле замешана как политика, так и экономика. «Хотя может показаться совсем иначе, то, что для Киева газ станет дороже, неправда; это не зависит от близости к продавцу, — заявляет Уиллем Коппульс (Willem Coppoolse), три десятилетия проработавший на восточном рынке на таких гигантов как EDF, GDF Suez и Нафтогаз. — С момента либерализации сектора цена устанавливается в центрах европейского рынка. Если Россия не будет продавать газ Украине, она купит его у других, но при нынешней волатильности, это не так важно». По его оценке, разница может составлять около 20 центов, при том что за год цена на природный газ выросла с семи до 45 евро за мегаватт-час.

Новые условия

В любом случае, Украина нашла свое место в новых условиях. «У нас самые большие хранилища газа в Европе», — подчеркивает Макогон. 31 миллиард кубометров газа превращают страну в стратегический резерв для блока на случай сокращения поставок и колебания цен. Кроме того, страна идеально подходит Польше, которая пытается получить энергетическую независимость от Германии благодаря доступу к газопроводам Турции и Болгарии, и которая взамен может предложить Киеву сжиженный природный газ, который приходит в польские порты из разных частей света. Другими словами, так в восточной области Европы может консолидироваться альтернативный политико-экономический блок.

Действительно, недавно министры иностранных дел Украины и Польши выступили с критикой соглашения между Вашингтоном и Берлином, которое сняло ограничения с газопровода, поскольку «это позволит России укрепить разногласия между НАТО и ЕС». Эту игру также отмечает и Залищук, советник председателя правления Нафтогаза: «Администрация США ограничила санкции, чтобы попытаться создать альянс с Берлином для борьбы с Китаем».

«Если Украина перестанет быть страной транзита газа, Россия начнет вести себя более агрессивно на востоке. Трубы расположены всего в 70 километрах от Донбасса», — предупреждают в компании «Оператор газотранспортной сети Украины». Кстати, противостояние с Россией лишает Киев его основных запасов газа, экономической альтернативы тем трем миллиардам долларов, которые она потеряет, перестав быть транзитной зоной. «Потенциальные месторождения Черного моря могли бы превратить Украину в экспортера газа, однако Россия препятствует его добыче после незаконной аннексии Крыма», — заявляет Залищук.

Тот факт, что Европейский союз зависит от российского газа неоспорим. По данным Евростата, в 2020 году блок потребил 394 миллиардов кубометров газа. Из них 43% были импортированы из России и только 13 процентов произведены в ЕС. Кроме того, благодаря «Зеленому пакту для Европы» газ стал основным источником загрязнения, поскольку приоритет заключается в отказе от угля и атомной энергии. «20 лет назад Газпром не имел такого веса в Европе», — утверждает Коппульс. Однако Симонов смягчает краски: «Россия экспортирует газ в Западную Европу уже 50 лет, со времен, когда она была нашим идеологическим противником, и ни разу кран не перекрывался». Исключение составляют газовые войны с Украиной в 2006 и 2009 годах, когда часть Европы осталась без снабжения посреди зимы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.