Атмосфера вокруг китайской экономической политики накаляется, и это вполне оправдано: проводимая Китаем политика занижения курса национальной валюты, юаня, стала значительной помехой на пути восстановления мировой экономики. С этим надо что-то делать.

Чтобы вы лучше поняли суть проблемы: еще примерно году в 2003 все чаще стали раздаваться жалобы на то, что Китай манипулирует своей валютой — продает юани и скупает иностранные валюты, — стремясь сохранить юань слабым, а китайский экспорт искусственно конкурентоспособным. На тот момент Китай добавлял к своим долларовым запасам примерно по 10 миллиардов долларов в месяц, и в 2003 году его общие излишки текущего баланса — составляющего значительную часть торгового баланса — достигли 46 миллиардов долларов.

Сегодня Китай к своим 2,4 триллионам долларового запаса добавляет ежемесячно еще более 30 миллиардов долларов. По оценкам международного валютного фонда, к 2010 году Китай будет иметь излишек текущего баланса более чем в 450 миллиардов долларов, что в 10 раз больше, чем было в 2003 году. Это самая искажающая валютный курс политика, которой когда-либо следовала крупная нация.

И такая политика наносит серьезный ущерб всему остальному миру. Большая часть экономически сильных стран мира попадают в ликвидную ловушку — с развитием глубокой экономической депрессии и неспособности восстановить экономическую ситуацию, урезав процентную ставку, потому что соответствующие ставки уже близки к нулю. Китай, создавая неоправданные излишки торгового баланса, в действительности оказывается для этих стран антистимулом, который они никак не могут скомпенсировать.

Как же нам на это реагировать? Прежде всего, Министерство финансов США должно прекратить суетиться и напускать туману.

Два раза в год, по закону, Министерство финансов обязано публиковать отчет с указанием стран, которые «манипулируют валютным курсом своей валюты относительно доллара США с целью недопущения корректировки фактического баланса по платежам или получения несправедливых конкурентных преимуществ в международной торговле». Закон ставит ясную задачу: отчет должен фиксировать фактические данные и не является политическим заявлением. На практике, однако, Министерство финансов неохотно идет на принятие мер в отношении юаня, и не желает объяснять Конгрессу, как этого требует закон, почему оно не принимает таких мер. Вместо этого последние шесть или семь лет они усердно не замечают очевидного.

Будет ли эта традиция продолжена следующим отчетом, который должен выйти 14 апреля? Оставайтесь с нами.

Но если вдруг министерство финансов обнародует манипуляции с китайской валютой —что тогда? Нам придется изменить бытующее, но неверное представление о том, что китайцы связали нас по рукам и ногам. И мы не осмеливаемся заставить Китай демпировать свои долларовые активы.

Возникает вопрос: что же случится, если Китай попытается продать значительную долю имеющихся у него долларов США? Взлетят ли процентные ставки? Краткосрочные процентные ставки на доллары США не изменятся: они удерживаются на уровне, близком к нулю федеральной резервной системой (ФРС), и она не поднимет процент, пока не начнет снижаться уровень безработицы. Долгосрочные ставки могут немного повыситься, но они определяются, главным образом, ожиданиями рынка в отношении изменения краткосрочных ставок. Кроме того, ФРС может компенсировать воздействие на процентные ставки китайского механизма, увеличив собственные покупки облигаций долгосрочного займа.

Правда и то, что, если Китай демпирует свои запасы долларов США, ценность доллара относительно других крупных валют, например, евро, упадет. Но для США это было бы только выгодно, поскольку это сделает наши товары более конкурентоспособными и позволит сократить торговый дефицит. С другой стороны, это было бы плохо для Китая, который потерпел бы значительные убытки на своей долларовой наличности. Короче говоря, теперь как раз Америка связывает Китай по рукам и ногам, и никак иначе.

Поэтому у нас нет никаких оснований опасаться Китая. Но что же нам надо делать?

Некоторые до сих пор полагают, что мы должны попытаться мягко убедить Китай не лезть на рожон. Но мы годами увещеваем Китай, текущие прибыли которого между тем все растут, и ничего этим не добились: в воскресенье Вэнь Цзябао, китайский премьер-министр, сделал заявление — вполне абсурдное — что никакого занижения их национальной валюты нет. (По оценкам института Международной экономики Петерсона, занижение курса юаня составляет от 20 до 40 процентов). И г-н Вэнь обвиняет другие нации в том, чем фактически занимается сейчас Китай, стремясь ослабить их валюты «для целей увеличения их собственного экспорта».

Но если мягкие доводы не срабатывают — какова альтернатива? В 1971 году Соединенные Штаты имели дело с аналогичной, хотя и менее тяжелой, проблемой занижения курса иностранных валют, и тогда они были вынуждены временно установить дополнительный 10-процентный налог на импорт, который был снят спустя несколько месяцев после того, как Германия, Япония и другие нации повысили курс доллара относительно своих валют. Сейчас мы в такой ситуации, что единственный способ заставить Китай изменить свою политику —  это поставить его перед фактом угрозы аналогичной акции. Только на этот раз дополнительный налог должен быть более существенным – процентов, скажем, двадцать пять.

Я не с легкой душой предлагаю такой переход к грубым политическим мерам. Но китайская валютная политика вносит существенный дополнительный вклад в мировые экономические проблемы, и именно в тот момент, когда эти проблемы и без того уже очень тяжелы. Пора принимать меры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.