В 1245 г. по мусульманскому лунному летоисчислению (в 1829 г.), когда, после подписания Туркманчайского мирного договора (по итогам русско-иранской войны 1828-1829 гг., — прим. перев.) в Тегеране, в результате провокации трагически погиб великий русский писатель, «вазир-мухтар» (почетный титул, который можно перевести как «полномочный посол» или же «полномочный министр», — прим. перев.) А.С. Грибоедов, шах Ирана Фатх-Али отправил в Россию своего внука, Хосрова-мирзу, сына наследного принца Аббас-мирзы, обладавшего хорошими манерами и приятной внешностью, во главе так называемого «извинительного посольства» (которое должно было принести извинения за трагический инцидент в Тегеране, — прим. перев.). Миссия следовала в Санкт-Петербург через Тифлис. Среди делегатов, входивших в состав «Извинительной миссии», был Мирза Таги-хан Амир Кабир, который тогда занимал должность «министра государственных дел, министр страны» (в совр. яз., министр внутренних дел, — прим. перев.) и постоянно находился при канцелярии Аббас-мирзы в Тебризе, а также Фазыл-хан Гаруси, известный поэт и литератор того времени [(1783-1852 гг.), — прим. перев.].


А.С. Пушкин, великий русский поэт, современник Гаруси, который незадолго до этого проводил некоторое время в ссылке на юге России, как раз в тот момент совершал путешествие в г. Эрзерум (находившийся в Закавказье, вблизи российско-турецкой границы, — прим. перев.). И на своем пути он случайно встретился с той самой «Миссией», которая следовала ему навстречу, в Петербург. Он познакомился с упомянутым поэтом Фазыл-ханом, входившим в состав миссии. И в своем описании данного путешествия (известного под названием «Путешествие в Арзрум», — прим. перев.) А.С. Пушкин так изложил детали той случайной встречи: «Ждали персидского принца. В некотором расстоянии от Казбека попались нам навстречу несколько колясок и затруднили узкую дорогу. Покамест экипажи разъезжались, конвойный офицер объявил нам, что он провожает придворного персидского поэта и, по моему желанию, представил меня Фазил-Хану. Я, с помощью переводчика, начал было высокопарное восточное приветствие; но как же мне стало совестно, когда Фазил-Хан отвечал на мою неуместную затейливость простою, умной учтивостию порядочного человека! Он надеялся увидеть меня в Петербурге; он жалел, что знакомство наше будет непродолжительно и проч.». Со стыдом принужден я был оставить важно-шутливый тон и съехать на обыкновенные европейские фразы. Вот урок нашей русской насмешливости. Вперед не стану судить о человеке по его бараньей папахе и по крашеным ногтям».


Очевидно, что это обращение Фазыл-хана с Пушкиным осталось в его памяти надолго и настолько на него повлияло, что он, в своем стихотворении, написанном позднее, снова вспоминает об этой встрече. На этот раз А.С. Пушкин рассказал об этой встрече в следующих поэтических строчках:


Благословен твой подвиг новый,

Твой путь на север наш суровый,

Где кратко царствует весна,

Но где Хафиза и Саади,

Знакомы….. имена

Ты посетишь наш край полночный,

Оставь же след…

Цветы поэзии восточной

Рассыпь на северных снегах.

(Из неоконченного стихотворения А.С. Пушкина «Фазиль-Хану», 1829 г.)

 

Автор — Саид Нафиси (1895 — 1966), иранский поэт, переводчик, историк литературы

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.