Европа, несомненно, погружается во все более тяжелый энергетический кризис, и, разумеется, продолжаются поиски виновных. Больше всего критики обрушилось на Россию, которая вообще часто выступает в роли «дежурного виновника». Кое-кто утверждает, что Россия решила пользоваться газом, от которого зависит Европа, как «оружием». Россия, что тоже ожидаемо, открещивается и опровергает всю критику. Есть ли правда в обвинениях, и на основании каких аргументов их выдвигают? Ситуация неоднозначна, и это, возможно, самая важная тема сегодня в Европе. Давайте рассмотрим ее детально.

Стоимость природного газа значительно возросла — почти на 400 процентов с начала года. Это уже сейчас создает большие проблемы, и европейская промышленность вынуждена вернуться к «самым грязным» источникам энергии, таким как уголь и даже, что еще хуже, мазут. Ситуация тяжелая по всему миру. Об энергетическом кризисе мы писали в последние дни уже несколько раз.

Насколько Россия ответственна за эту ситуацию в Европе? Давайте обо всем по порядку. 35 процентов газа Европа импортирует из России. Эта цифра уже сама по себе вызывает у Европы беспокойство (особенно накануне зимы!), так как все понимают, что Россия, если отношения с ней полностью расстроятся, может просто «закрыть вентили», и в таком случае Европа элементарно замерзнет.

Конечно, этого не случится, поскольку в то же время «съежились» бы и российские доходы, которые очень зависят от экспорта газа. Но это не означает, что Россия в то же время не может параллельно с существующими коммерческими условиями предъявлять определенные требования, которые могут варьироваться от финансовых до геополитических и, разумеется, транслируются «между строк». Нечто в этом роде выразил Европе российский представитель при ЕС Владимир Чижов, который на прошлой неделе намекнул, что между поставками российского газа и европейским поведением может существовать определенная связь. Также он дал понять, что нынешний энергетический кризис в Европе можно было бы довольно быстро решить, если бы Европа перестала воспринимать Россию «как врага».

Понятно, что российский газ — это мощный инструмент в руках России, с помощью которого она может давить и влиять на Европу. Правда, российский президент Владимир Путин полностью опровергает утверждения о том, что Россия сокращает поставки газа, и подчеркивает, что все это «исключительно политические и необоснованные обвинения».

Но так ли это на самом деле? Здесь кое-что стоит пояснить, особенно что касается «сокращения российских поставок газа» Европе. Неправда, что Россия сокращает объемы. Россия отправляет Европе именно столько газа, сколько прописано в контрактах. Тогда в чем проблема? Проблема в том, что в этом году Европе требуется намного больше газа, и это связано с пандемией и недавним открытием экономик, то есть потребление резко пошло вверх, а запасы европейцы вовремя не пополнили.

Таким образом, Европа упрекает Россию в том, что она не поставляет или не хочет продавать ей больше газа, который европейцам сейчас так необходим. Так ли это? Здесь ответ, как говорится, зависит от того, кого спрашиваешь. В конце прошлого месяца Международное энергетическое агентство со штаб-квартирой в Париже опубликовало материал, в котором говорится, что Россия «могла бы увеличить экспорт газа в Европу».

На это заявление резко отреагировал сам Владимир Путин во время энергетического саммита в России на прошлой неделе. Он сказал, что российский Газпром уже сейчас поставляет Европе на десять процентов больше газа, чем поставлял в тот же период прошлого года. Кроме того, если прибавить еще и российский СПГ (его отправляют с российского полуострова Ямал в Северо-Западной Сибири через Карское море), то получается увеличение аж на 15 процентов по сравнению с прошлым годом.

Но Европе нужно еще больше, хотя Россия нисколько не виновата в этой ситуации. Как я уже писал, в этом году многие обстоятельства наложились друг на друга, и поэтому сложилась такая тяжелая ситуация. Спрос в Азии значительно возрос. Возобновляемые источники выработали меньше энергии (из-за безветрия). Лето выдалось очень жарким, а прошлая зима — очень холодной.

Понятно, что с точки зрения Европы эту проблему можно легко решить, если бы Россия согласилась увеличить поставки. Тогда кризис закончился бы. Но почему Россия этого не делает?

На то есть несколько причин, как рыночных, так и геополитических. Во-первых, недавно построенный газопровод «Северный поток — 2» еще не введен в эксплуатацию. Он ждет одобрения немецкого правительства. В Германии только что прошли выборы, и сейчас формируется коалиция. Насколько известно, в ней будет участвовать партия Зеленых, и ее представители, скорее всего, займут важные посты в правительстве. А для них борьба с российским энергетическим влиянием один из приоритетов.

Таким образом, Москва между строк транслирует следующее: «Вы хотите газ. Хорошо, он у нас есть. Но (для начала) нужно запустить «Северный поток — 2».

В будущем при появлении такой возможности Россия хотела бы поставлять по этой трассе бóльшие объемы газа, чтобы сократить поставки через Украину. Для русских это, во-первых, экономически более выгодно, так как путь к основным потребителям газа в Европе короче, если использовать «Северный поток — 2» (и «Северный поток — 1») между Германией и Россией. В то же время у этого проекта есть и геополитический аспект, так как Россия, разумеется, хочет сократить украинские доходы от транзита газа (кроме того, русские не хотят, чтобы Украина их шантажировала транзитными тарифами).

Раз уж речь пошла о рынке и геополитике, отмечу, что Россия всегда любила совмещать два в одном. Показательный пример — «Турецкий поток», благодаря которому Россия отправляет газ в Южную Европу и одновременно укрепляет свои отношения с Анкарой (что отражается на «непослушании» Эрдогана Соединенным Штатам в последнее время).

Но в то же время у России есть несколько очень весомых причин, не позволяющих ей увеличить поставки в Европу. Первая и самая важная, разумеется, заключается в том, что газ нужен самой России! По оценкам «Блумберга», в апреле текущего года отечественные хранилища Газпрома были заполнены всего на 16 процентов. Это очень мало, если учитывать, что в среднем к концу зимы у России хранилища заполнены на 35 — 40 процентов.

Долгая зима не пощадила и Россию, сократив ее запасы газа. Впереди еще одна морозная зима, и понятно, что Россия прежде всего должна позаботиться о собственных запасах, собственной промышленности и своем народе.

Газпром как раз этим и занимается, то есть выполняет две функции одновременно: он наполняет отечественные хранилища накануне зимы и в то же время отправляет в Европу столько газа, сколько обязался по действующим контрактам.

Понятно, что Европа могла бы обратиться к другим поставщикам, чтобы удовлетворить свои энергетические потребности и вообще не связываться с Россией. Но это невозможно. Более того, СПГ все чаще уплывает в Азию, и альтернатив России остается все меньше!

Ладно, Россия заботится о своих запасах, но когда же наконец можно ожидать увеличения объемов газа, поставляемых в Европу? Заместитель российского министра энергетики Евгений Грабчак сообщил, что пополнение российских запасов газа завершится к первому ноября. Таким образом, если его слова соответствуют действительности, в одиннадцатом месяце можно ожидать значительного увеличения экспортных поставок российского газа в Европу.

Значит, кризис закончится через пару недель? Может, да, а может, он еще больше обострится. Ведь тут в дело вмешается политика, а точнее зайдет речь о политизированных газопроводах. Если Россия увеличит поставки, то какую трассу она выберет для того, чтобы они достигли Европы? Ясно, что Россия не хочет отправлять газ через украинскую инфраструктуру времен СССР, по которой еще с тех пор газ перекачивают из Западной Сибири в Европу.

Кроме того, в Санкт-Петербурге открылась новая энергетическая биржа, и Россия, конечно, хотела бы, чтобы Европа начала закупать газ на ней.

Таким образом, у России есть несколько желаний, которые она хотела бы воплотить в ситуации, когда она понимает: ее газ незаменим. Вероятно, добиться всего не получится. Обеим сторонам придется в чем-то уступить, но что касается «Северного потока — 2», то тут Россия точно не даст слабину.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.