США не стоит бояться сближения между Россией и Китаем. Они столкнутся с многочисленными препятствиями в своих взаимоотношениях.

Сейчас ведется активное обсуждение подписанного в этом месяце российско-китайского межправительственного меморандума о сотрудничестве в модернизации экономики. Данное соглашение является одним из многих заключенных в последнее время договоренностей о сотрудничестве между Москвой и Пекином. Однако этот меморандум примечателен тем, что он как бы преднамеренно копирует прошлогодний меморандум о «модернизационном партнерстве» между Россией и ЕС. Поскольку это подписанное ранее соглашение видимо ни к чему не привело, похоже, что Россия начала всерьез заглядывать на восток. Но что это может означать для отношений Москвы с Соединенными Штатами?


Еще по теме: Новая эра российско-китайских отношений?

 

Есть соблазн сделать вывод о том, что потепление в российско-китайских отношениях отвлекает внимание от российско-американских отношений и идет им во вред. Но сторонники такой точки зрения не замечают некоторых важных препятствий, с которыми сталкиваются Пекин и Москва. Обладая бурно развивающейся экономикой и занимая крепкие позиции аналога США на востоке, Китай может показаться естественным партнером России. Но такому новаторскому партнерству мешают три фундаментальные проблемы, стоящие на его пути.

Во-первых, энергетика служит и будет служить основой российско-китайских экономических связей, из-за чего диверсификация торговли превращается в длительный и сложный процесс. Это та реальность, с которой Кремль очень хорошо познакомился за прошедшее десятилетие. Определяющей статьей в торговле между двумя странами, объем которой, по словам премьер-министра Владимира Путина, составит в этом году 70 миллиардов долларов, остаются энергоресурсы. Даже если обе страны пойдут по пути диверсификации в областях, перечисленных в подписанном недавно меморандуме, и Китай будет помогать России в таких вопросах, как строительство скоростных железных дорог, судостроение и альтернативная энергетика, это в ближайшем будущем не станет основой для устойчивой экономической интеграции. Данные проекты предусматривают сотрудничество на высоком уровне между крупнейшими российскими и китайскими фирмами, что вызовет значительные трудности в логистике (например, с печально известной российской бюрократией) и сложности политического плана, что показали недавние разногласия в вопросах газового ценообразования.

Во-вторых,  существует принципиальное неравенство между двумя торговыми партнерами в плане энергосырьевой торговли. Переговорами руководит Китай, который может и без России удовлетворить свои потребности в энергоресурсах. На самом деле, Китай в последние годы не ограничивается Россией и обращается к другим газодобывающим странам на Ближнем Востоке  и в Центральной Азии (а это еще один пункт противоречий, поскольку Россия считает Центральную Азию своей привилегированной сферой влияния). С другой стороны, Китай это единственная страна, являющаяся крупным российским клиентом за пределами Европы. Такой дисбаланс в отношениях сулит проблемы Москве, а недавние проволочки в газовом соглашении между двумя странами указывают на то, что торговые связи в энергетике не совсем взаимовыгодные.

 

Цель визита Путина в Китай - создать видимость (ВИДЕО)

 

Несмотря на все встречи и соглашения между двумя странами, Россия по-прежнему  считает Китай своим потенциальным будущим противником. Когда-то высокодоходная торговля оружием между Россией и Китаем сегодня практически сведена на нет. Многие образцы российской военной техники, попавшие в руки китайского военно-промышленного комплекса, были скопированы и переделаны, и теперь подрывают позиции российского военного экспорта за рубежом. Проблема усугубляется также непреодолимым китайским присутствием на малонаселенном Дальнем Востоке России. Многие говорят, что это создает основу для захвата этого региона китайцами. Китайские инвесторы вложили почти 3 миллиарда долларов в российский Дальний Восток, то есть, в три раза больше объема инвестиций федерального правительства России. Даже Кремль признает диспропорции влияния и говорит о необходимости партнерства с Китаем в совместном развитии Дальнего Востока. Но китайские инвесторы пока не проявляют особого желания вкладывать средства в российские предприятия и в инфраструктуру дальневосточного региона.

История дает массу доказательств того, что видимость переориентации зачастую обманчива – особенно когда экономические и политические реалии начинают выкристаллизовываться. На самом деле, рождение в 1996 году Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которую многие назвали российско-китайским антиамериканским блоком, не очень-то помогло изменить глобальную экономическую и политическую действительность.

Однако более тесное сотрудничество между Россией и Китаем все же способно осложнить российско-американские отношения. И это несомненно дает в руки Кремлю новый набор внешнеполитических инструментов воздействия. Но хотя вашингтонские политики будут обязательно с огромным вниманием и опаской следить за любыми российскими попытками настроить США против Китая, усилия двух стран по сближению не являются основанием для тревоги – по крайней мере, пока.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.