До сих пор часто упоминают вклад в культуру, сделанный советским дипломатом Александрой Коллонтай. Но не стоит забывать, что она была еще и талантливым политиком — значительно более талантливым, чем многие ее коллеги мужского пола, считает активный участник общественных дебатов Бертиль Линдстрём (Bertil Lindström).

Александра Коллонтай возглавляла советское посольство в Швеции с 1930 по 1942 год. Когда она прибыла в Стокгольм, у нее уже был восьмилетний профессиональный опыт дипломатической работы: в основном в Норвегии и немного в Мексике.

Вместе с другими дипломатами, а иногда и с министрами иностранных дел, она участвовала в принятии конструктивных миротворческих решений во время критического финального этапа Зимней войны (Советско-финской войны 1939-1940 годов). Советское правительство задействовало ее и в 1943 году, чтобы в сотрудничестве с Швецией попытаться заставить Финляндию заключить сепаратный мир с Советским Союзом.

К сожалению, все ее достижения на этом поприще канули в забвение, и сомнительно, что их по заслугам оценили даже современники как в начале 1940 года, так и во время последовавшей Советско-финской войны. Однако по этой теме у нас есть два источника: воспоминания президента Паасикиви (Paasikivi), выпущенные в 1958 году издательством «Бонниерс» (Bonniers), а также статья об Эдвине Линкомиесе (Edwin Linkomies) в Финском биографическом словаре.

Вообще эта женщина, Александра Коллонтай, не забыта. Недавно начали уделять внимание ее вкладу в культуру и литературу в 1920-е годы, например, книге «Василиса Малыгина» 1923 года. Конечно, все это тоже нужно помнить. Проблема лишь в том, что трудно одновременно сохранять и понимать образ Коллонтай как деятеля культуры и как дипломата.

Небольшое добавление о тех годах, что Коллонтай провела на посту советского министра в Швеции. В августе 1930 года вышло следующее коммюнике: «Стокгольмская криминальная полиция поставила в известность остальные полицейские службы страны, что решение о высылке российской писательницы Александры Коллонтай, о котором сообщалось ранее, объявлено недействительным».

На основании этого можно предположить, что знатная дама Александра была не такой уж послушной подданной российского царя.

В первые 11-12 недель 1940 года Коллонтай работала вместе с другими — в основном с дипломатами и министрами иностранных дел. Например, шведским министром иностранных дел Кристианом Гюнтером (Christian Günter), а также главой шведского посольства в Москве Вильхельмом Ассарссоном (Vilhelm Assarsson).

Финляндии удалось сохранить свою независимость, но она была вынуждена согласиться на очень суровые для нее условия мира, когда в середине марта в 1940 году закончилась Зимняя война. Возможно, рассуждения и домыслы о последующих событиях не лишены оснований, и если бы Советский Союз повел себя немного мягче, удалось бы избежать Советско-финской войны 1941-1944 годов.

В отличие от своего начальника Вячеслава Молотова и коллеги Андрея Вышинского, Коллонтай была очень талантливым дипломатом. Между ней и этими двумя — настоящая пропасть.

Паасикиви рассказывает о нескольких беседах с Молотовым с осени 1939 года по март 1940. Он говорит о том, как Молотов множество раз пускал на ветер драгоценное время переговоров, занимаясь толкованием разных заметок, вырезанных, например, из финских, английских и французских газет. В этом смысле сам Сталин вел себя более конструктивно, чем его собственный министр иностранных дел.

Конечно, эпизод, случившийся в конце 1939 года, когда Москва отказалась вести переговоры с правительством в Хельсинки и заявила, что проведет их с назначенным ей же самой правительством Куусинена в Терийоки, был делом рук и Сталина, и Молотова. В марте Молотов снова вернулся к угрозам вести переговоры с Куусиненом, а не с хельсинкским правительством.

И все-таки Финляндия отказалась в 1943 году заключать такой мир. Особенно активно протестовал тогдашний премьер-министр Линкомиес (Linkomies). Дальнейшие события привели к тому, что Финляндии пришлось заплатить гораздо более высокую цену за мир после окончания Советско-финской войны 1941-1944 годов, чем за мир после Зимней войны 1939-1940 годов.

Александра Коллонтай умела бороться за мир совершенно другими способами, чем это делали Молотов и Вышинский. И она делала это не только на мировой арене, но и в своей собственной стране. Не правда ли, это достойно внимания!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.