На этой неделе мы должны были увидеть дуэль двух необъявленных кандидатов на будущих президентских выборах. В итоге же все это будет театр одного актера. Как предполагалось изначально, неделя «большой восьмерки» должна была стартовать 23 мая в Париже и закончиться 27 мая в Довиле встречами Николя Саркози и Доминика Стросс-Кана (тогда еще генерального директора МВФ). Отстранение ДСК открыло Саркози дорогу к статусу «тотального» президента. 

Он будет «грандом мировой политики» во время двухсторонних встреч с президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой. «Человеком из народа», когда беременность его супруги Карлы Бруни, как ожидается, станет заметна в Довиле. «Борцом за социальные права» во время выступления на семинаре по социальной составляющей глобализации. «Технарем» во время намеченной на вторник встречи сливок мирового интернета в парижском дворце Тюильри и встречи с основателем Facebook Марком Цукербергом в Елисейском дворце. Наконец, он продемонстрирует внимание к «местным» проблемам: во вторник глава государства примет в Елисейском дворце депутатов партии UMP, которые недовольны отменой указателей о наличии полицейских радаров. 

На этой неделе будет много фотографий и очень мало необдуманных слов: президент Республики не согласился дать ни одного интервью и выступит исключительно на итоговой пресс-конференции в Довиле в пятницу.

Тем не менее, от всех этих планов особых результатов никто не ждет. «На саммите «восьмерки» мир не изменить», - сказал в свое время специальный советник президента Анри Гено (Henri Guaino). Саркози так и не воспользовался председательством в «восьмерке» и «двадцатке», чтобы поднять в обществе вопрос о роли Франции в процессе глобализации. «Результатов, на которые можно было надеяться, мы так и не увидели», - недоволен депутат Эрве Маритон (Hervé Mariton).  

Но главное здесь не в этом. «Президентская неделя» начинается в тот момент, когда стратегия «президенциализации», по-видимому, начинает приносить свои плоды. В рейтингах популярности наметилась новая тенденция. 

Так, у Николя Саркози действительно больше не было «рецидивов» с момента нападок на журналистов, которых он сравнил с педофилами на саммите НАТО 19 ноября 2010 года, и критических заявлений в Орлеане о работе судебных и полицейских органов по делу об убийстве Летиции Перре (Laetitia Perrais) 3 февраля. «Решение занять более прочную позицию - верная стратегия», - доволен генеральный секретарь UMP Жан-Франсуа Копе (Jean-François Copé). «Мы не можем иметь дело с новым Саркози каждый месяц. Последствия не заставят себя ждать», - предупреждает политолог Ролан Кайроль (Roland Cayrol). «Николя Саркози стал немного спокойнее, но его позиция все еще недостаточно четкая», - подчеркивает он.   

Президент делает вид, что не желает принимать участие в дебатах. Этим занялось его окружение. В воскресенье министр внутренних дел Клод Геан (Claude Guéant) возобновил борьбу с трудовой иммиграцией, объяснив, что Франция «не нуждается в каменщиках и официантах». Ранее министр европейских дел Лоран Вокье (Laurent Wauquiez) уже назвал получающих государственное пособие «иждивенцев» «раком». 

Саркози старается воздержаться от комментариев по поводу «дела Доминика Стросс-Кана», которое изменило весь существующий расклад. «Это положило конец гуляющим среди правых слухам о том, что он не может победить», - считает Ролан Кайроль. Войска СНД снова воспряли духом. «Мы прошли через центр бури», - радуется депутат Эрик Сиоти (Eric Ciotti). «Николя Саркози в итоге все же стал стабильной точкой политической картины. Теперь он может задавать тон и характер будущих президентских выборов», - уверен Эрве Маритон.