Джулиан Ассанж, основатель Wikileaks, снова в новостях, на этот раз после того, как бывший швейцарский банкир Рудольф Элмер передал ему конфиденциальную информацию о примерно 2000 богатых людей, которая, по утверждениям Элмера, содержит доказательства насчет отмывания денег и уклонения от уплаты налогов. Элмера быстро признали виновным в нарушении закона Швейцарии о сохранении банковской тайны, однако некоторые журналисты требовали, чтобы Ассанжа привлекли к ответственности за его роль в этом деле. Так, по-видимому, происходит только в Соединенных Штатах.

Там, в разгар дебатов по обнародованию WikiLeaks секретных американских каблограмм Государственного департамента США, и по мере того как правительство угрожает Ассанжу экстрадицией и уголовным преследованием, уважаемые журналисты ищут укрытия. Можно было ожидать, что передовые статьи The New York Times, Wall Street Journal и USA Today, не говоря уже обо всех основных телеканалах, выступят в защиту права WikiLeaks на публикацию. Вместо этого, все, что мы услышали – это неловкое, оглушительное и потрясающе лицемерное молчание ‑ или еще хуже.

Большинство американских журналистов в полной мере понимают, что Ассанж получил секретные материалы законным путем; сторона, которая несет уголовную ответственность – это тот, кто выпустил материал на сайт. Он не является эквивалентом Даниэля Эллсберга, который в 1971 году незаконно опубликовал документы Пентагона, секретную историю военных США о войне во Вьетнаме, а, скорее, его можно сравнить с The New York Times, которая сделала смелое и правильное решение опубликовать этот материал.

Кроме того, американские журналисты прекрасно знают, что они также постоянно занимаются передачей секретных материалов – в действительности, многие известные журналисты США сделали прибыльную карьеру, делая именно то, что сейчас делает Ассанж. Любой званый обед в медийных кругах в Нью-Йорке или Вашингтоне не обходится без журналистов, которые лихо показывают потенциальным работодателям свои товары или торгуют друг с другом связями, передавая секретную информацию.

Недавно на CNN последовала долгая пауза, когда я спросила правового аналитика Джеффри Тубина – который призывал к аресту Ассанжа – действительно ли он никогда не передавал секретной информации. Это то, что делают, в конце концов, серьезные журналисты: их работа заключается в том, чтобы найти то, что правительственные чиновники не хотят раскрывать.

Также американские журналисты знают, что правительства устанавливают гриф секретности на информацию в основном для того, чтобы она вызывала смущение, или в целях рациональности, а не потому, что она действительно затрагивает национальную безопасность. Многие из бестселлеров репортера Washington Post Боба Вудворда, которые сделали его самым высокооплачиваемым пишущим журналистом Америки, основаны на секретной информации.

Так где же требования арестовать Вудворда? Почему все эти журналисты, которые получают похвалу и деньги за то, что сделал Ассанж, трусливо молчат (в лучшем случае), в то время как их коллега издатель стоит перед угрозой экстрадиции, запрета и обвинений в шпионаже (которые могут привести к смертному приговору), не говоря уже о призывах к его убийству?

Одной из причин могут быть обвинения против Ассанжа в половом извращении. Но любой серьезный журналист знает, что эти два вопроса не должны смешиваться. Право на свободное выражение относится и к жуликам, и к негодяям, и к порочным личностям, и даже к преступникам. В действительности, самые известные судебные разбирательства по вопросам свободы слова – которые, как предполагается, должны показывать силу и моральную мощь Америки – касаются защиты высказываний, которые большинство достойных людей ненавидят.

Таким образом, еще раз: почему американские журналисты и редакторы превратили Ассанжа в парию? По словам Нэнси Юсеф, журналистки газеты McClatchy, Комитет свободы прессы заграничного пресс-клуба Америки в Нью-Йорке поставил Ассанжа в разряд «не одного из нас». The Associated Press отказывается его комментировать. И даже Национальный пресс-клуб решил не говорить публично о возможностях того, что Ассанж может быть обвинен в преступлении. Вместо этого, его защита выпала на долю иностранных организаций прессы.

Случай с Ассанжем показывает, что для того чтобы закрыть открытое общество, не нужен переворот. Вам нужно только выполнить несколько ключевых критически важных задач. Одна из них заключается в том, чтобы запугать журналистов, скажем, обвинив выдающегося корреспондента в «измене» или создании угрозы национальной безопасности посредством его репортерской деятельности, а затем угрожать ему пытками, показательным процессом или бессрочным содержанием под стражей. Не нужны массовые аресты или новые угрозы, поскольку другие журналисты сразу начинают сразу следить за порядком и заниматься самоцензурой ‑ и атаковать «предателя» в своей среде.

Истэблишмент журналистов США считает Ассанжа «не одним из нас» еще по одной причине. Бизнес-модель американской журналистики терпит крах; люди, которые должны защищать Ассанжа, сталкиваются с перспективой снижения заработной платы и безработицей, имея большую задолженность перед средством массовой информации, которое они представляют. Эти корыстные предрассудки журналистов в отношении среды, в которой они не являются контроллерами, мешает им признать, что Ассанж является издателем, а не каким-то гибридным блоггером-террористом.

В этом, как ни парадоксально, они стали похожи на возмущенных чиновников правительства США, которые сегодня угрожают Ассанжу и которые уже не в состоянии контролировать поток информации. В своем поведении по отношению к Ассанжу правительство США и крупные американские СМИ восстают перед лицом будущего, в котором нет традиционных контроллеров, и все институты живут в стеклянном доме.

Вот почему преследование Ассанжа бесполезно и глупо. Даже если его навсегда закроют, мир будущего – это мир Wikileaks. Попытка обвинить его равнозначна обвинению того, кто первым установил телефон. Через пять лет все основные институты можно держать подотчетными посредством их собственных версий WikiLeaks ‑ так чтобы налогоплательщики, акционеры, члены университетских общин и так далее могли узнать то, что традиционные контроллеры предпочитают скрывать.

Когда над ними издеваются, журналисты могут защитить себя только ответными боевыми действиями ‑ как группа. А когда технологические изменения неизбежны, их интеграция в открытое общество должна быть одной из главных задач журналистики. Но эта миссия в Америке, кажется, теперь потеряна.

Наоми Вольф - политический активист и социальный критик. Ее последняя изданная книга называется «Дайте мне свободу: пособие для американских революционеров»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.