Посол Польши во Франции считает, что присутствие Владимира Путина  на мероприятии в Катыни знаменует начало новых отношений его страны с Россией.

7 апреля 2010 года премьеры России и Польши Владимир Путин и Дональд Туск (Donald Tusk) впервые в истории вместе почтут память убитых в Катыни 22 тысяч польских офицеров. Когда я пишу эти слова, за несколько часов до церемонии, давать какие-либо комментарии еще слишком рано. Нам без сомнения потребуется некоторое время, чтобы сделать из этого политические выводы. Поэтому сейчас вы читаете не замечания посла, а личные впечатления внука захороненного в Катыни офицера.

Конечно, всегда найдутся те, кто будет недоволен достигнутым и кто сравнит встречу Путина и Туска в Катыни с полупустым стаканом. Однако для нас это мероприятие, бесспорно, является тем стаканом, что наполовину полон: речь идет об одном из важнейших событий в истории Европы. Совместное посещение места давнего преступления в его 70 годовщину напоминает мне о том, как Франсуа Миттеран и Гельмут Коль вместе отдали дань памяти павшим солдатам во время 70 годовщины битвы при Вердене. Тот факт, что два лидера почтут сегодня память погибших, является не завершением, но важным этапом на пути, который решили совместными усилиями преодолеть Польша и Россия.

Об истории Катыни я узнал еще в детстве, когда дома мне сказали: "Твоего дедушку убили коммунисты, но запомни, в школе об этом говорить нельзя". Такое противоречие между пережитым моей семьей (как впрочем и множеством других польских семей) и представленной режимом официальной версией создало настоящую пропасть между властью и гражданским обществом. Та же самая пропасть разделила российский и польский народы, превратив Катынь в символ отсутствия диалога.

То, что произошло в Катыни – это не просто варварство. Прошлый век оставил в нашей памяти куда более массовые убийства, чем расстрел нескольких тысяч военнопленных. Катынь – это также 50 лет лжи, в которой погрязла Польша. Этой ложью сначала пользовались нацистские оккупанты, так как Катынь не была бы возможна без пакта Риббентропа-Молотова, затем ее подхватили в СССР, чтобы скрыть свое преступление, наконец, она стала "государственной необходимостью" для польских коммунистов. Этот период истории нанес огромный ущерб отношениям России и Польши. Более того, избавиться от укоренившейся лжи очень непросто, достаточно вспомнить лишь о том, какое яростное сопротивление встретил в прошлом году фильм Анджея Вайды (Andrzej Wajda) "Катынь" в некоторых кругах во Франции.

Однако, цитируя Гете, истина сама исцеляет зло, которое причинила. В российской и польской традиции сложилось так, что примирение просто-напросто невозможно в условиях оппортунистской реальной политики, к которой подталкивают нас некоторые наши партнеры. Свойственная нашим культурам глубокая духовность не приемлет поспешных и поверхностных поступков, которые наносят ущерб нашим собственным ценностям. Что может быть красноречивее, чем просьба российских православных монахов, которые пришли в сентябре 2009 года в Ченстохову за копией иконы Богоматери для своего монастыря в Осташкове, превращенного в 1939 году сталинским НКВД в лагерь для содержания польских офицеров, часть из которых была казнена в Катыни? Потребовалось немало времени, чтобы новая Россия почувствовала необходимость взглянуть в лицо своей истории. Тем не менее, это ожидание позволило нам остаться верными своим ценностям, а россиянам – понять, что правда будет лучше для всех.

Мы с большим интересом наблюдаем за новым подходом российских властей к исторической истине и заранее приветствуем любые достигнутые результаты. Присутствие Владимира Путина на церемонии в Гданьске 1 сентября 2009 года стало символическим отказом от навязанной советской пропагандой догмы, по которой боевые действия начались 22 июня 1941 года (делалось это для того, чтобы отвлечь внимание от советско-германского пакта). Исчезли также и российские псевдо историки, которые еще недавно пытались доказать ответственность немцев за трагедию в Катыни. Фильм Вайды показали по российскому телевидению, а за ним последовала оживленная дискуссия. В стране появляется все больше сторонников того, что России нужна правда о Катыни, чтобы добиться столь необходимого для модернизации страны изменения менталитета граждан.

Сегодня еще сложно оценить важность происходящего на наших глазах события. Я верю, что мой дедушка и его товарищи умерли в Катыни за свободу Польши. И если начатый процесс приведет, как мы надеемся, к примирению Польши и России, их жертва обретет еще более глубокий смысл.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.