Москва - Курский вокзал, 23 февраля 1897 года. Молодой человек ожидает отправления транссибирского поезда. Ему предстоит длинное путешествие, которое закончится в Шушенском – небольшом сибирском селе. Купе в поезде тесное, однако оно в два раза больше, чем камера 193 петербургского Дома предварительного заключения, из которой этот человек как раз недавно был освобожден. Он распространял революционную литературу, и за это следующие три года будет отбывать наказание в ссылке. В сравнении с кошмаром советских лагерей условия ссылки царских времен вполне комфортабельны. Представители высших сословий – а Ульянов происходит из семьи помещиков – достаточно свободно могут организовывать свою жизнь в Сибири.

Молодой человек останавливается в сельском доме средней величины. Он покупает себе охотничье ружье, а также ирландского сеттера по кличке «Женька». Его часто можно увидеть на охоте в окрестных лесах. Летом два раза в день он купается в соседней речке, а зимой Владимир Ульянов производит впечатление на жителей села своими элегантными движениями во время катания на коньках. «Когда он, засунув руки в карманы, скользил по льду, - вспоминает одна восхищенная свидетельница, - за ним никто не мог угнаться».

Помимо этого у молодого человека остается время для того, чтобы завершить свою книгу, которая впоследствии займет особое место среди канонических произведений советской эпохи. Работа «Развитие капитализма в России» будет опубликована в 1899 году под псевдонимом Владимир Ильич Ленин.



Коньки весят на стене, как будто он совсем недавно повесил их для сушки. Крупный человек с небольшим размером ноги, невольно думаю я. Сегодня спокойный день в бывшем доме российского революционера, и нас здесь всего шесть человек: экскурсовод музея, русская семья и я. Охотничье ружье висит на стене в спальне Ленина и его супруги Надежды Крупской. Все здесь проникнуто духом традиционного культа советского вождя. Благоговейно стоим мы перед его книжными полками, смотрим на свое отражение в его зеркале для бритья. Экскурсовод знакомит нас с житием этого «святого». Затем она обращается к нам: «Вопросы есть?»

Мальчик из нашей группы спрашивает - а где туалет? «При входе». Нет, говорит он, я хочу знать, где туалет, которым пользовался Ленин? Получается, что в доме Ленина нет даже туалета!

Все смеются. Только экскурсовод реагирует, поджав губы: «Лично я, молодой человек, считаю, что этот вопрос не имеет большого значения».

Теперь в разговор вступает его мама. «У Ленина, конечно же, был под кроватью горшок, - шепчет она. – Ведь эта женщина сказала, что у Ленина была служанка, и она, разумеется, позаботилась о том, чтобы был горшок».

«Еще вопросы?»

Я колеблюсь. По слухам, служанка заботилась не только о ночном горшке Ленина. Когда я об этом спрашиваю, экскурсовод смотрит на меня, как на сумасшедшего. «Что? – ее голос срывается, - Кто, кто вам это сказал?»

«Какой-то человек на автобусной остановке».

«Ложь, - говорит она,  качая головой. – Молодой человек! У Ленина была своя миссия. Он писал здесь книги, создавал партию, и для такого рода ерунды у него вообще не было времени! Разве вы не видели кровати?»

Я, на самом деле, видел кровати. Они стоят рядом в правом углу – голова Ленина к ногам Крупской, и разделены они целомудренной кроватной решеткой. «Вы считаете…?»

«Да, я считаю! Ленин был очень занятым человеком!»

Наш экскурсовод испытывает облегчение, когда группа уходит. Я не могу понять, почему у нее в голове сидит Ленин, который из-за ревностного отношения к своей миссии не ходит в туалет. Ведь она не старше меня. А куда, собственно, Путин ходит по нужде?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.