Немецкий регулятор BNetzA за сутки принял несколько важных решений: допустил к рассмотрению заявки на сертификацию Nord Stream 2 AG украинские компании ОГСТУ и «Нафтогаз», а также приостановил процесс сертификации. Что означают эти решения для Украины?

Процесс сертификации будет сложным

«Газпром» и его дочерняя компания Nord Stream 2 AG решили построить трубопровод, проходящий через территории и территориальные воды европейских государств — членов Европейского союза. Поэтому, чтобы получить разрешение на эксплуатацию, оператор трубопровода должен отвечать требованиям законодательства ЕС.

И хотя «Северный поток — 2» очень похож на своего предшественника «Северный поток — 1», сертифицировать его гораздо сложнее. Ведь требования к сертификации газопроводов в Европе с 2019 года ужесточились: энергетическое законодательство ЕС требует эффективного анбандлинга (разделение функций транспортировки и продажи газа), прозрачных тарифов и доступа третьих лиц к газопроводу.

Если россияне хотят запустить «Северный поток — 2», они должны сделать его соответствующим требованиям Третьего энергопакета, без каких-либо специальных режимов. И наша позиция — это то, что Германия и Европа имеют полное право требовать применения европейского энергетического законодательства по всей длине «Северного потока — 2» — от Усть-Луги в Российской Федерации до Грайфсвальда в Германии.

Почему приостановили сертификацию?

Сейчас процесс сертификации прервался формально, чтобы компания Nord Stream 2 AG (Швейцария), которая является владельцем газопровода, создала немецкую дочернюю компанию. И одна из версий, что уже эту дочь дочери «Газпром» попытается сертифицировать как владельца и оператора немецкой части газопровода.

Мы считаем очень своевременным вовлечение ОГТС в процесс рассмотрения заявки. Ведь наша позиция состоит в том, что ни Nord Stream 2 AG, ни немецкая дочерняя компания не могут и не должны быть сертифицированы как независимый оператор газотранспортной системы. И мы будем на этом настаивать.

«Разделение» и разные подходы к разным частям маршрута, по нашему мнению, бессмысленны. Ведь «Северный поток — 2» — один непрерывный газопровод, доступ к которому имеет только один поставщик газа. Создание очередной дочерней компании «Газпрома» не меняет ситуацию: требования о разделении, доступе третьих сторон и прозрачных тарифах должны применяться на всем расстоянии трубопровода.

Попытки сделать вид, что можно относиться по-разному к частям единого газопровода, в зависимости от того, где они расположены — в территориальных водах Германии и за их пределами, не соответствуют букве и духу европейского права. Это просто упражнения в искусственном правовом формализме.

Чего мы ждем от своего участия в процессе

BNetzA внимательно относится ко всем нюансам сертификации. Вовлечение в процесс польских и украинских компаний мы рассматриваем как дополнительную возможность ознакомиться с документацией и озвучить нашу позицию и обеспокоенность попытками «Газпрома» отступить от правил европейского законодательства.

Мы понимаем, что решение о приостановке процедуры сертификации не прекращает спора по поводу «Северного потока — 2». Это временный перерыв. И работа по части противостояния вредным последствиям этого проекта ведется в нескольких направлениях одновременно, включая обсуждение варианта санкций США.

Поэтому мы используем это время, чтобы ознакомиться с материалами процесса и объяснить нашу позицию.

«Газпром» шантажирует европейский рынок ограничением поставок газа и просит сделать исключение из всех правил своего газопровода. В то же время мы, на Украине, постоянно предлагаем дополнительные объемы для транзита газа в Европу и помогаем европейским трейдерам транспортировать газ для европейских потребителей.

Ольга Белькова, директор по вопросам взаимодействия с госорганами и международными организациями Оператора ГТС Украины

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.