Бывший советский президент  Михаил Горбачев, вспоминая Рональда Рейгана, говорит о нем как о великом президенте и партнере, внесшем свой вклад в окончание холодной войны, хотя оба этих человека сначала характеризовали друг друга, используя при этом не самые лестные термины.

«После наших первых переговоров он назвал меня твердолобым большевиком, а я назвал его динозавром, - признался Горбачев в беседе с исполнительным директором Newsmax Кристофером Радди (Christopher Ruddy). – Так прошла наша первая встреча. Но затем мы стали хорошими партнерами в лучшем смысле этого слова».

Радди побывал в Москве для того, чтобы взять интервью у Горбачева, и это было сделано для специальной презентации на этой неделе февральского номера журнала и вебсайта Newsmax, посвященных 100-летнему юбилею Рейгана, который будет отмечаться 6 февраля.

По мнению Горбачева, вице-президент Джордж Г.У. Буш (George H.W. Bush), работавший вместе с Рейганом, внес большой вклад в подготовку саммита, когда он приехал в Москву на похороны его предшественника Константина Черненко. Несмотря на необходимость проведения встречи между руководителями двух сверхдержав, в обеих странах существовала оппозиция, которую нужно было преодолеть.

«Вот так это началось, - вспоминает Горбачев. – Дискуссии проходили драматично, и иногда они сопровождались резкими обвинениями. Конечно, все было в рамках приличия, но обвинения были резкими, как я сказал. Однако через два дня мы достигли согласия и подписали совместное заявление… В нем говорилось – и это самое главное, - что в ядерной войне нельзя победить, и поэтому она не должна быть развязана. В заявлении также было сказано, что ни одна из сторон не будет пытаться получить военного превосходства над другой стороной».

По мнению Горбачева, главная причина, позволившая ему и  Рейгану провести радикальные сокращения стратегических арсеналов, состояла в том, что у них была соответствующая моральная позиция.

«Мы были против существования ядерного оружия, - подчеркнул Горбачев. – Мы понимали, что мир - весь мир - очень обеспокоен существованием ядерного оружия. Был элемент удачи в том, что два таких человека работали вместе».

Но был один вопрос, по которому эти два политика так и не смогли договориться. Речь идет о Стратегической оборонной инициативе – позднее ее стали называть «звездными войнами» по аналогии с фильмом. Ее смысл состоял в создании щита против ядерного нападения, для чего предполагалось использовать как наземные, так и  размещенные в космосе системы.

«Однако президенту Рейгану нравилась эта программа, это был его любимый проект и, может быть, он был для него как любимая девушка, - сказал, улыбаясь, Горбачев. – Он хотел получить СОИ. Мне это казалось странным. Многие говорили тогда, что создание такой системы нереалистично... Возможно, Рейгану нравился фильм «Звездные войны», но, по моему мнению, он должен был понимать, что это не кино – и нам не следует делать себя заложниками своих ошибок».

Тем не менее Горбачев заявил: «Мы должны отдать должное президенту Рейгану, Рональду Рейгану. Он был великим человеком. Пока я жив, я буду гордиться тем, что нам удалось вместе сделать».