Снова отношения между Китаем и США резко ухудшаются. Китай выразил свое несогласие с решением президента Барака Обамы принять Далай-ламу в Белом доме, а также с продажей его администрацией оружия Тайваню. Для обоих американских решений было достаточно прецедентов, однако некоторые китайские лидеры ожидали, что Обама окажется более чувствительным к тому, что Китай считает своими «основными интересами» в отношении национального единства.

Не ожидалось, что события обернутся таким образом. Год назад администрация Обамы предприняла много усилий, чтобы наладить отношения с Китаем. Государственный секретарь Хиллари Клинтон говорила о том, что они «находятся в одной лодке», и что Китай и США должны «подниматься и падать вместе». Министр финансов Тимоти Гейтнер сказал, что он потратил больше времени на консультирование своих коллег в Китае, чем в любой другой стране. Некоторые наблюдатели даже ссылались на «Большую двойку» Китая и США, которая будет управлять мировой экономикой.

Идея о G2 всегда была глупой. У Европы экономика превышает экономики США и Китая, а экономика Японии сегодня примерно такого же размера, как у Китая. Их участие в решении глобальных проблем будет необходимым. Тем не менее, растущее сотрудничество между США и Китаем в рамках G20 в прошлом году стало положительным знаком как двусторонних, так и многосторонних отношений.

Какая бы ни выказывалась озабоченность последними событиями, связанными с Далай-ламой и Тайванем, важно отметить, что ухудшение отношений между США и Китаем началось заблаговременно. Многие американские конгрессмены, например, жалуются на то, что рабочие места в Америке уничтожаются интервенцией Китая на валютные рынки для поддержания искусственно низкого курса юаня.

Вторая проблема заключалась в решении Китая не сотрудничать на конференции ООН по изменению климата в Копенгагене в прошедшем декабре. Китай не только противостоял мерам, которые были предметом переговоров в предыдущем году, но решение премьер-министра Вэня Цзябао послать низкопоставленных чиновников для встречи и указание пальцем на Обаму было открыто оскорбительным.

Также Китай повел себя подобным образом, когда пять постоянных членов Совета безопасности ООН (плюс Германия) встретились для обсуждения санкций против Ирана за нарушение его обязательств перед МАГАТЭ. Снова Китай послал низкопоставленного чиновника.
Так что произошло с теми подающими надежды знаками сотрудничества? В изменении поведения Китая можно предположить две причины, которые могут показаться нелогичными на первый взгляд.

Первая заключается в том, что в 2012 году ожидается передача политической власти, и в период растущего национализма никто из китайских лидеров не хочет выглядеть более мягким, чем его соперники. Это помогает объяснить последние карательные меры в Тибете и провинции Синцзянь, а также задержание юристов, занимающихся вопросами прав человека.

Кроме того, Китай может встать перед экономическим переходом. Некоторые китайцы считают, что только рост не ниже 8% может обеспечить достаточное создание рабочих мест и социальную стабильность. Однако, по мере того как уровень сбережений в Америке начинает увеличиваться, китайская модель, направленная на экспорт, которая способствовала занятости в Китае за счет глобальных торговых дисбалансов, возможно, уже больше не будет работать. Если Китай ответит на мольбы переоценить юань, ему также может понадобиться жесткий подход в отношении других проблем, чтобы усмирить националистические чувства.

Вторая возможная причина недавнего поведения Китая может заключаться в его высокомерии и чрезмерной уверенности. Китай по праву гордится своим успехом в выходе из мировой рецессии с высоким уровнем экономического роста. Он обвиняет США в создании рецессии и сегодня обладает примерно 2 триллионами долларов США в валютных резервах.

Многие китайцы считают, что это показывает переход в глобальном балансе силы и что Китаю следует быть менее почтительным с другими странами, в том числе с США. Определенные китайские ученые сегодня пишут об упадке США, определяя пик американской власти 2000 годом. Эта чрезмерная уверенность во внешней политике, наряду с ненадежным положением с внутренними проблемами, может объяснить изменение поведения Китая во второй половине 2009 года. Если это так, то Китай делает серьезный просчет.

Во-первых, Америка не находится в упадке. Американцы и другие регулярно предсказывали ее упадок на протяжении многих лет: после того как Советы запустили спутник в 1957 году; снова, когда Никсон закрыл «золотое окно» в 1971 году; и когда производственный сектор Америки, казалось, оказался в руках японских производителей в 1980-х годах. Однако, если посмотреть на лежащую в основе силу американской экономики, неудивительно, что международный экономический форум ставит США на второе место (сразу после Швейцарии) среди наиболее конкурентоспособных стран, в то время как Китай находится примерно на 30 позиций ниже.

Во-вторых, тот факт, что Китай держит на счетах так много долларов, не является истинным источником силы, поскольку взаимозависимость в экономических отношениях симметрична. В действительности, если Китай выбросит свои доллары на мировые рынки, то он может поставить экономику Америки на колени, однако тем самым и себя ставя на лодыжки. Китай не только потеряет ценность своих долларовых резервов, но и пострадает от значительной безработицы. Когда взаимозависимость сбалансирована, она не составляет источник силы.

В-третьих, несмотря на жалобы Китая, вероятнее всего, доллар останется основной глобальной резервной валютой, вследствие глубины и охвата американских рынков капитала, чему Китай не может соответствовать, не сделав юань полностью конвертируемым и не реформировав свою банковскую систему.

И в заключение, Китай сделал просчет, нарушив мудрость Дэна Сяопина, который советовал Китаю продвигаться осторожно и «держать свой фонарь под корзиной». Как недавно сказал мне высокопоставленный азиатский государственный деятель, Дэн никогда не сделал бы такой ошибки. Если бы сегодня Дэн стоял у власти, то он бы повел Китай в сторону сотрудничества с США, которое ознаменовало начало 2009 года.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.