Берлин - Если судить по растущему год от года числу уголовных дел, которые возбуждают в Германии в отношении организованных преступных группировок, в том числе русских, то проблема ОПГ становится здесь все более актуальной.
 
В 2010 году - статистики за 2011-й еще нет - в Германии было заведено 606 уголовных дел против организованных преступных группировок (ОПГ). В общей сложности по ним проходили около 10 тысяч подозреваемых. В 85 процентах случаев были вскрыты связи с преступными организациями в других странах. Такие данные привел директор Федерального ведомства уголовной полиции (BKA) Йорг Цирке (Jörg Ziercke), выступая 23 января в Берлине на конференции, организованной Союзом служащих немецкой уголовной полиции (BDK).

Наверное, нечасто можно увидеть в одном помещении сразу около 200 сотрудников немецкого уголовного розыска. У них не только общие интересы, но и, похоже, своя специфическая служебная мода: кроссовки, джинсы, потертая коричневая кожанка с закинутым через воротник капюшоном трикотажного свитера, слегка нагеленные и коротко стриженные волосы, подчеркнуто неухоженная трехдневная щетина - как будто с телеэкрана сошли! Но, оказывается, немецкие киношники не особенно далеки от истины - не только в том, что касается внешнего вида героев их бесконечных теледетективов, но и по сути дела.

Читайте также: Русская мафия "нагрела" американского телеведущего на 43 тысячи долларов

В ногу со временем

Формы организованной преступности в Германии весьма разнообразны. Есть жесткие централизованные структуры, оперирующие в нескольких странах, есть банды байкеров, есть этнически окрашенные группировки. Некоторые преступные организации по своей структуре сравнимы с легально действующими экономическими компаниями, используют вполне современные коммерческие технологии, инновативны, идут в ногу со временем.



Йорк Цирке рассказал о недавнем деле, которое слушалось в суде Франкфурта-на-Майне. Преступники создали «карусель» из фирм-однодневок по международной торговле эмиссионными сертификатами за превышение допустимых квот на загрязнение среды, мошенничая с налогом на добавленную стоимость. Общий объем торговли составил 1,6 миллиарда евро, а ущерб для немецкой казны - 850 миллионов. «Члены мафии выглядят сегодня совсем не так, как мы себе это представляли раньше. Они все чаще сидят в белых рубашках и при галстуках в современных офисах», - заметил председатель Союза служащих немецкой уголовной полиции Андре Шульц (Andre Schulz).

Каждый третий подозреваемый, проходивший в 2010 году по делам ОПГ, имел в кармане немецкий паспорт, рассказал Йорг Цирке. На втором месте в Германии, по его данным, турецкая мафия, на третьем - итальянская, потом - русская, польская и вьетнамская.

Еще по теме: "Мафиозное государство" Люка Хардинга

«Русская мафия» любит наличные

Две трети заведенных в 2010 году уголовных дел были связаны с торговлей наркотиками и их контрабандой, чем промышляют преимущественно немецкие и турецкие группировки. В сфере экономических преступлений главную роль играют международные криминальные синдикаты с трудно определимым «гражданством». Третье основное направление деятельности ОПГ в Германии - лишение добропорядочных граждан их собственности.

Речь идет главным образом об организованном угоне машин. Автомобили, пояснил Цирке, поступают заказчикам в разных странах по каналам, проложенным преступниками из Германии через Польшу, Чехию и страны Балтии. В этом преступном бизнесе, по данным немецких правоохранительных органов, особенно заметна так называемая «русская мафия», хотя строгого смысла такого понятия в Германии не существует, только рабочий термин сыщиков.
Кроме того, рассказал в интервью DeutscheWelleзаместитель председателя союза BDKБернд Карстенсен (Bernd Carstensen), организованные преступники с «русскими корнями» активны в сфере эротических услуг и охраны злачных мест, в залах игральных автоматов, на предприятиях общественного питания - то есть там, где в обращении много наличных денег.

На конференции в Берлине о «русской мафии» в Германии выступавшие говорили только вскользь. Но это не значит, что она играет здесь лишь второстепенную роль. Как подчеркнул Андре Шульц, все данные об организованной преступности - это только верхушка айсберга. «ОПГ действуют крайне замкнуто и конспиративно, - заявил он. - Успешна организованная преступность тогда, когда она не дает о себе знать». Так что вполне возможно, что «русские мафиози» просто умеют лучше других «не светиться».

Читайте также: Алимжан Тохтахунов (Тайванчик): русская мафия - миф


Как отмывают деньги в Германии


Шульц, однако, обратил внимание на данные уголовного розыска о том, что ОПГ начинают осваивать немецкие сферы строительства и недвижимости. «Кроме того, русские и южноамериканские преступные группировки все активнее используют Германию для отмывания денег», - продолжал он. Бернд Карстенсен рассказал корреспонденту Deutsche Welle о том, что в некоторых немецких городах российские «инвесторы» уже скупили целые жилые кварталы, торговые операции с которыми позволяют быстро легализовать грязные капиталы.

Еще один собеседник Deutsche Welle - бывший консультант бундестага Андреас Франк (Andreas Frank) - пояснил, что немецкие правоохранительные органы не могут пресекать такое отмывание денег, если не знают, совершил ли «инвестор» какое-нибудь преступление в России. Не могут они, в отличие от коллег во многих других странах, спрашивать и о происхождении его капиталов.

К тому же и сигналы о подозрительных финансовых операциях поступают крайне нерегулярно. В 93 процентах случаев - от банков, обязанных уведомлять контрольные инстанции о денежных переводах свыше определенной суммы. Зато от маклеров по торговле недвижимостью и нотариусов, оформляющих сделки, не было в прошлом году ни одного сигнала. И неудивительно: они получают проценты с каждой сделки и не хотят терять выгодную клиентуру.