«Я Спартак!» Неотъемлемой частью Страстной недели являются древние римляне, наводнившие все каналы телевидения, и фильмы на библейскую тематику, в частности рассоривший Стэнли Кубрика и Кирка Дугласа «Спартак» (1960 год), не отличающийся достоверностью событий и так и не ответивший на вопрос, кто же такой был Спартак.


Помимо того, что рассказывается в легенде, о Спартаке мы знаем мало. В книгах древних авторов говорится, что Спартак — солдат, выходец из Фракии (современная Болгария), который служил во вспомогательных частях римского войска, и поэтому был хорошо знаком с военной тактикой Римской империи. Согласно легенде, Спартак дезертировал, был схвачен, вынужден был работать на меловом карьере, а благодаря своим знаниям военного дела был выкуплен гладиаторской школой в Капуе, принадлежавшей Лентулу Батиату.


Самое известное восстание рабов


Хотя попытать счастья мечтали даже многие свободные люди, гладиаторские школы набирали в основном пленников, осужденных ad gladium («к мечу») и на принудительные работы, и рабов, отправленных в эти школы своими хозяевами для прохождения обучения с целью дальнейшей службы в качестве телохранителей. Обучение было тяжелейшим, для постоянных сражений на арене требовалась стойкая выдержка. При этом гладиаторы, которым надо было беречь свое здоровье, жили в комфортных условиях, а через некоторое время могли выкупить свою свободу.


Среди рабов, составлявших более 20% населения всей Римской империи и подвергавшихся всевозможным оскорблениям и притеснениям со стороны своих хозяев, гладиаторы были привилегированным классом, прежде всего, потому что у них был постоянный доступ к оружию. Летом 73 года до н.э. восемьдесят гладиаторов под предводительством Спартака сбежали из школы в Капуе и спрятались у подножия Везувия. Именно оттуда поднялось знаменитое многотысячное восстание рабов.
Среди гладиаторов, во главе которых стояли Спартак и два кельта — Крикс и Эномай, были выходцы из всех уголков Римской империи — фракийцы, кельты, германцы и славяне. Оружия у них почти не было, и они полагались только на свои силы. Вскоре Спартак, искусный военачальник, сумел организовать разрозненную толпу мужчин и женщин из разных племен в войско, способное разбить две консульские армии и очень скоро уже готовившее новобранцев в свои ряды.


В то время лучшие римские войска находились вне пределов Апеннинского полуострова. Преторы Гай Глабр и Вариний оказались застигнуты врасплох на склоне Везувия этой армией новобранцев, в которую стекались не рабы из больших городов, а беглые крестьяне, дезертиры и другие сельские жители.


Учитывая серьезность ситуации, тогдашние консулы Луций Геллий и Гней Лентул лично взялись за командование операцией. Луций Геллий отправился на юг и разбил двадцатитысячную армию Крикса на склонах горы Гарган в Апулии. Гней Лентул в это время сражался с войсками Спартака на севере, и Геллий решил присоединиться к нему, чтобы окончательно усмирить восстание. Однако Гней Лентул был разбит. Спартак атаковал Геллия, и даже соединенная консульская армия не смогла противостоять фракийцу.


Жестокие меры


Обеспокоенный масштабом восстания, Сенат направил сражаться со Спартаком Марка Лициния Красса, одного из богатейших и влиятельнейших людей Рима. Красс, получивший должность претора, желая навести порядок в римских легионах, возобновил древний римский обычай децимации. Каждая десятка солдат бросала жребий, и того, на кого он падал, оставшиеся девять забивали камнями или дубинками. К тому же, для 90% оставшихся воинов паек пшеницы был изменен на ячмень, а палатки они должны были ставить за пределами военного лагеря. Подобное ужесточение мер скорее вредило боевому духу, но оно было уместно в такой ситуации, когда группа рабов смогла поднять восстание в самом сердце Апеннинского полуострова.


Претор, командовавший восемью легионами, вначале испытал несколько неудач в борьбе с непобедимым Спартаком, но вскоре он стал успешно отвоевывать территории у повстанцев. Красс приказал возвести длиннейшую укрепленную стену, длиной около 65 километров, чтобы запереть армию восставших на полуострове на самом юге Италии.


Как пишет британский историк Адриан Голдсуорти (Adrian Goldsworthy) в своей книге «Во имя Рима: люди, которые создали империю», Спартак и его войско, видя, что они заперты, договорились с киликийскими пиратами, обещавшими перевезти мятежников на Сицилию, которая смогла бы стать неприступным оплотом восставших. Однако римляне, предвидя намерения Спартака, подкупили пиратов, чтобы те предали фракийского раба.


В отчаянье вождь мятежников попытался применить тактику Ганнибала. В грозовую ночь он собрал как можно больше быков и волов, прикрепил факелы к их рогам и пустил их на самую незащищенную зону противника. Римские силы сосредоточились там, куда направлялись факелы, но вскоре обнаружили, что это не люди, а быки. Восставшие воспользовались суматохой и незамеченными перешли перевал.


Жестокое наказание


Несмотря на хитрый маневр, Спартак вынужден был встретиться с легионами Красса. В 71 году до н.э., перед началом операции, бывший гладиатор перерезал горло своему коню, чтобы показать, что он готов биться до последнего. Так это и случилось. Плутарх пишет, что фракийский воин устремился на Красса, убил двух его центурионов, и пал, окруженный врагами. Большая часть восставших погибла в бою, 6 тысяч воинов сдались и были распяты вдоль Аппиевой дороги от Капуи до Рима в качестве устрашения остальным рабам. Тело Спартака так и не было найдено ни среди распятых, ни среди убитых в бою.


После победы Крассу, мечтавшему о триумфе, Сенат назначил лишь малый триумф с овацией, чтобы из образа Спартака не сделали мученика. Между тем, Гней Помпей, который тоже участвовал в заключительной части кампании, стал добиваться для себя консульства и триумфа за заслуги в Испании, что и было ему предоставлено. Так, Помпей, победивший только несколько тысяч рабов, незаслуженно завладел большей частью славы Красса. «Красс лишь разбил рабов, бросившихся в бегство, а Помпей выкорчевал корни восстания», настаивал любимый палач диктатора Суллы. Разногласие между Крассом и Помпеем вылилось в новые политические события следующих лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.