Бывший президент Джимми Картер прибыл во вторник в Северную Корею, чтобы провести переговоры, направленные на снижение напряженности в отношениях с этой страной. Эта поездка чем-то напоминает его первый визит в КНДР, состоявшийся в 1994 году.

Бывший президент Джимми Картер прибыл во вторник в Пхеньян с миссией, вызывающей воспоминания о его первом визите в Северную Корею в 1994 году.

Картер прилетел в Северную Корею из Пекина вместе с тремя бывшими руководителями других государств – финном Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari), ирландкой Мэри Робинсон (Mary Robinson) и норвежкой Гро Брундтланд (Gro Brundtland). Этот квартет называет себя «старейшинами», а Картер заявил, что цель их двухдневного пребывания в Пхеньяне – «помочь сторонам обратиться к решению важнейших вопросов, в том числе,  вопроса о создании безъядерной зоны».

Миссия Картера имеет две четкие параллели с его визитом в 1994 году к покойному ныне Ким Ир Сену. Картер тогда настаивал на диалоге, и в центре внимания находилась северокорейская ядерная программа.

Эта группа надеется встретиться с северокорейским лидером Ким Чен Иром, который пришел к власти,  когда умер его отец, скончавшийся спустя три недели после встречи с Картером. Картер был в Северной Корее в августе прошлого года, приехав туда с целью добиться освобождения американца, заключенного в тюрьму за незаконное проникновение в страну. Тогда он с Ким Чен Иром не встретился. Но его первая встреча с Ким Ир Сеном создала прецедент.

«Его переговоры с Ким Ир Сеном оказались полезными, - вспоминает бывший министр иностранных дел Южной Кореи Хан Сун Джу (Han Sung-joo). – Нам нужно было добиться возобновления переговорного процесса».

Когда Ким Ир Сен умер, конфронтация достигла пиковой отметки, и тогдашний президент Билл Клинтон даже серьезно подумывал о начале второй корейской войны. Но противостояние закончилось, когда США и Северная Корея договорились в октябре 1994 года в Женеве о закрытии Пхеньяном реактора мощностью пять мегаватт в обмен на обещание поставить в страну два энергетических реактора на легкой воде.

Спустя восемь лет эта договоренность была аннулирована, когда выяснилось, что Север проводит отдельную программу по созданию ядерных боезарядов на основе высокообогащенного урана. Энергетические реакторы так и не построили, а Северная Корея возобновила производство боеголовок, выгнав из страны инспекторов Международного агентства по атомной энергии.

Тем не менее, Хан и остальные ставят в заслугу Картеру то, что он выступал за примирение. «В то время мы помогли возобновить женевские переговоры», - говорит Хан. Точно так же, продолжает он, на сей раз Картеру и трем остальным бывшим руководителям «есть что привнести в этот процесс».

По крайне мере, отмечает дипломат, четыре лидера могут подтолкнуть шестисторонние переговоры по северокорейской ядерной программе, которые организует Китай и в которых участвуют США, Япония и Россия плюс Северная и Южная Корея.

Однако шансы на значительный успех расцениваются как невысокие. Единственным достижением может стать сам факт возобновления переговоров.

«Северные корейцы проводят наступление обаянием в попытке возобновить переговоры с США и получить продовольственную помощь, - говорит бывший высокопоставленный  американский дипломат Марк Фицпатрик (Mark Fitzpatrick), ныне работающий в Международном институте стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies) в Лондоне. – Несомненно, Картер услышит сигналы, которые на первый взгляд будут звучать обнадеживающе».

Для Ким Чен Ира «обнадеживающим знаком» стала бы «демонстрация позитивных изменений» по ядерной проблеме и по проблеме «продолжающихся провокаций», включая уничтожение корабля южнокорейских ВМС и артиллерийские обстрелы в прошлом году острова в Желтом море, говорит Фицпатрик. «Но никаких признаков таких изменений нет».

Бывший высокопоставленный  представитель Белого дома по азиатским вопросам Виктор Ча (Victor Cha), ныне преподающий в Джорджтаунском университете, размышляет о другой важной задаче миссии – встрече Картера с третьим сыном и наследником Ким Чен Ира Ким Чен Уном (Kim Jong-eun). «Интересно, встретится ли он с сыном, - говорит Виктор Ча. – Север мог бы в таком случае воспользоваться визитом Картера, чтобы придать законную силу наследованию власти».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.