Загадочный китайский лидер Ху Цзиньтао находится в настоящее время в Вашингтоне, куда он приехал на двухдневный саммит Обамы по ядерной безопасности. Его символическое присутствие в американской столице стало уступкой со стороны Постоянного комитета Политбюро ЦК, который давно уже стремится наказать Америку.

Неприятные отклонения в политике Пекина начались в декабре в Копенгагене. Выступая на конференции по изменению климата, обычно вежливый и спокойный премьер КНР Вэнь Цзябао сделал все, чтобы продемонстрировать пренебрежительное отношение к Обаме, а китайская делегация торпедировала международное соглашение о снижении углеродных выбросов.

За неожиданной враждебностью Вэнь Цзябао в Дании последовали угрозы по поводу Тайваня – в форме обещаний ввести санкции против американских компаний, продающих оружие этому островному государству. Также прозвучали угрозы по поводу Тибета: Китай предупредил, что если Далай-лама посетит Белый Дом, США понесут экономический ущерб. Пекин также выступил с громкими лозунгами в стиле Культурной революции из-за решения Google прекратить цензуру на своем китайском поисковике. Премьер-министр закончил все это пышной тирадой на ежегодном заседании Всекитайского собрания народных представителей в прошлом месяце, подвергнув Америку критике из-за ее многочисленных проступков, недостатков и ошибок, а также потребовав от Вашингтона изменить свою политику.

Стремясь продемонстрировать китайское недовольство, Пекин просигнализировал американским дипломатам, что Ху Цзиньтао не приедет на вашингтонский ядерный саммит. Однако Ху сделал вдруг крутой разворот, приняв приглашение Обамы буквально в последнюю минуту.

Почему же он решил в итоге приехать? Самое логичное объяснение заключается в том, что он увидел: в Вашингтоне усиливается стремление назвать Китай валютным манипулятором в докладе министерства финансов, который должен быть опубликован 15 апреля. Курс китайского юаня целенаправленно занижается, чтобы китайский экспорт был более конкурентоспособным. А из-за этого свои рабочие места теряют американцы. Ху знал, что администрация Обамы не упомянет Китай в своем докладе, если он примет приглашение и приедет на ядерный саммит, который завершит свою работу за два дня до того, как министр финансов Тимоти Гайтнер (Timothy Geithner) опубликует свой список валютных разбойников.

Примерно в то же время, когда Ху объявил о своем приезде в Вашингтон, Пекин изменил еще одну свою давнюю позицию, объявив, что Китай примет участие в обсуждении санкций против Ирана, которое проведет Америка. Наблюдающие за Китаем эксперты рады тому, что Пекин и Вашингтон начали латать дыры в своих взаимоотношениях. Однако главная история все же о том, что китайцы уступили американскому давлению.

Хотя большинство американцев считает КНР новой мировой сверхдержавой, китайское руководство осознает, что это  не так. Высшие руководители Китая понимают также, что вопреки мнению большинства, их страна по-прежнему очень сильно зависит от Соединенных Штатов.

Так, в прошлом году все аналитики предсказывали, что китайские экспортеры, озабоченные ухудшением состояния американской экономики, уйдут с рынка США, увеличив долю экспорта в другие страны. Но они были абсолютно неправы. В 2009 году, когда общий объем китайского экспорта неожиданно снизился на целых 16 процентов, экспорт в нашу страну упал всего на 12 процентов. Более того, активный торговый баланс Китая с США, равный 226,8 миллиарда долларов, составил 115,7 процента по сравнению с  общим торговым балансом. Это выше даже изумительного показателя в 90 процентов в 2008 году. Короче говоря, если у китайцев с остальным миром был торговый дефицит, то по отношению к нам налицо профицит.

Рост зависимости Китая от американского рынка означает, что Пекин в ближайшее время не прекратит скупку долговых обязательств Вашингтона. Конечно, теоретически вполне возможно, что китайские технократы возьмут свои долларовые доходы от экспорта в США и конвертируют их в другие валюты. Но это никак не помешает американской экономике. Если китайцы будут сдерживать нашу экономику, китайская экономика также пострадает, причем гораздо существеннее.

По той же причине китайцы не могут избавиться и от наших долговых бумаг, продав их по низким ценам, хотя именно такое средство предложил в феврале один китайский генерал, сказавший, что это станет хорошим способом наказать США за поставку оружия на Тайвань. В любом случае, та тактика, которую китайцы называют "ядерным вариантом", не сработает.

Если китайцы продадут наши долговые обязательства, на руки они все равно получат доллары. Если они такими действиями хотят нас наказать, то будут менять свои доллары на другую валюту. На практике это будет означать конвертацию долларов в евро, фунты, и йены.

Такая массовая скупка приведет к резкому росту стоимости этих валют. В итоге Брюссель, Лондон и Токио выйдут на рынок с целью их балансировки. А единственный способ сделать это заключается в … скупке долларов. И каков будет результат? Наши долги окажутся в руках у друзей, а не у потенциального противника. Если долг это оружие, то продажа его похожа на одностороннее разоружение.

Поэтому китайские власти покупали и будут покупать наши долговые обязательства. Были сообщения о том, что Китай в декабре продал американских казначейских ценных бумаг со своих счетов на 34,2 миллиарда долларов. Несомненно, это должно было сыграть роль предупредительного сигнала. Но в то же самое время китайцы покупали бумаги казначейства через иностранных подставных лиц – то есть, тайно. Безусловно, нас должен беспокоить тот факт, что Китаю принадлежит примерно 1,7 триллиона нашего государственного долга, но эти авуары не похожи на меч над нашими головами.

Китайцы, отчаянно пытающиеся сохранить поступательное движение своей экономики, больше зависят от нас, чем мы от них. А это значит, что общепризнанное положение - будто бы все козыри сейчас в руках у Пекина – просто миф.

Гордон Чанг ведет рубрику в Forbes.com. Он автор книги "The Coming Collapse of China" (Грядущий коллапс Китая).