Лондон – Как вы, скорее всего, совершенно не заметили, Россия недавно завоевала право на проведение чемпионата мира в 2018 году. Такое незнание с вашей стороны вполне понятно, поскольку а) вы, наверное, американец и гордитесь тем, что вам совершенно наплевать на футбол, и б) на этом сайте никто спортивные события не обсуждает и ставки не делает. Но состязание за право проведения чемпионата было весьма увлекательным по целому ряду причин, не имеющим никакого отношения к парням, гоняющим по полю мяч, и имеющим прямое отношение к тому, что происходит в международных отношениях.

Я люблю футбол. Но если вы его не любите, вы все равно должны знать о том, что большая часть нашего мира за пределами Северной Америки футболом интересуется намного больше, чем политикой. Кстати, одним из первых значение и последствия этого факта осознал хитрый старина Руперт Мердок. То, что он со свойственной ему ловкостью понял это, стало одной из главных причин того, что Мердок сегодня сильнее самого Бога. То, что британские СМИ, такие как The Sun и News of the World, широко освещают события в спортивном мире в целом и в футболе в частности, стало решающим, но часто игнорируемым фактором огромной привлекательности данных изданий для плебса. Мердок воспользовался теми огромными прибылями, которые приносят данные газетенки, чтобы основать собственную спутниковую империю, получившую эксклюзивные права на трансляцию матчей английского футбола. А это дало ему возможность грести деньги лопатой и основать сеть Fox. Да, это правда: именно одержимых футболом английских фанатов следует благодарить за то, что канал Fox News  превратился в тот институт американской власти, каким он является  сегодня…

В последние годы вслед за Мердоком потянулись и политики, начавшие уделять футболу гораздо больше внимания. Футбол превратился в огромный бизнес глобального масштаба. Он неизбежно становится намного больше связанным с политикой и с национальным престижем, чем, скажем, Олимпийские игры. Последним и наиболее ярким доказательством данной тенденции стало соперничество за право проведения двух следующих чемпионатов мира.

Процесс голосования по вопросу предоставления права на проведение проходящего раз в четыре года чемпионата похож на процедуру голосования олимпийского комитета. Выборы проводится тайно, поэтому страны пытаются убедить отдать им голоса тех никем не избираемых руководителей из международного управляющего органа футбола ФИФА, которые участвуют в отборе. Голоса эти завоевываются благодаря прошедшей проверку временем традиции: руководителей ФИФА кормят, поят, им льстят, дают взятки, их провоцируют. А поскольку голосование тайное, голосующие могут лгать (и делают это), обещая поддержку сразу нескольким претендентам. В таких обстоятельствах бесчестность и обман это неизбежная составляющая битвы за драгоценные голоса. Но на сей раз было еще больше, чем обычно, возможностей для закулисных сделок – из-за того, что по каким-то непонятным причинам одновременно решалось и то, кто будет проводить ЧМ-2022. А поскольку все кандидаты на организацию чемпионата 2018 года были европейцами, а на ЧМ-2022 - с других континентов, между участниками голосования заключались сделки по обмену голосами.

Пиком заявочного процесса стала серия презентаций в Цюрихе. Она дала различным претендентам возможность для лоббирования в последний момент с привлечением знаменитостей из своих стран (вы, наверное, будете гордиться, узнав, что Билл Клинтон и Морган Фриман приложили огромные усилия, чтобы ЧМ-2022 получили США), а также для получения в последнюю минуту перед голосованием дополнительных голосов.

Но не все страны с нахальным бесстыдством пудрили мозги членам ФИФА. Путин в Цюрих не поехал, и это усилило предположения о том, что российская заявка уже безнадежна, а российский премьер просто неудачник. Среди причин, по которым Россия не могла претендовать на победу со своей заявкой, были утверждения о том, что там слишком много болельщиков-расистов и что в стране нет необходимой инфраструктуры для проведения чемпионата. Кроме того, Россия стала главной героиней появившейся утром того дня информационной утечки Wikileaks. Там было полно всяких заявлений о том, какая это «автократическая клептократия» и «мафиозное государство». Комментаторы полагали, что ФИФА не может отдать это важнейшее событие столь коррумпированному режиму – иначе она запятнает свою репутацию. Казалось, что это будет битва между Англией и Испанией, которая является действующим чемпионом мира.

Английский заявочный комитет, со своей стороны, выставил звездную команду знаменитостей в лице премьер-министра Дэвида Кэмерона, Дэвида Бекхэма и принца Уильямса, который купается в лучах славы мировых СМИ с тех пор, как заявил недавно о намерении жениться на своей подружке.

Привлечение к этому делу принца стало весьма подленьким приемчиком с целью добиться того, чтобы пообещавшие голосовать за Англию сдержали свое слово – ведь «будущему королю Англии никто не сможет солгать». Я понимаю, насколько нелепо и смешно это звучит, но наш-то заявочный комитет этого явно не понял…

Однако данный поступок весьма типичен в рамках всей этой далекой от реальности заявки. В отличие от заявок всех остальных стран, которые изо всех сил, масштабно и тщательно, с применением хорошо скоординированной кампании СМИ, подлизывались к ФИФА, британские средства массовой информации решили подойти к этому вопросу новаторски, применив приемы садомазохизма. Би-Би-Си и Sunday Times провели тщательные и получившие широкую огласку расследования по вопросу о том, насколько коррумпирована ФИФА, и как она нуждается в реформах. Это даже привело к отставке шести чиновников из руководящего футбольного органа. Очевидно, эти СМИ были уверены в том, что ФИФА отдаст нам чемпионат в знак благодарности за разоблачение перед всем миром ее порочной практики. А накануне голосования мы даже продемонстрировали миру нашу старую добрую традицию футбольных потасовок. Фанаты «Бирмингема» и «Астон Вилы» подрались для полноты впечатлений во время матча двух команд – очевидно, чтобы убедить сомневающихся.

Любому обозревателю было совершенно ясно, что шансы Англии на победу невелики. Поэтому возникает вполне естественный вопрос по поводу крайне странной особенности английской заявки: что заставило премьер-министра принять столь деятельное участие в деле, имевшем все шансы на провал?

Ответ один: ничем не оправданное высокомерие, с которым Британия смотрит на остальной мир. Я думаю, это очень многое говорит нам о нашем новоиспеченном премьере Дэвиде Кэмероне. Это один из тех вызывающих всеобщее раздражение политиков, которые еще в четырнадцать лет решили, что будут править своей страной. Видимо, он еще тогда заставил своего дворецкого напечатать об этом письмо с напоминанием. Представьте себе республиканскую версию Эла Гора, и вы получите хорошее представление о том, что это за человек – Кэмерон. Подобно Гору, безграничная самоуверенность, похоже, ослепила его, и Кэмерон просто не понимает, что не очень-то нравится людям.

Кто-то мог подумать: Кэмерон должен в определенной мере это понимать, учитывая то, что ему не удалось одержать победу на выборах над одним из самых непопулярных премьер-министров Британии последнего времени Гордоном Брауном. Причем произошло это в момент самой серьезной за нынешнее поколение рецессии, когда едва ли не все печатные средства массовой информации были на его стороне. После выборов ему пришлось спешно заключать сделки с партией либеральных демократов, чтобы получить необходимое большинство. С 1920-х годов Кэмерон стал первым премьер-министром, которому пришлось прибегнуть к такому маневру, как формирование коалиции.

И несмотря на  это, он пока вполне нормальный премьер-министр, по крайней мере, среди лидеров тори. Эти лидеры настаивают на весьма жестких мерах по сокращению расходов, но такое сегодня случается едва ли не везде – даже на Кубе. По крайней мере, соглашение о создании коалиции пока вынуждает их с осторожностью проявлять свой менталитет под отвратительным лозунгом «пусть выживет сильнейший». А менталитет этот прочно въелся под кожу партии консерваторов, хотя сейчас многое может измениться, поскольку сокращения расходов начинают давать результаты. И я на какое-то время начал даже уважать этого человека, когда он пылко и честно извинился за отвратительные действия британской армии в «кровавое воскресенье» в Богсайде (тогда военные открыто убили 26 мирных демонстрантов, выступавших за свои гражданские права, и это привело к созданию сегодняшней Ирландской республиканской армии). И надо отдать ему должное, Кэмерон даже принял участие в кампании «It gets Better» (кампания гомосексуалистов и лесбиянок в YouTube с воспоминаниями о своих проблемах и о том, как улучшается ситуация – прим. перев.). Может быть, он просто скользкая лицемерная дрянь, но можете ли вы себе представить, чтобы нечто подобное сделал кто-то из республиканских лидеров?

Тем не менее, участие Кэмерона в заявочной борьбе показало, что он все-таки немного идиот, мало соображающий в сложностях международных отношений. Видимо, ему не давали покоя лавры Тони Блэра, вырвавшего Олимпиаду-2012 у французов. К несчастью для Кэмерона, хотя Блэр и является циничным поджигателем войны, он гораздо более умелый и проницательный делец, чем нынешний премьер. Судя по обиженному тону Кэмерона после поражения, у него и в мыслях не было, что Англия может не победить. В итоге он выглядел как жалкий коммивояжер-неудачник. Вообще-то любой политик должен обладать тем здравым смыслом, который не позволяет ему становиться заложником удачи по жребию. Это в особенности относится к Кэмерону, у которого есть опыт работы по организации общественного мнения. Но очевидно, здравого смысла ему не хватило.

Все это в некоторой мере объясняет, почему в момент голосования Англию прокатили уже в первом туре. Принц Уильям получил заверения в поддержке от пяти участников голосования из 22. Но он к своему ужасу обнаружил, что некие подонки (видимо, плебеи из низкого сословия) пали столь низко, что осмелились обмануть принца! Поэтому мы получили всего один голос. Ну, вообще-то получили мы два голоса, но один принадлежал представителю от Англии, и поэтому он не считается. Это как получить карточку «валентинку» с признанием в любви от собственной мамы.

Итак, оказалось, что в результате широко разрекламированного «наступления обаяния», в котором приняли участие симпатичный, но переоцененный футболист, много о себе мнящий премьер-министр и добродушный, но бестолковый будущий король, им удалось отвоевать всего один голос. Они так были заняты собой, что даже не заметили признаков беды. Я бы, конечно, хотел, чтобы мы победили. Но наблюдать за тем, как мы проиграли, настолько весело и забавно, что это почти полностью гасит горечь от поражения. Если, как гласит старая пословица, «битва при Ватерлоо была выиграна на игровых площадках Итона», где учились и премьер-министр, и принц, то будет справедливо сказать, что английская битва за чемпионат мира была проиграна на тех же самых игровых площадках.

Позднее выяснилось, что Россия еще за несколько дней знала о своей победе, поэтому ее представители даже не озаботились тем, чтобы появиться там заранее для получения дополнительных голосов. Большинство знающих людей тоже это поняло, а Путин даже иносказательно намекнул, что именно по этой причине он не поехал в Цюрих. Но мы так активно старались обгадить руководителей ФИФА, что у нас даже не осталось друзей, чтобы предупредить нас о грядущем поражении. Поэтому ФИФА была просто счастлива тоже повернуться к нам задницей и превратить нашего премьера в международное посмешище. Она непреднамеренно дала понять всем и каждому, что у России сегодня намного больше друзей в мире, чем у Британии.

Большинство других проигравших стран восприняли свое поражение с достоинством. Когда США со своей заявкой на проведение ЧМ-2022 проиграли в последнем туре Катару, Обама заявил: «Думаю, это было неправильное решение». То есть, он так и не смог сделать вид, что ему это небезразлично. Даже Испания, которая была достойна победы, так как стала чемпионом на прошлом чемпионате мира, которая играет в быстрый и чрезвычайно  зрелищный футбол, и которая обладает хорошей инфраструктурой, и та весьма философски отнеслась к поражению.

Но в Британии английские СМИ все еще причитают и скулят по этому поводу, хотя прошло уже немало времени. Люди в массовом порядке звонят в редакции радиостанций и жалуются на то, какая коррумпированная эта ФИФА, как, должно быть, расстроился и был оскорблен принц Уильям, увидев, что люди смотрели ему в глаза и бессовестно лгали! Я же уверен: он это переживет, все поймет правильно, и это станет для него бесценным уроком о том, что нельзя работать зазывалой для своей страны.

Естественно, сейчас большая часть средств массовой информации отрицает, что их кампания по обливанию ФИФА помоями оказала какое-то влияние на неудачу с заявкой. В то же время, они громко хвастают о том, какие высокие позиции занимает Англия в индексе свободы прессы по сравнению с  Россией (19-е и 140- место, соответственно; а у США 20-е, если вам интересно). Это полностью противоречит словам руководителя ФИФА, который ясно дал понять, что наши бесцеремонные СМИ это главная причина полного нежелания ФИФА проводить чемпионат мира  в Англии. Но я полагаю, для вас это не более, чем отрицание собственной вины ФИФА.

Вместо этого все обвиняют ФИФА в том, что это полностью продажная организация. («Лишь три руководителя ФИФА потрудились почитать наш замечательный доклад по техническим вопросам!») А в стране, похоже, сложился общий настрой, что если потеря права на проведение чемпионатов мира по футболу это та цена, которую приходится платить за свободу СМИ, что ж, так тому и быть. В принципе, так и должно быть; но в то же время, никто не говорит о другом весьма неловком обстоятельстве – что Британии все же удалось в ходе не менее коррумпированной кампании соперничества получить в 2005 году право на проведение Олимпийских игр. Разница в том, что тогда мы обладали существенно большим влиянием на мировой арене, чем сейчас. Когда Соединенные Штаты  были хозяевами положения, они сумели протащить закон о том, как надо вести дела в этом плане, а мы, британцы, смогли пролезть в эту узкую дверь по протекции, ухватившись за фалды влиятельного родственника. Но сейчас баланс экономических сил на мировой арене меняется, и эта власть и влияние весьма быстро ускользает от нас.

Ну, довольно о проигравших. А как насчет победителей? Россия с легкостью выиграла право на проведение ЧМ-2018, набрав большинство голосов во втором туре, после чего в Цюрих прилетел Путин и рассказал ФИФА первоклассную историю о том, как сильно русские любят футбол – настолько сильно, что игра эта помогла им выстоять во время бомбежек Ленинграда во времена Великой Отечественной войны. Может быть, и так, но я помню, что был в Москве во время чемпионата мира 2006 года, и не заметил особого энтузиазма по поводу турнира. Я даже не нашел ни одного места, где показывали бы матчи, за исключением, конечно же, ирландских баров.

Даже англичане, пусть и с очень большой неохотой, признают, что Россия на самом деле не такое уж и плохое место для проведения чемпионата. Этого не скажешь о другом победителе – Катаре. Играть в футбол в пустыне – это смехотворно. Пинать мяч в Катаре будет слишком жарко. Кроме того, они настолько паршиво играют в футбол, что на их фоне даже наша английская команда выглядит неплохо. Да, и это первая с 1934 года страна, которая будет проводить чемпионат мира, НИ РАЗУ не пробившись в него. Все закрытые стадионы, которые они построят для чемпионата, будут разборными, и после турнира их демонтируют. Наверное, это будет самый энергоемкий проект в истории человечества, однако они все равно совершенно невозмутимо хвастаются по поводу «нулевых углеродных выбросов при охлаждении воздуха» на стадионах.

Конечно, Катар победил со своей заявкой и может молоть всю эту чепуху благодаря тому, что он, как и Россия, обладает огромными запасами природного газа, а финансовое положение у него гораздо лучше, чем у большинства конкурентов. Кроме того, как показала информация Wikileaks, страна эта весьма практично использует свою телестанцию Al Jazeera для улучшения собственной  международной репутации. Такого рода вещи весьма полезны на тех конкурсах красоты, в которые превратились заявочные кампании. Они намного, намного полезнее, чем претензии на успехи демократии в своей стране.

Но самая важная и значимая причина победы России и Катара состоит в следующем. Это самый четкий и явный показатель того, что сбывается давнее пророчество насчет утраты Западом власти и влияния. Уже несколько лет занудные политологи говорят об усилении Восточной Азии и стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) и о соответствующем упадке Запада. Но большинство людей все равно не обращает никакого внимания на такие непонятные явления как расширение состава «Большой восьмерки». Все дело в том, что у них есть более интересные и увлекательные занятия – смотреть футбол, например. С окончанием холодной войны роль и вес России на мировой арене приблизились к нулю, за исключением ее ближнего зарубежья. И слышим мы по ее поводу лишь бесконечные истории о гангстерах, олигархах и шпионах. Но это должно измениться. Увидев, как Россия обошла все остальные европейские заявки, люди получили мощный сигнал. Воспользовавшись футболом (а его язык понимает почти весь мир), Россия по прошествии двух неспокойных и трудных для себя десятилетий определенно готова вновь гордо расхаживать по мировой арене. Это очень и очень наглядный сигнал о том, что мир меняется. Он сродни сигналу из Китая, когда тот получил право и провел Олимпийские игры. Но поскольку американцам футбол неинтересен, они этот сигнал увидят последними…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.