Выяснилось, что во вкусных мясных фрикадельках, продаваемых в магазинах Ikea, помимо заявленных свинины и говядины, содержится конина. По крайней мере, как сообщает Guardian, такая ситуация сложилась  в Чехии. За последние несколько недель следы конского мяса были обнаружены в  продуктах из говядины по всей Европе, в супермаркетах и ресторанах  быстрого обслуживания. Однако после того, как в этом скандале оказалась замешанной сеть Ikea, проблема обрела совсем иной масштаб. Как пишет в своем экономическом блоге Quartz Кристофер Мимс (Christopher Mims), «с учетом того, что цепочка затрагивает несколько стран,  с этого момента скандал с европейской кониной может стать общемировым».

Хотя эта новость может задеть чьи-то утонченные чувства, споры о плюсах употребления в пищу конины ведутся уже давно. В 19-м веке в ходе осады немецкими войсками Парижа, когда продовольственные запасы подходили к концу, жители города стали есть конину. Некоторые французы, поначалу нерешительно, а потом все более активно стали привыкать к ее вкусу. В опубликованном 1 декабря 1870 года кулинарном журнале Food Journal приводится следующая заметка:

По причине того, что достать говядину или баранину практически невозможно, люди вынуждены есть конину. После некоторых колебаний людям она стала нравиться. Некоторые предпочитают конину говядине, потому что она имеет приятный вкус, сравнимый с мясом косули, о котором едва ли стоит говорить в силу его редкости. Некоторым конина не нравится именно по этой причине. Тем не менее, это просто вопрос вкусовых пристрастий. Ее можно есть всегда, поскольку она является полноценной пищей, а приготовленный с кониной суп все считают вкуснее, чем говяжий.

Снятие осады не положило конец употреблению конины. С течением времени эта идея обрела широкую популярность. В 33-м номере журнала Scientific American от 3 июля 1875 года приводится отрывок, в котором говорится о том, что конина может выступать в качестве экономического стимула.

Иногда обсуждается вопрос о все более широком употреблении в пищу конины в Париже. Это рассматривается  как эксперимент, который можно не превращать в повседневную практику во Франции. Тем не менее, отказываясь от употребления в пищу конины, мы отказываемся от ценного и вкусного продукта. А ведь его количества достаточно для удовлетворения наших текущих потребностей в продовольствии. Если предположить, что конина будет употребляться в пищу, объем абсолютного богатства в стране в этой связи существенно увеличится.

Недостатком здесь является то, что идущая на убой лошадь уже не сможет работать. Однако, по мнению все того же Scientific American, плюсы употребления конины в пищу существенно перевешивают минусы.

Более того, для отправки на бойню требуются не пораженные болезнями и не изнуренные работой животные. Таким образом, владельцы лошадей получат прямую прибыль. Хотя, с одной стороны, они должны продавать конину хорошего качества, с другой, они избавляют себя от расходов на содержание животного после того, как оно становится непригодным для использования и способно выполнять лишь легкую работу, требуя больше внимания и корма. Аналогичная ситуация и с жеребятами, расходы на выращивание которых высоки вне зависимости от того, станут они хорошими или плохими лошадьми. Если становится очевидно, что животное будет непригодным, его можно сразу же отправить на бойню за приличные деньги. В результате отсева среди молодых жеребцов и убоя старых животных помимо возможностей селекции самых лучших особей это способно также привести к улучшению породы. Кроме того, это положительно скажется на общем количестве конного поголовья в стране.

Но давайте отбросим в сторону рассуждения девятнадцатого века о лошадях, ведь, как пишут в New York Times, едва ли необходимость употребления конины в пищу в 1800-х годах можно сравнить с такой необходимостью в наше время. Все дело в цене.

Так откуда в наше время появились сомнения относительно употребления в пищу конины? Возможно, ответ кроется в выпуске журнала  Popular Science за сентябрь 1886 года:

Употребление конины в пищу уходит корнями в забытую древность. Древние люди крайне высоко ценили конское мясо, и даже в наши дни ряд народов активно употребляет его в пищу. О конине писал ряд римских и греческих писателей. Так, Вергилий в третьей книге своей поэмы «Георгика» рассказывал о народах, которые живут, питаясь молоком, кровью и мясом  лошадей.

...Конину в пищу употребляли в основном народы, населявшие Германию до принятия христианства и даже до эпохи правления Карла Великого. Ранние христиане относились к употреблению конины в пищу с отвращением, считая это пережитком  идолопоклонства. В 8-м веке римский папа Григорий III посоветовал архиепископу Майнца Святому Бонифацию распорядиться, чтобы представители духовенства Германии призывали к отказу от употребления в пищу конины как нечистого и мерзкого мяса. Запрет был неэффективным, что заставило папу Захария I предать анафеме неверных, «употребляющих в пищу конину, зайчатину и мясо других нечистых животных». Эта акция оказала воздействие на ограниченные умы людей эпохи Средневековья, и они, веря в то, что это мясо вредное и непригодное для употребления в пищу, отказывались от него за исключением тех моментов, когда они испытывали невыносимый голод. Тем не менее, в ряде регионов конину продолжали употреблять в пищу до недавнего времени. Возобновление разговоров об употреблении конины в наши дни, о чем уже так много написали французские газеты, стало следствием согласованных действий высокопоставленных лиц. Главная цель, которую они преследуют, это расширение спектра продуктов питания в мире.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.