Мы думаем, что всё знаем о великом немецко-российском конфликте, развернувшемся на Восточном фронте Второй мировой войны. Мы думаем, что это был великий матч-реванш между тиранами — Сталиным и Гитлером. Мы думаем, что в июне Сталин впал в панику, потому что его союзник-фашист пошёл против него. Мы думаем, что Гитлера победила та же самая русская зима, которая победила Наполеона столетием раньше. Мы думаем, что Сталин упорно не желал даже задумываться о капитуляции. Мы думаем, что Советы победили в величайшей танковой битве в истории человечества под Курском.

Но может статься, что всё это не так. Во всяком случае, об этом нам рассказывает историк Джон Моузир (John Mosier) в своей новой книге под заголовком «Машина смерти, или Гитлер против Сталина на Восточном фронте, годы 1941—1945» (в своей предыдущей книге историк развенчал мифы, окружавшие гитлеровскую концепцию блицкрига). Автор резко отталкивает все привычные истины, а вместо них предлагает захватывающий рассказ о самом жестоком театре самой жестокой войны, разразившейся в одном из самых жестоких столетий в истории человечества. Но настоящая тема книги — это нечто большее, чем события на Восточном фронте, который тоже был не мал — простирался от Балтийского моря до Чёрного.

Автор утверждает, что Вторая мировая война шла из-за экономики, а не из-за политики и не из-за идеологии. Конечно, само по себе это не ново, но он подходит к задаче творчески, показывая, что не только мотивы участников войны, но и их манёвры носили почти исключительно экономический характер.

К примеру, Польша была нужна Гитлеру потому, что она экспортировала свои товары в Германию. Союзники попытались перекрыть поставки железной руды из Скандинавии, надеясь, что нацисты останутся без материалов для строительства танков и самолётов. Да и вся эта заварушка в целом была столкновением на экономическом фронте, а вовсе не на политическом. Союзники, в числе которых к концу войны оказался и Советский Союз, попросту обогнали Германию по производству; более того, Третий Рейх был разгромлен двумя странами, которые даже не были его врагами, когда война началась, то есть Соединёнными Штатами Америки и Союзом Советских Социалистических Республик.

Перед нами чёткое и завораживающее описание битвы, которую уже описывали много раз, но с такой иронией — редко. Эта чудовищная война, шедшая на фоне массового истребления людей тиранами с их механистическим подходом к жизни гражданских лиц, превратилась в настоящую этническую бойню, в том числе — поляков и прочих славянских народов, многим из которых при Сталине жилось немногим лучше, чем при Гитлере. А сами эти восточноевропейцы, которых преследовал Гитлер, тоже отнюдь не дружили с евреями, которые в этом крематории едва не погибли все.

На этих страницах воссоздана борьба между злобными советскими головотяпами с их малодушными лидерами, готовыми принести в жертву миллионы жизней, лишь бы выжить самим, и злобными немецкими технократами с их лидерами, не ожидавшими проблем, связанных с военным перенапряжением, а также не представлявшими, какое преимущество имеет их противник, ведущий оборонительную войну в отсталой местности и владеющий неограниченным запасом пушечного мяса. Автор полагает, что Сталин был настолько, насколько это вообще возможно, близок к тому, чтобы остаться без людей, которые к 1943 году зачастую перед отправкой на фронт проходили всего через два дня подготовки.

Вернёмся к мифам, которые развенчиваются на страницах книги. Сталин не был ошарашен предательством Гитлера в 1941 году, а просто слишком зациклился на событиях 1914 года, думая, что у него есть ещё несколько недель на мобилизацию, а дипломатическое решение ещё возможно. Нацистов в России победила не зима, а осень, точнее, не гололёд на дорогах, а грязь на них. Сталин не отказался бы от перемирия, но продолжал драться потому, что мириться не хотел Гитлер. А что касается Курска, то там чистой победы одержано не было, что бы ни говорила советская пропаганда.

Мораль войны обычно бывает страшная. Вот какую мораль выводит автор: войну на Востоке Гитлер должен был проиграть — и он её проиграл. Немцы несколько раз оказывались в шаге от победы, но их победил не сильнейший противник, а превосходящая воля или, по крайней мере, превосходящая готовность заплатить цену победы. Сталин выиграл войну «только потому, что был готов принести в жертву порядка двадцати семи миллионов русских». Чудовищный вывод. Чудовищная битва. Чудовищная победа.

Дэвид Шрибман, исполнительный редактор издания Post-Gazette (Питтсбург), десять лет возглавлял вашингтонское бюро Boston Globe.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.