Прошло 70 лет с тех пор, как в Россию отправился первый арктический конвой. Черчилль называл их «самым страшным плаванием в мире», потому что  к маю 1945 года погибли 3000 британских моряков. Но две страны подружились в годину невзгод и испытаний.

Гость Олимпиады 2012 года, приехавший на соревнования яхтсменов в Веймаут и случайно забредший в музей Форта Нот, чрезвычайно удивился, увидев там советскую бескозырку. Это подарок музею от местного жителя Эрика Элли (Eric Alley). А он получил бескозырку в подарок в Армении в 1989 году, когда работал там в составе группы ООН по ликвидации последствий страшного землетрясения.

На ужине в последний день пребывания Элли в стране принимавший его хозяин спросил, бывал ли он в Советском Союзе прежде. «Да, в 1941-м», - ответил он. После короткой паузы хозяин сказал: «Но это было во время Великой Отечественной войны. Где вы были?» Элли в этот момент своего рассказа улыбается. «В Мурманске», - ответил он. «Ага, - сказал хозяин, все поняв, - арктические конвои». С того момента Элли стал его другом навеки. Ему вручили бескозырку и сделали почетным моряком советского военно-морского флота.

Арктические конвои не изучают в школьной программе в британских классах. Но в русских школах после окончания войны все ученики знакомятся с историей о том, как британские моряки и силы союзников по антигитлеровской коалиции храбро отправлялись, как сказал сэр Уинстон Черчилль, в «самое страшное плавание в мире».

Организовать конвои предложил именно он, сделав это после операции «Барбаросса», как называлось вторжение Германии в Россию. Черчилль пообещал снабжать Сталина «во что бы то ни стало», зная, что если падет Россия, Германия всей своей военной мощью обрушится на Запад. В документах военного кабинета, хранящихся сегодня в национальных архивах, написано о необходимости «направлять в Россию максимум того, что страна может себе позволить». «Мы должны снабжать ее боеприпасами столько, сколько можем, на пределе наших возможностей. Согласиться на меньшее – значит увеличить опасность заключения Россией сепаратного мира».

Первые конвои


Элли, который родом из Престона, что в графстве Ланкашир, был в составе первого арктического конвоя, получившего кодовое название «Операция «Дервиш»». Он вышел из исландского Хвалфьордура 21 августа 1941 года. К тому времени Норвегия и балтийские страны были захвачены Германией, и единственным местом, куда можно было доставлять грузы, были российские порты Мурманск и Архангельск, находящиеся за Полярным кругом.

Элли с начала войны дважды пытался попасть на флот, но его приняли лишь тогда, когда ему исполнилось 18. Он согласился на первую подвернувшуюся специальность, и после трехнедельного обучения попал в качестве радиолокаторщика в экипаж эсминца «Инглфилд» Королевских ВМС. С августа 1941 по март 1943 года Элли на своем корабле 15 раз ходил в составе конвоев в Россию с базы в Исландии.

Во время первого похода в Архангельск «Инглфилд» действовал в составе сил сопровождения конвоя. «Торговые суда большей частью были очень старые», - вспоминает Элли. Их первый судовой груз включал 10 000 тонн каучука, 3800 глубинных бомб и магнитных мин, а также 15 истребителей «Харрикейн». Тем летом погода была хорошая, и они пришли в Архангельск 31 августа.

«Операция «Дервиш» была очень простой и легкой, - вспоминает Элли, перебирая коробки с памятными вещами в кабинете своей квартиры в Веймауте. – Не было штормов, не было боев, и 24 часа в сутки было светло. Немцы просто не поняли, что мы делаем. И все мы подумали, что и дальше будет так же легко».

«Однако после «Дервиша» немцы очнулись и осознали, что происходит. Они перебросили в северную Норвегию самолеты Люфтваффе и подводные лодки, в связи с чем проводку конвоев приходилось осуществлять как можно севернее».

Крайности погоды

Затем условия начали ухудшаться. Зимой конвои шли почти в полной темноте, а холод был такой, что кожа прилипала к металлу корабля, если кто-то касался его голыми руками. Такое произошло и с Элли, когда он ухватился за поручень трапа.

Он вспоминает штормы с волнами высотой с гору, на гребень которых корабли взбирались как на американских горках. Ледяными волнами захлестывало палубы, и каждую свободную минуту вне зависимости от погоды приходилось скалывать лед с корпуса, поскольку  из-за него корабль мог перевернуться и пойти ко дну. А в воде человек погибал в считанные минуты. Четыре грузовых судна пошли ко дну исключительно  из-за плохой погоды. Рассказов о пожарах, ужасной гибели людей и случаях чудесного спасения существует великое множество. Некоторые истории повествуют о моряках, которым было в то время всего по 14 лет.

Даже когда не было боевых действий, жизнь с задраенными люками и иллюминаторами казалась весьма неуютной. «Нам в нашей рубке локаторщиков было тепло, но на жилых палубах было ужасно, - говорит Элли. – С момента выхода из Исландии в русский порт мы держали свои подвесные койки свернутыми, а в сетках коек хранилась еда и одежда. Они были везде – под столами в кубрике, в офицерских каютах, даже в машинном отделении. Жилые палубы воняли, там стояла вода, в которой плавал сушеный горох, мука и прочие вещи. И практически все на корабле курили».

Когда пришла беда

Работая в радиолокационной рубке, Элли за боевыми действиями особо не наблюдал, хотя и мог кое-что услышать о происходящем по радиосвязи. Самой ужасной оказалась судьба конвоя PQ17, крупнейшего из числа отправленных в Россию. В июле 1942 года, когда «Инглфилд» искал немецкий линкор «Тирпиц», PQ17 получил приказ рассеяться, потому что  появились сообщения о дозаправке немецких боевых кораблей, которые затем должны были выйти на перехват конвоя. Немцы уничтожали оставшиеся без сопровождения корабли один за другим, и это стало самой страшной неудачей за всю историю конвоев: было потоплено 24 из 35 грузовых судов.

«Мы слышали, как моряки зовут на помощь, но сделать ничего не могли, - горестно вспоминает Элли. – Мы должны были выполнять свою задачу».

В марте 1943 года, после полутора лет постоянной работы по сопровождению конвоев, «Инглфилд» отправился в Средиземное море, где был потоплен немецкой планирующей авиабомбой неподалеку от итальянского Анцио. Элли спасся, но 33 его товарища погибли. Их тела остаются в корпусе героического корабля, сопровождавшего арктические конвои и до сих пор лежащего на дне Средиземного моря.

Потери

Британские арктические конвои, корабли из состава которых базировались в Исландии и в шотландском Лох Эве, продолжали свои походы до мая 1945 года. В общей сложности 78 конвоев доставили более 4 миллионов тонн грузов, в том числе около 7 тысяч самолетов, 5 тысяч танков и машин, а также медикаменты, топливо и сырье. За это время потонул 101 корабль. Более 3 тысяч моряков из состава торгового флота и ВМС погибли от взрывов, пожаров и в ледяной воде.

Потери на торговых судах были меньше, потому что там были более малочисленные команды. Они имели легкое вооружение с расчетами из военных артиллеристов. Королевские ВВС выделяли им летчиков и самолеты, которые можно было катапультировать с палубы. Но сесть обратно они уже не могли.

«Нам было особенно тяжело видеть гибель военных кораблей, потому что там на борту было особенно много людей», - вспоминает ветеран полярных конвоев Джок Демпстер (Jock Dempster), умудрившийся попасть в торговый флот в возрасте 16 лет. В то время он был совсем еще молод, однако, по словам Демпстера, «все хорошо понимали ту огромную опасность».

Взаимная благодарность и признательность

Демпстер, который сегодня является председателем Ассоциации русских конвоев (Шотландия), получал большое удовольствие от встреч с русскими. «Как-то раз в Мурманске мы раздали все, что у нас было, оставшись ни с чем. Нас не просили, просто мы хотели помочь».

Взаимное чувство благодарности сохраняется, и недавно из Санкт-Петербурга в Лондон прибыла группа из 11 специалистов, чтобы отремонтировать мачты корабля «Белфаст» - знаменитого участника арктических конвоев, который выжил, и сегодня является экспонатом Музея войн за Британскую империю. Проект стоимостью 250 тысяч фунтов стерлингов финансируется за счет пожертвований российской стороны в знак признательности за конвои, хотя Британия получила от них не меньше пользы, чем сама Россия.

Памятные мероприятия

В Англии не было официальных мероприятий в честь 70-летия первого арктического конвоя, но в Шотландии десяток ветеранов отметил годовщину поминальной службой у мемориала в Лох Эве, которую организовал Демпстер. На ней присутствовал принц Майкл Кентский и российский консул из Эдинбурга. Затем был дан обед в красивом отеле Pool House в Пулью, где размещался штаб военно-морской базы Лох Эве. Сегодня номера отеля названы в честь кораблей ВМС. В деревне Олтби на восточном берегу залива рядом со зданием местной администрации скоро построят музей, посвященный полярным конвоям.

Год от года число ветеранов арктических конвоев уменьшается. Когда-то их было 17 тысяч, а сегодня осталось лишь около 200. Как и многие его товарищи, Элли не смог приехать в Лох Эве. Давно уже уйдя на пенсию со своей должности офицера по планированию действий в чрезвычайной обстановке, где он за свою службу был награжден Орденом Британской империи, Элли не теряет присутствия духа. Однако после перенесенной недавно операции на ноге ему трудно совершать долгие поездки. Плюс к тому, его жена Пегги, которая была сотрудницей женской вспомогательной службы ВМС, когда они познакомились во время войны, страдает от болезни Паркинсона.

Но погружаясь в воспоминания о своих арктических походах, Элли пишет книгу о пережитом. На Рождество он получает все меньше поздравительных открыток от своих российских знакомых, но Элли с теплотой вспоминает о своих поездках и живо интересуется современной Россией. Он может найти информацию о конвоях в интернете, в том числе, видеокадры своего корабля «Инглфилд», которые начали появляться на YouTube.

«Многие дети и внуки ветеранов интересуются тем, что мы делали, и они сохраняют память о тех днях, - говорит Элли. – Приятно думать о том, что об арктических конвоях будут вспоминать и говорить еще долгие годы».

Медаль в память о мужестве британцев


Каждые десять лет с 1985 года Россия чеканит памятную медаль, которой награждает ветеранов британских арктических конвоев, официально признавая ту важнейшую роль, которую они сыграли в обеспечении России жизненно важными грузами.

В октябре 2006 года британское правительство учредило знак «Арктическая звезда», которым наградило ветеранов в знак признательности за их героизм, проявленный перед лицом неимоверных трудностей.

Этот знак можно носить на лацкане, но не с боевыми наградами за военные кампании.

Цифры

78 – количество конвоев, совершивших свои изнурительные походы в Россию.
101 – количество кораблей и судов из состава конвоев, потерянных с августа 1941 по май 1945 года.
200 – число ветеранов полярных конвоев, живущих и поныне из общего количества участников в 17 000 человек.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.