5 июля 1943 года, под рев танковых моторов и под твердый шаг пехоты, начиналось величайшее танковое сражение в истории, в котором было задействовано около 8 тысяч танков. На карте боевых действий сложился причудливой формы выступ у города Курск, в 640 километрах к югу от Москвы, где и столкнулись армии-колоссы Гитлера и Сталина в борьбе за военное и стратегическое преимущество. Иными словами, тогда решалось, будет ли Гитлер начинать окончательное отступление своих войск обратно к Германии.

После поражения в Сталинградской битве в 1942-43 годах 6-ой армии Паулюса, считавшейся до этого непобедимой, Вермахт (вооруженные силы нацистской Германии), потерявший как военную инициативу, так и моральное превосходство, находился в сложнейшем положении. С самого начала операции «Барбаросса» в июне 1941 года высшее командование осознавало тот факт, что настолько протяженный фронт невозможно будет снабжать провизией и припасами. Поэтому для скорейшего разгрома Красной армии все более необходимым становилось планирование быстрых кампаний, наподобие «Блицкрига», сработавшего в Польше и Франции, только в больших масштабах. Однако немцы совершенно недооценили своих соперников. Проходили месяцы, а Советский Союз реорганизовывал свои отрасли и бросал многочисленные промышленные и человеческие ресурсы на борьбу в Великой Отечественной войне.

Учитывая это, Гитлер разработал новую стратегию, по которой нужно было спровоцировать масштабное столкновение, великую битву, которая перевесила бы чашу весов в его сторону. Сначала местом подобного сражения был избран Сталинград, а после поражения — Курск. В отличие от Сталинградской, исход Курской битвы (под кодовым названием «Цитадель»), решился уже через считанные недели и окончательно склонил весы в пользу Востока.

СССР заранее знал детали операции «Цитадель» благодаря помощи англичан, разгадавших намерения немцев под Курском. Кроме того, Красная армия, наверное впервые с начала войны, превзошла Вермахт по организации и располагала в 2,5 раза большим количеством людей и орудий. Поэтому в контексте «решающей битвы» немцы явно были в невыгодном положении и вынуждены были вверить свои шансы на победу натиску танковых сил в первые дни (чего так и не произошло). Все вылилось в изматывающее сражение, один из немногих типов сражения, к которому не были готовы немцы.

Танковое сражение

Под Курском столкнулись элитные части двух войск. Однако оба противника уже не были теми же, что и летом 1941 года. У обеих сторон было около двух лет на то, чтобы в бесчисленных стычках от Смоленска до Харькова, от Сталинграда до Севастополя понять свои ошибки. «Цитадель» предусматривала новый план сражения, относительно короткого, но вовлекавшего масштабное количество людских ресурсов и орудий. Однако в результате соперники перешли на изматывающую технику сражения и по максимуму задействовали вымотанные и редевшие войска. Именно в тот момент и решилось все: с 1943 года русские могли выиграть любое сражение благодаря своим почти неиссякаемым человеческим и материальным ресурсам.

Курская битва, с невыносимой жарой и полным изнеможением сражающихся, вошла в историю как одна из самых жестоких битв в истории. Это был кровавый ад для всех подразделений, но хуже всего пришлось танкистам — главным героям этой битвы. Советский солдат 10 танкового корпуса писал после битвы, что, «когда бронебойные снаряды пробивали танк, топливо или моторное масло вытекало и зажигалось от искр. Господь, не допусти, чтобы какое-либо живое существо видело, как заживо горит и извивается раненый человек».

Значительность этой битвы способствовала распространению мифов о ней. Нет сомнений, что на стратегическом уровне советская победа стала переломной точкой в войне. Это было последнее серьезное наступление немецкой армии на Восточном фронте. За два военных года Красная армия закалилась и сумела превзойти по технике битвы уставших немцев, предпринявших оборонительные действия. Последние только ненадолго могли отсрочить неизбежное — Берлинскую наступательную операцию.

Еще один миф гласит, что Курская битва положила решительный конец немецкой армии на востоке. Потери Вермахта в битве не были колоссальными. Число немецких потерь колеблется в районе 54 тысяч человек (пропавшие без вести, пленные и убитые). С советской же стороны эти цифры доходят до 320 тысяч человек. Что же касается техники, то немецкие архивы называют цифру от 1600 до 2000 танков и других транспортных средств.

Как видно, эти цифры указывают не на то, что немцы в этой битве понесли катастрофические людские и материальные потери, а скорее на то, что начался новый этап в войне, ознаменованный советским преимуществом. Дух немецкой армии был сломлен, а ее способности к новым битвам были под вопросом. Все безвозвратно изменилось после Курской битвы.