Руслан Хасбулатов, один из лидеров народного сопротивления путчистам в августе 1991 года, которые организовали переворот, направленный на лишение власти Михаила Горбачева, развенчивает миф об исторической роли Бориса Ельцина, который вошел в историю, как человек, победитель коммунизма.


«Когда я вернулся домой в семь часов утра. Ельцин не прекращал повторять, что нас арестуют и что все пропало», вспоминает Хасбулатов, который стал спикером российского парламента. Ельцин, 12 июня ставший первым президентом, избранным всеобщим голосованием, в истории России, был «комком нервов».

Я сказал ему: «Мы не можем сдаться. Столько лет мы защищаем демократию, и теперь повернемся спиной к людям? Если путчисты победят, по крайней мере, в истории мы останемся, как люди которые не смолчали». Хасбулатов, экономист чеченского происхождения, был ответственен за координацию сил тех, кто противостоял реакционерам-путчистам. «Мы должны были обратиться к своему народу и всему миру. Министру печати и информации Российской Федерации, Михаилу Полторанину, поручили составить обращение к народу. Но у него стали трястись руки, и он не мог писать», объясняет Хасбулатов.
 «Я написал обращение», сказал он. Его написали от руки. Мы заявили миру, что речь идет о  государственном перевороте. Что Горбачева удерживают на даче у Черного моря, но его должны вернуться в Кремль. Что региональные главы не должны подчиняться ГКЧП, а также мы просили международное сообщество не признавать путчистов, - сказал Хасбулатов, признавая: «Я не был уверен, что мы победим. Наш шанс на успех был 50%». По его мнению, «путч был делом рук КГБ и его главы, Владимира Крючкова, который затем вовлек в замысел других заговорщиков».

«Чекисты к тому времени утратили большую часть своей власти. Со времен Андропова КГБ стал неконтролируемым монстром, но в период перестройки потерял свою монополию на безопасность государства, а этого спецслужба Горбачеву никогда не простила. КГБ был больше не нужен, он был осколком сталинизма. Остальным путчистам идея понравилась; старой номенклатуре хотелось восстановить свои привилегии», говорит он.

По его мнению, Горбачев способствовал разжиганию пожара реакции, окружая себя ястребами, чтобы остановить процесс распада государства, над чем работали силы во главе с Ельциным. Три прибалтийские республики и Грузия к тому времени уже провозгласили свою независимость. Но в то же время Хасбулатов считает, что, если бы не было демократических реформ Горбачева, переворот удался бы.

«Горбачев дал россиянам свободу, и они больше не желали власти КГБ. Наша тактика состояла в том, чтобы призвать людей к сопротивлению, но мы не ожидали, что так много людей откликнется на призыв. Десятки тысяч людей вышли на защиту Белого Дома, здания правительства и Верховного Совета. Они приехали из провинции с оружием и продовольствием».

«Самой ужасной была - первая ночь. Мы думали, что они атакуют Белый Дом. Мы видели много признаков того, что армия собирается атаковать здание. Вот тогда-то Ельцин и хотел укрыться в посольстве США. Я заметил, что он готовится спуститься в гараж. "Через полчаса по нам начнут палить", - сказал он. К счастью, я убедил его остаться. Мы не могли бросить людей, нам бы этого никогда не простили», вспоминает Хасбулатов,  считающий, что переворот не удался, потому что он был плохо организован.

«Они хотели спасти СССР, но единственное, что они достигли, подписали свидетельство о его смерти. Если бы не переворот, Горбачев сумел бы создать конфедерации из 9 или 10 республик - Средней Азии и Кавказа, но переворот ускорил коллапс империи, - объясняет он. - Горбачев вернулся морально побежденный. Он не был президентом. Ельцин стал запугивать его, не давая ему ничего делать. Горбачев утратил всякую легитимность, и СССР был обречен».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.