Подобное могло произойти только в реальной жизни. Ни один писатель и в мыслях не мог бы себе представить такой трагедии, такого единства места и клубка противоречий, которые, наконец, заставили Польшу в субботу перевернуть долгую и мрачную страницу своей истории и по-настоящему войти, влететь в новое столетие.

Дело не только в том, что страна потеряла своего президента, или в том, что катастрофа обезглавила все польское государство: помимо Леха Качиньского в самолете находились многие высшие государственные чиновники, а также лидеры его партии "Право и справедливость" (крупное объединение правых сил, которое за несколько секунд лишилось всего своего руководства). Стоит обратить внимание на то, что все эти люди сопровождали президента не в рамках какого-либо обычного официального визита..  

Министры, генералы, депутаты и чиновники – все они летели в Катынь, лесистую местность на западе России, где в 1940 году советские спецслужбы одного за другим расстреляли 22 000 польских офицеров. По старой германо-российской традиции Гитлер и Сталин в то время закончили очередной раздел Польши. Их армии захватили огромное множество пленных, и, вспоминая о трудностях, что доставили поляки царской России, Сталин не хотел, чтобы самые опытные и образованные из польских офицеров встали однажды во главе антисоветского восстания.

Преступление совершено, но, когда СССР меняет лагерь, нацизм терпит поражение, а Варшава окончательно становится сателлитом Москвы, в Кремле решают переложить всю ответственность на Гитлера. Ложь продержалась до 1990 года, когда Михаил Горбачев решил-таки признать правду.

Распад Советского союза и Борис Ельцин отодвинули дело на второй план. Потребовалось больше 20 лет, чтобы Владимир Путин пригласил премьер-министра Польши Дональда Туска (Donald Tusk) почтить вместе с ним память жертв 7 апреля этого года. Но три дня спустя цвет польского общества вновь погиб под Катынью.

Таких совпадений не смог бы придумать ни один сценарист. Но это еще не все. Почему Лех Качиньский не отправился в Катынь в прошлую среду? Причина в том, что он не хотел ни встречаться с Владимиром Путиным, ни лететь вместе с Дональдом Туском, к которому он испытывал лютую ненависть за то, что тот не был членом его партии. Как и его брат-близнец Ярослав, президент Польши был в прошлом диссидентом и членом "Солидарности", однако в отличие от Курона, Михника и Геремека, принадлежал он отнюдь не к левым. Качиньский был извечным консерватором, который пришел к власти после того, как тяжесть перехода к рыночной экономике сначала уничтожила политический статус начавших реформы социал-демократов, а затем и продолживших их экс-коммунистов.

На останках этих двух своих левых противников братья Качиньские и смогли в 2005 году протолкнуть наверх свою партию, в которой смешались этатизм, ужас от либерализации нравов, социальность и глубокое недоверие по отношению к Германии, России и Европейскому союзу, которого обвинили в навязывании Польше своей политики и гомосексуальной свободы. Лех и Ярослав стали настоящим кошмаром для Брюсселя, но в 2007 году они потеряли парламентское большинство, а их партия начала постепенно сдавать позиции, что означало практически неизбежное поражение на намеченных на осень президентских выборах.

Оставшись без своего руководства и кандидата, на досрочных выборах "Право и справедливость" может рассчитывать лишь на сочувствие избирателей. Это, конечно, существенный фактор, но сегодня последнюю партию переходного периода скорее всего ожидает тот же упадок, что и социал-демократов и экс-коммунистов (они, кстати, тоже потеряли в субботней катастрофе своего кандидата). Все посткоммунистические политические силы Польши сегодня отходят на второй план, освобождая место "Гражданской платформе" Дональда Туска. Эта правоцентристская партия положительно относится к евроинтеграции, способна привлечь людей самых различных взглядов и придерживается реформистских и умеренно-либеральных взглядов. У объединения уже есть опыт управления страной, а его кандидат станет после досрочных выборов в июне новым президентом Польши.

"Гражданская платформа" воплощает в себе современную, развивающуюся и молодую Польшу. Эта новая страна настолько уверена в себе, своих границах и своей безопасности, что без долгих колебаний пошла на сближение с Россией после того, как Барак Обама начал перезагрузку российско-американских отношений для противодействия Ирану. Молодая Польша свободна от груза истории, и никто в ней не пытается винить Россию за произошедшую из-за тумана катастрофу. По иронии судьбы, трагедии в Катыни положили начало и конец 70-летней драме польского народа.