В своей речи от 28 января генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин заявил о своей твердой решимости и в дальнейшем вести страну по пути мирного развития. Однако некоторые зарубежные СМИ интерпретировали это заявление совершенно иначе, нежели сами китайцы. Китайские исследователи один за другим отмечали, что Си Цзиньпин говорил о «стратегической решимости», и высказывали мнение, что это заявление отражает верность новых лидеров Китая идеям уверенного и стабильного курса во внешней политике. Однако некоторые западные СМИ назвали такую позицию жесткой и негибкой. Их рассуждения строились на том, что, говоря о китайском пути мирного развития, Си Цзиньпин в то же время добавил: «Другим державам не стоит рассчитывать на то, что мы сделаем свои жизненно важные интересы разменной монетой международных соглашений. Не стоит надеяться и на то, что мы пойдем на какое-либо ущемление своих суверенных прав, ограничение нашей безопасности или возможностей развития».

Разве в его словах есть какой-то изъян? Вдумайтесь, так мог бы сказать глава любой страны, и разве это вызвало бы у вас удивление? Тот факт, что кого-то такое заявление все же удивляет, доказывает лишь то, что некоторые страны почему-то выдвигают к Китаю особые требования. Им хотелось бы, чтобы Китай был готов поступиться всем, чем угодно, ради своего развития, а они могли бы вертеть нами так, как им вздумается. Они надеются, что это – отличный шанс сесть нам на шею, будто бы курс Китая на мирное развитие – это своего рода банкомат, выдающий деньги всем желающим.

Читайте также: Три составляющих китайской мечты

Мифу о «китайской непримиримости» уже не один год, однако его все обсуждают и обсуждают, хотя стоящие за ним идеи за это время едва ли изменились. В действительности, возьмем хотя бы лидеров Японии и Филиппин, то есть, тех стран, у которых с нами случились разногласия: вот уж кому бы не помешало поучиться спокойствию и выдержке у китайского руководства! Мы искренне стремимся к мирному развитию, однако это стремление не может быть односторонним, нужно, чтобы его поддерживали и другие страны. В конце концов региональный мир – вопрос, затрагивающий всех.

Вот спокойное, деловое обоснование нашей позиции. И если кто-то не может принять такое изложение сути вопроса, то проблема здесь действительно не в КНР. И что-то делать тут надо не с китайской позицией, а с этой аллергией к высказываниям китайских лидеров, а также с теми людьми и странами, у которых она проявляется.

Китайские женщины-пилоты истребителей


И если кто-то до сих пор еще не понял, то запишите это, пожалуйста, прямо сейчас, черным по белому: Китай не откажется от своих законных прав. Китай не пожертвует своими жизненно важными интересами. Если у вас когда-то сложилось другое впечатление, внесите поправки, будьте добры. Чтобы и дальше развивать отношения с Китаем, вам обязательно надо это запомнить.

Также по теме: Пора готовится к «иррациональному поведению» Китая

Есть и те, кто с самого начала понял все правильно, но предпочел сделать удивленный вид. Вам тоже следует понять: все ваши обвинения в «жесткости и непримиримости» или нагнетание страха перед «желтой угрозой» - уже не эффективны. Все это больше не задевает Китай, мы привыкли. Мы знаем реальную цену вашим словам, и наша стратегическая решимость только крепнет.

Сейчас у Китая не такой-то уж и громкий голос на мировой арене, а западное общественное мнение, оценивая перспективы возвышения КНР, просто кипит и бурлит эмоциями, даже через край. Мы, как можем, стараемся развеять страхи сторонних наблюдателей, но надо понимать, что мы не только не будем навязывать мировой общественности свое собственное мнение, но и не будем ради создания приятной для всех атмосферы поступаться своими интересами.

Во всех конфликтах, возникших за последние два года между Китаем и Японией, а также Китаем и Филиппинами, китайцы ни разу не были зачинщиками. Если бы Япония не начала «национализацию» островов Дяоюйдао, или если бы военные корабли Филиппин не попытались заблокировать суда китайских рыбаков, укрывшихся от непогоды у острова Хуанъянь, то никакого противостояния и вовсе не было бы. Китай – самая крупная геополитическая сила в восточно-азиатском регионе, и в это же время основной защитник идей «мирного диалога и совместного освоения». Если другие государства воздержатся от провокаций и не будут усугублять уже существующих противоречий, то в наших отношениях точно не возникнет никаких больших проблем. Если же они по-прежнему будут провоцировать Китай, при этом надеясь, что тот оставит свою «жесткую и негибкую» политику, то мы вряд ли добьемся взаимопонимания.

Читайте также: «Антихрупкие» амбиции Китая


Китай просто не может быть «жестким и непримиримым» в том смысле, в котором об этом пишут в западных СМИ. Если бы подобная «жесткость» действительно была частью нашей государственной политики, то современная Азия была бы совсем другой. Возможно, другим странам тяжело представить, насколько глубоко держава с населением в 1.3 млрд человек понимает важность устойчивости и сдержанности в политике, и насколько она сильно нуждается в них. Кто-то наверняка продолжит оценивать КНР так же, как те самые слепцы из притчи про слона, выдергивая отдельные слова из контекста или описывая отдельные действия китайских властей с убежденностью, будто бы в этом – весь Китай.

Придется ли Китаю когда-либо действительно вставать на позицию жесткости? Это зависит уже от того, будут ли другие государства принуждать нас к этому. В прошлом некоторые страны бесконтрольно ущемляли китайские национальные интересы, однако теперь им надо твердо уяснить, где проходит черта, за которую заступать нельзя.

Если другие страны будут реалистически подходить к построению диалога с КНР, то они скоро поймут, что Китай – это не только один из ключевых игроков мировой геополитики, но и дружелюбный и великодушный партнер. Если какой-то азиатской стране и предопределено стать новой мировой супердержавой, то это будет Китай.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.