В ряду многочисленных нитей, которые скрепляют блок НАТО, а следовательно, и весь Запад, присутствие американского ядерного оружия на территории  пяти стран-членов не вызывает особой любви или понимания. И тем не менее, наличие этого оружия имеет жизненно важное значение. Серьезные силы по обе стороны Атлантики сегодня призывают разорвать эту нить. Прислушиваться к этим голосам не следует.

Призывы такого рода не новы. Сторонники разоружения давно уже пытаются воспользоваться любыми щелями и прорехами в броне западной системы пактов о ядерной безопасности и развернутых сил и средств. Но до недавнего времени их почти никто не слушал.

Однако слова канцлера Германии и президента Соединенных Штатов игнорировать трудно. Барак Обама подтвердил, а затем и присвоил священный статус цели уничтожения всего ядерного оружия на Земле. Это дало левофланговым антиядерным силам Европы возможность заявить о том, что они уже не маргиналы, а сподвижники американского президента.

Канцлер Ангела Меркель, испытывая давление со стороны собственного министра иностранных дел и его партии свободных демократов (а это ключевой элемент ее коалиции), отказалась от своей прежней позиции, и теперь открыто поддерживает эти призывы в качестве первого взноса в кампанию президента Обамы. Лидеры еще четырех стран – Бельгии, Люксембурга, Норвегии и Нидерландов – вторят заявлениям Меркель. (Пять стран, в которых размещено американское ядерное оружие - это Бельгия, Германия, Италия, Нидерланды и Турция. У Франции и Британии свои собственные ядерные арсеналы, причем у первой они не входят в структуру НАТО, а у второй входят.)

В качестве довода в пользу вывода ядерного оружия приводится утверждение о том, что "холодная война" закончилась, и теперь оно не имеет никакого смысла. Кое-кто даже заявляет, что его присутствие наносит вред. Для достижения прогресса в вопросах всеобщего разоружения и нераспространения Запад должен подать хороший пример. А это, среди прочего, подразумевает сокращение арсеналов, снижение степени готовности ядерных сил, а также уменьшение роли ядерного оружия в общей системе военного планирования. Отказ от передового развертывания способствует реализации этой последней цели.

Но целесообразно ли это? Целей у североатлантического альянса много, и они вряд ли исчерпали себя с окончанием "холодной войны". Да, НАТО можно называть реликтом "холодной войны"; но альянс никуда не делся, он на месте, и совершенно очевидно защищает коллективные интересы группы стран, имеющих общие ценности. Если мы намерены сохранить альянс, не следует ли нам также сохранить те механизмы обеспечения безопасности, которые делают его жизнеспособным?

Да, российские войска сегодня дислоцируются в сотнях километрах восточнее старого "железного занавеса". Но они все равно максимально приближены к западным границам России – насколько Москва осмеливается их приблизить. Кроме того, в их составе имеется 6000 единиц тактического ядерного оружия, в то время как у Америки в Европе всего 200 единиц такого оружия. Долгие годы любые попытки решить вопрос об этом серьезнейшем дисбалансе наталкиваются на ожесточенное российское сопротивление. В настоящее время США и Россия прорабатывают детали еще одного "всестороннего" соглашения по контролю вооружений, однако в нем данный тип оружия даже не упоминается.

Есть суровые факты, о которых мало пишут и которые явно недооценивают; и состоят они в том, что после окончания "холодной войны" Россия в своей военной доктрине все больше, а не меньше, полагается на ядерные силы. В этом есть своя логика, которую мы на Западе должны понять. Американская доктрина "массированного ответного удара", действовавшая в начале "холодной войны", безоговорочно признавала долговременное превосходство СССР в обычных средствах ведения войны, а также возможность применения нашей собственной ядерной мощи в целях противодействия им. Ослабевшая Россия просто воспользовалась положениями американской доктрины. Наличием  такого мощного арсенала отчасти объясняется то, почему Кремль без опасений запугивает не только бывшие советские республики и бывшие страны-сателлиты из Варшавского договора, но даже те государства, которые расположены в самом центре Евросоюза.

Вывод ядерного оружия также нанесет мощнейший удар по новым восточноевропейским членам альянса, которые уже чувствуют себя обманутыми из-за решения администрации Обамы отменить развертывание ключевых элементов системы противоракетной обороны в Польше и Чехии в качестве уступки России. Вполне возможно, что в ответ на такие действия эти страны могут потребовать, чтобы часть этого ядерного оружия вместо его полного вывода была просто переброшена на их территории  в качестве подтверждения сохраняющейся преданности США интересам их безопасности. Однако такой шаг немыслим для нынешней администрации. Россия несомненно возразит, причем очень громко. И весь запас доброй воли, накопленный благодаря прежним отказам от размещения вооружений (по общему признанию, запас это невелик), будет конфискован, причем с выплатой процентов. Лучше сохранить это оружие там, где оно находится, и пусть оно остается гарантией безопасности всего альянса.

Кроме того, далеко не факт, что вывод этого оружия поможет активизировать дальнейшие международные усилия по нераспространению, как считают сторонники разоружения. На самом деле, на любом международном форуме по этой тематике (два таких крупных форума состоятся в ближайшие два месяца) западные участники гарантированно получают в свой адрес целую кучу обвинений в "лицемерии" из-за того, что еще не полностью разоружились и не отказались от своих ядерных арсеналов. Но скорее всего, данные обвинения просто болтовня, цель которой – отвлечь внимание от некоторых государств, неотступно стремящихся стать обладателями ядерного оружия, а также от безразличия или злорадства других стран по поводу любых событий, снижающих влияние Запада. Если угрозы введения санкций и нанесения военных ударов не заставили Иран свернуть со своего нынешнего курса, то как можно думать, что этой цели можно добиться, убрав с ядерной шахматной доски Европы несколько американских фигур?

Официально никакого решения не будет принято до тех пор, пока в следующем месяце не пройдет конференция НАТО на уровне министров. Неофициально этот вопрос, возможно, уже решен в ходе внутренних дебатов по поводу новой американской ядерной доктрины (Nuclear Posture Review) администрации Обамы, рассмотрение которой откладывалось уже трижды. Весьма неожиданной стала позиция госдепартамента, выступившего за сохранение существующего положения вещей. Внешнеполитическое ведомство выразило обеспокоенность тем, что вывод ядерного оружия может оказать негативное воздействие на альянсы с участием США. И беспокоится оно совершенно правильно.

Есть иной, лучший подход. Надо начать переговоры по давно уже находящейся под запретом теме тактических ядерных сил России. Поскольку здесь соотношение составляет 30 к одному, найти взаимопонимание будет нелегко. Но если конечная цель это ноль, то пусть это будет ноль с обеих сторон. В качестве прецедента мы можем взять знаменитый "нулевой вариант" президента Рональда Рейгана в отношении баллистических ракет средней дальности. Когда он произнес эти слова впервые, такой вариант казался невозможным. Но замыслы Рейгана стали реальностью, когда в 1987 году был подписан Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Такое достижение стало бы конкретным взносом в копилку процесса полной ликвидации ядерных арсеналов во всем мире. А вывод в одностороннем порядке каких-то жалких 200 боезарядов даст противоположный результат. У нас по-прежнему будет на несколько тысяч боеголовок меньше, мы ослабим свой главный альянс и усилим наших противников. Это не взнос. Это попытка взять кредит в момент, когда мы по уши в долгах.

Майкл Энтон – писатель из Нью-Йорка, занимавший в администрации Буша руководящие посты в органах национальной безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.