Представители организованной преступности, бизнесмены и политики, особенно из стран Восточной Европы, стали часто использовать британские суды как инструмент для наказания или запугивания журналистов, которые задают слишком много неудобных вопросов. Эта ситуация угрожает самому существованию на востоке такого жанра, как журналистское расследование.

Олигархи и мафиози предпочитают теперь подавать иски в суды Англии и Уэльса, в которых бремя доказательства лежит на ответчике, а не на истце. Как пишет в своем докладе редактор Центра журналистских расследований Боснии и Герцеговины Дрю Салливан (Drew Sullivan), особенности британских законов, согласно которым журналист считается виновным, пока не докажет обратного, регулярно используют к своей выгоде не только миллиардеры из Саудовской Аравии, но даже некоторые тоталитарные режимы.

В докладе, опубликованном на прошлой неделе американским Центром международной помощи СМИ (Center for International Media Assistance), говорится о том, что, хотя сама проблема «судебного туризма» не нова, в последние годы она осложняется тем, что ежедневные газеты, у которых в той или иной степени были средства на судебную защиту своих репортеров, перестали проводить журналистские расследования, и эстафета перешла к малым некоммерческим интернет-изданиям, которые находятся в куда более тяжелом положении.

«Публикуя материалы в Интернете, СМИ сильно рискует – иск о клевете или диффамации в этом случае может быть подан практически в любой из стран мира», - указывает доклад.

«[Британские] законы, предоставляющие преимущество истцу, высокие штрафы за диффамацию, готовность британских судей принимать такие дела к рассмотрению и заоблачные размеры судебных издержек делают суды Соединенного Королевства удобным местом для олигархов, представителей организованной преступности и просто богатых бизнесменов».

Помимо Британии популярными направлениями «судебного туризма» в последнее время считаются Ирландия и Франция. Париж в этом качестве делает особенно привлекательным не столько размер штрафов (максимально составляющий 12 000 евро), сколько то, что клевета здесь до сих пор считается уголовным преступлением. Иногда истцу намного удобнее навесить на журналиста ярлык уголовника, чем просто обанкротить его или ее.

В докладе в частности упоминается о том, как в июне 2008 года украинский миллиардер Ринат Ахметов подал в суд на украинскую газету Kyiv Post и новостной сайт «Обозреватель», которые опубликовали статьи о нем. У Kyiv Post было в Британии не больше 100 подписчиков, но редакция испугалась и предпочла как можно быстрее уладить дело миром и принести извинения.

«Обозреватель», выходивший только на украинском языке и практически не имевший читателей в Британии, не мог позволить себе защиту, и в итоге г-ну Ахметову была присуждена обычная компенсация в 50000 фунтов.

«Из свидетельств прессы и показаний, дававшихся в парламенте, нам известно, что есть даже ряд адвокатов, которые специально разыскивают в газетах возможные поводы для исков, а затем звонят потенциальным истцам и предлагают организовать шумное судебное дело, - сообщил EUobserver г-н Салливан. – Получается своего рода навязывание профессиональных услуг».

Общественный проект г-на Салливана в рамках Центра журналистских расследований – Проект по журналистскому расследованию коррупции и деятельности организованной преступности (Organised Crime and Corruption Reporting Project), регулярно сталкивается с недовольством героев своих публикаций. В результате ему пришлось заключить постоянный контракт с британским адвокатом.

«Наша работа заключается в том, что мы исследуем деятельность фигур из мира организованной преступности, политиков, бизнесменов - людей, отличающихся высоким общественным положением. Скажем, в девяностые годы в России они бы просто послали кого-нибудь нас избить, но сейчас это сделать немного сложнее, поэтому они пытаются добиться того же самого в сущности эффекта с помощью правовых методов. В Восточной Европе это очень хорошо работает».

По его словам, чтобы положить конец искам, проект, возможно, закроет для британских пользователей доступ к своим материалам. «В Британии проживают, примерно, два процента наших читателей, зато оттуда исходят 97 процентов наших рисков», - говорит г-н Салливан.

Адвокат Марк Стивенс (Mark Stephens), специализирующийся на борьбе с «судебными туристами», рассказал нам историю проблемы, обострившейся в последние годы. «На самом деле, все началось еще в пятидесятых годах, когда Либераче подал в суд в ответ на обвинения в гомосексуализме и выиграл дело. Это как будто прорвало плотину, и многие из знаменитостей стали обращаться в подобных случаях в суд. Так было много лет подряд. Однако постепенно они начали понимать, что заплатить миллион пиарщику, проще, эффективнее и чревато меньшим ущербом для репутации, чем содержать команду адвокатов, и поток дел постепенно сошел на нет».

«Тогда адвокаты переключились на российских олигархов, миллиардеров из стран Персидского залива, транснациональные корпорации и глав тоталитарных государств. В итоге в последние годы Лондон превратился в мировую столицу дел о клевете».

Однако проблема не ограничивается одним только востоком. В 2007 году исландский инвестиционный банк Kaupthing подал в суд на датскую газету Ekstra Bladet после того, как ее репортер написал несколько статей, в которых критиковал принятую в банке практику увода от налогов средств богатых клиентов. Хотя статьи из Ekstra Bladet были опубликованы по-английски только на датских сайтах, на которые практически не заходят британские пользователи, британский суд принял дело к рассмотрению под предлогом того, что Лондон является крупным банковским центром, а директор Kaupthing проживает в Британии.

Испугавшись, что процесс обойдется ей слишком дорого, редакция газеты с самого начала выказала готовность идти на мировую. В итоге она оплатила банку услуги адвокатов, компенсировала ему дополнительный ущерб и извинилась перед ним.

В дальнейшем банк Kaupthing оказался в самом центре коллапса исландской экономики, а в декабре 2009 года его деятельность стала предметом расследования, которое проводит британское Управление по борьбе с крупными мошенничествами.