После того как сталинградская победа очень помогла Красной армии поверить в свои силы, немцы смогли хотя бы частично восстановить свою запятнанную репутацию благодаря вновь захваченному Харькову. Тем не менее они не отказывались от надежд на коренной перелом в восточной кампании. Тотальная мобилизация и увеличение производства оружия позволили им в значительной степени компенсировать понесенные тяжелые потери. Немцы также делали ставку на новые средние танки «Пантера», тяжелые танки «Тигр», самоходно-артиллерийские установки «Фердинанд», новые, хорошо вооруженные и быстрые самолеты Фокке-Вульф (Fw 190A), модернизированные бомбардировщики Хейнкель (He 111) и одноместные штурмовики Хеншель (Hs 129). В битве под Курском, которая началась четвертого июля 1943 года, немцы собирались вновь получить перевес.


Согласно данным о ежемесячных потерях, с начала реализации плана «Барбаросса» до конца марта 1943 года вооруженные силы Третьего рейха потеряли на восточном фронте 2 237 656 человек погибшими, ранеными и без вести пропавшими (совокупные потери достигли 2 504 128 человек), тогда как, по данным штаба Верховного командования сухопутных войск, противник потерял 11 миллионов погибшими, взятыми в плен и ранеными, более непригодными для службы.


По официальным российским данным 1993 года, в тот же период Красная армия и военно-морской флот потеряли 2 325 909 погибшими, 387 171 умершими от ран, 414 692 умершими в больницах и погибшими при чрезвычайных ситуациях, то есть всего 3 127 772 человек. Еще 3 994 831 пропало без вести или попало в плен, а 5 913 480 было ранено, контужено или получило ожоги. То есть немцы предполагали, что русские силы рано или поздно иссякнут.


Решение: Курская дуга


По мнению немецкого командования, курская дуга, выступающая далеко на запад, скрывала в себе благоприятную возможность окружить, а затем разбить армии Центрального и Воронежского фронта, занявших там оборону. Эту задачу должны были выполнить войска на стыкующихся флангах групп армий «Центр» и «Юг».


Операцию назвали «Цитадель», и в операционном приказе, который цитируется в военном вестнике вермахта, говорилось: «Это наступление носит решающий характер. Оно должно быть стремительным и завершится неоспоримым успехом… Поэтому необходимо провести всю необходимую подготовку как можно тщательнее и интенсивнее. Лучшие соединения, лучшее оружие, лучшее командование и большое количество боеприпасов — все это нужно бросить на главные участки фронта. Каждый командир и каждый простой солдат должен понимать решающее значение этого наступления. О победе под Курском должен узнать весь мир».


Но и советское командование не дремало. Его разведка заранее сообщила о немецких планах. После тщательного обдумывания было принято решение занять хорошо подготовленную оборону, а после того, как ударные соединения врага будут измотаны, перейти в контрнаступление. В области курской дуги сосредоточили огромные силы, значительно превосходящие силы противника: 1 910 361 солдат, 31 415 орудий и минометов, 5128 танков и самоходно-артиллерийских установок и 3549 самолетов против 776 907 солдат, 7417 орудий и минометов, 2459 танков и самоходно-артиллерийских установок и 1830 самолетов противника.


Однако немцам удалось добиться временного превосходства на направлении основного удара. Каждая из ближайших к передовой советских армий построила три линии обороны. В июне 1943 года в создании укреплений на курской дуге приняло участие 300 тысяч человек. Еще никогда прежде за всю Великую Отечественную войну не было построено такой большой и разветвленной окопной сети. Помимо мощной противотанковой обороны была также создана прочная противовоздушная оборона фронтов и железных дорог. После перечисления всех этих преимуществ встает вопрос: почему тогда потери, прежде всего личного состава и бронетехники, которые понесла Красная армия в Курской битве были такими большими как на этапе обороны, так и на этапе наступления? Ответ кроется в техническом превосходстве немецких вооруженных сил, чрезвычайно высокой квалификации танкистов и летчиков, которым сегодня отдают должное даже российские специалисты, в идеально согласованных действиях ремонтных подразделений, которым удавалось мгновенно вернуть поврежденные танки и самоходно-артиллерийские установки обратно в строй, а также в ряде других факторов.


Три стратегические операции в одной битве


В рамках Курской битвы, одной из крупнейших во Второй мировой войне, реализовались три масштабные стратегические операции. Во-первых, это курская оборонительная операция — первый этап этого грандиозного столкновения, на котором войска Центрального и Воронежского фронта ценой колоссальных потерь (людьми и техникой) остановили наступление немецких ударных частей. Во-вторых, Орловская наступательная операция («Кутузов»), которая проводилась с 12 июля по 18 августа 1943 года. В ходе этой операции войска Брянского и Центрального фронта и часть сил Западного фронта освободили обширную территорию и нанесли сокрушительное поражение группе армий «Центр». Заключительной операцией была Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция («Румянцев»), которая реализовывалась с третьего по 23 августа, и в ходе которой войска Воронежского и Степного фронтов освободили харьковский промышленный район и нанесли поражение мощной группировке неприятеля, тем самым создав благоприятные условия для освобождения левобережной Украины. Пятого августа в Москве впервые прогремели праздничные артиллерийские залпы в честь освобождения Орла и Белгорода.


Колоссальные потери


В ходе 50-дневной битвы под Курском обе стороны понесли огромные потери. По официальным данным, Советский Союз потерял 863 303 солдат, 5244 орудий и минометов, 6064 танков и самоходно-артиллерийских установок и 1626 самолетов, а Германия лишилась 203 000 солдат, 720 танков и самоходно-артиллерийских установок и 681 самолетов. Не стоит упоминать о том, что по советским данным немецкие потери были значительно выше: 30 дивизий, включая семь танковых, от 400 тысяч до полумиллиона погибших, без вести пропавших и раненых, три тысячи орудий и минометов, полторы тысячи танков и самоходно-артиллерийских установок, 3700 самолетов.

Немецкий танк, подбитый на Курской дуге

Однако свои успехи преувеличивали и немцы. Пилоты люфтваффе за первые четыре дня битвы под Курском доложили об уничтожении 923 советских самолетов, хотя реальные потери достигли лишь 566 самолетов. Некоторые западные авторы предполагают, что советские потери в этой гигантской битве составили аж 1 677 000 погибших, попавших в плен, раненых и больных, а также 3300 самолетов против 360 тысяч погибших и раненых немецких солдат (соотношение 4,66 к одному).


Жестокие бои на восточном фронте оказали большое влияние на количество и боеспособность советской и немецкой бронетехники в 1943 году. Если к 30 июня в распоряжении советского командования было 12 576 танков и самоходно-артиллерийских установок, из которых 10 060 (80,1%) были боеспособными, а у немецкого командования — 3434, из которых боеспособны были 3060 (89,1%), то к 31 декабря количество советских танков и самоходно-артиллерийск установок, несмотря на развитую оборонную промышленность, которая в 1943 году выпустила 19 892 танка и самоходно-артиллерийские установки, резко сократилось до 5 643, из которых боеспособными были всего 2413 (42,8%). У немцев к этой дате было 3 356 танков и самоходно-артиллерийских установок, из которых 1 818 (54,2%) являлись боеспособными.


Прохоровка: мифы и реальность


В советские времена танковое сражение под Прохоровкой, произошедшее 12 июля 1943 года, называли крупнейшим за всю историю Второй мировой войны, и это заблуждение бытует до сих пор. Но на самом деле в тот день на двух направлениях (к юго-западу и к западу от станции Прохоровка) непосредственно столкнулись 662 советских танках и 30 самоходно-артиллерийских установок с 420 танками немцев, то есть в общей сложности не 1200 — 1500 танков и самоходно-артиллерийских установок (800 советских против 700 немецких, как утверждал Павел Алексеевич Ротмистров). По словам В. Замулина, четыре танковых корпуса 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта Ротмистрова 340 танков, из которых 193 без возможности восстановления, и 19 самоходно-артиллерийских установок (14 безвозвратно). То есть в общей сложности 207 бронемашин (согласно другому российскому источнику, 511 танков и самоходно-артиллерийских установок, то есть соотношение было 2,5 к одному в пользу немцев). 2-й танковый корпус СС и 3-й танковый корпус вермахта потеряли 193 танка и самоходно-артиллерийских установок, из которых 20 не подлежали восстановлению. По данным немецких историков, 2-й танковый корпус СС Обергруппенфюрера Пауля Хауссера лишился 153 — 163 танков и самоходно-артиллерийских установок, из которых пять (!) не подлежали восстановлению, а 55 были отправлены на капремонт. Правда, в такое верится с трудом.

Курская дуга, 1943 год

Однако во время приграничной битвы Броды-Берестечко-Дубно 26 — 28 июня 1941 года советское командование осуществило контрудар силами 8-го, 9-го, 15-го, 19-го и 22-го механизированных корпусов, насчитывавших пять тысяч танков против наступающей немецкой 1-й танковой группы и некоторых соединений 6-й армии, которые располагали тысячей танков. Советские войска тогда потерпели сокрушительное поражение и лишились 2648 танков. Потом еще два года немцы возили туда иностранных корреспондентов и с гордостью им демонстрировали огромное кладбище советской бронетехники. Об этой катастрофе, превосходящей по масштабам Прохоровку, до сих пор стыдливо умалчивают. Как говорил классик: «У победы много родителей, и только поражение — всегда сирота».


Поражение под Курском похоронило все надежды немцев на то, что им удастся перехватить стратегическую инициативу и совершить коренной перелом в войне на востоке в пользу Третьего рейха. За подвиги в Курской битве 180 человек получили Золотую звезду Героя Советского Союза.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.