Политический выбор для Восточной Европы: так президент Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) Мишель Платини (Michel Platini) в 2007 году оценил предоставление Польше и Украине права проведения европейского первенства по футболу. Тем более жалкими выглядят сейчас его попытки представить дело так, как будто политическая ответственность футбола его не касается. Когда ситуация становится взрывоопасной, УЕФА забирается в свою спортивно-автономную раковину, и ожидает, когда потекут деньги.

Левандовский (Lewandowski) переходит в мюнхенскую «Баварию». Это сообщение появилось утром в один из майских дней на тиккере немецких информационных агентств. Насколько известно, при этом у некоторых спортивных журналистов чашка кофе выскользнула из рук. В первый момент все вынуждены были исходить из того, что в Дортмунде – городе, где играет Левандовский, – возникнут революционные беспорядки. Через некоторое время ситуация отчасти успокоилась.

После прочтения написанного мелким шрифтом обнаружилось, что речь в данном случае идет не о польском нападающем Роберте Левандовском из дортмундской «Боруссии», а о Джине Лорин Левандовски (Gina Loren Lewandowski) из Соединенных Штатов, и женский отдел футбольного клуба «Бавария» был очень рад в связи с ее решением. Однако заголовок мнимого шокирующего сообщения, тем не менее, сделал карьеру на порталах Facebook и Twitter.

В эту пятницу в Варшаве начинается первенство Европы по футболу. И на этот раз речь идет о настоящем Левандовском. Нужно будет далеко углубиться в историю для того, чтобы встретить там футболиста из Польши, простое упоминание имени которого производило бы за границей подобного рода волнения. Там можно было бы обнаружить таких игроков как Гжегож Лято или Збигнев Бонек, и таким образом мы бы оказались в 1970-х или 1980-х годах прошлого столетия.

Польша того времени и Польша сегодня – это два совершенно различных мира. Польша, которая теперь впервые после падения Берлинской стены проводит в восточной Европе крупное спортивное мероприятие, может с определенным правом утверждать, что она является современной европейской страной. Она провела политические и экономические изменения, символическим завершением которых и должен стать этот Чемпионат Европы. Страна модернизировала свои городские центры, свои вокзалы и аэропорты. За исключением небольших объездов, по ее новым автобанам можно передвигаться на автомобиле.

Автомобили в соответствии со стандартами происходящего события уже давно украшены красно-белыми флажками. На правом берегу Вислы, где несколько лет назад еще функционировал криминальный блошиный рынок, теперь располагается красивый стадион, где будет проводиться матч открытия. Но вот что, однако, в ближайшие дни будет являться главным достижением: у Польши вновь появился игрок международного класса. Его зовут Роберт Левандовский, и это он заставляет заниматься подсчетами менеджеров, а также дает возможность помечтать многочисленным болельщикам. Это такой игрок, с которым можно показаться на публике.

У поляков теперь есть практически все, что требуется для успешного проведения Чемпионата Европы. Их проблема состоит вот в чем: вероятно, у них даже есть лишний организатор. К вопросу о том, что Украина также является устроителем этого турнира, польская сторона до последнего времени относились с предельной сдержанностью. Поляки и украинцы заключили в высшей степени сложный брак, когда в мае 2007 года к своему собственному удивлению они получили право на проведение европейского первенства 2012 года. И теперь через этот турнир проходит не только внешняя граница Евросоюза, но и своего рода моральная стена.

Футбольный союз проспал дискурс


О сотрудничестве не может быть и речи. С восторгом относящаяся к Европе Польша и дрейфующая в сторону Востока Украина в конечном итоге подготовили два мероприятия под одним общим названием. Задача устроителя, то есть Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) могла бы состоять в том, чтобы выступить в роли советника по вопросам брака. Однако футбольный союз проспал решающий дискурс. И следует сказать, что сделано это было преднамеренно.

Просвещенная европейская общественность как никогда раньше обсуждала режим украинского президента Виктора Януковича, в том числе тюремное заключение его политического противника Юлии Тимошенко, а также возможные формы протеста. К этому добавились еще дебаты на мета-уровне, в ходе которых обсуждались различные аспекты символической политики. К справедливой и давно назревшей критике в адрес системы Януковича добавились призывы к бойкоту обитателей парламентских задних рядов, которые и без того не получили бы билетов в Киев. Но, судя по всему, единственным, кто в это не вмешивался, оказался Мишель Платини – президент УЕФА.

Вопрос о том, правильным ли было решение проводить такое крупное мероприятие в Восточной Европе, существует с того момента, когда Платини в 2007 году в Кардиффе открыл конверт. На этот вопрос есть простой ответ: да, в принципе решение было правильным. Уже давно пора, чтобы широкие массы западноевропейцев обратили свое внимание на такие страны как Польша и Украина. Но также и на то, что при определении места проведения и затем и при предоставлении инвестиций многое происходило не на правилам правового государства. А также на то, что организованный спорт не может избежать подобного рода обсуждений.

Платини в 2007 году заявил, что выбор в пользу Восточной Европы был решением политическим. Тем более жалкими выглядят теперь его попытки сделать вид, как будто сложная политическая часть этого турнира его не касается. Тимошенко? Коррупция? Польско-украинские противоречия? Не моя проблема, говорит Платини. Когда ситуация угрожает стать взрывоопасной и поэтому интересной, главный устроитель забирается в свою спортивно-автономную раковину и ждет, когда потекут деньги.

Почему Восточная Европа? Это не самый актуальный вопрос перед открытием чемпионата. На самом деле он звучит так: почему существует именно такой Союз европейских футбольных ассоциаций.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.