Фильм режиссера Игоря Поддубного «Иван Мазепа. Назначаю тебя предателем» показывает нам знаменитого гетмана с разных сторон. Это романтик, писавший замечательные стихи, человек, европейски образованный, можно сказать, человек эпохи Просвещения, которая на самом деле наступила в Европе уже после его смерти. Как знать, не о Мазепе ли думал Гоголь, когда создавал в «Страшной мести» образ старого колдуна. Как подчеркивается в фильме, судьбе Мазепы посвящали свои поэмы Байрон и Пушкин, великие европейские художники создавали его портреты. В фильме важную роль играют библиотеки, которые демонстрируют, сколь обширна литература о Мазепе не только на украинском и русском, но и на основных европейских языках. Для европейской традиции второй половины XVIII и XIX веков Мазепа был символом борьбы за свободу, тогда как в Российской империи, в СССР, да и в современной России преданный анафеме гетман стал символом самой подлой измены и предательства. Соответственно, в России «мазепинцы», трансформировавшиеся позднее в «петлюровцев» и «бандеровцев», — самые лютые враги российского государства, тогда как в Европе это просто сторонники государственной независимости Украины.

Поддубный задается вопросом, а можно ли называть Мазепу предателем и в чем суть его предательства. Для ответа на него режиссер углубляется во времена Богдана Хмельницкого, когда из-за войны с Польшей у гетмана возникла нужда отдаться под покровительство одной из соседних держав. Речь могла идти либо об Османской империи, либо о Московском царстве. Однако от турок, помимо государственной мусульманской религии, что означало неравноправное положение христиан в Турции, Хмельницкого отталкивало то, что там правители вассальных государств назначались и смещались (нередко с последующей казнью) исключительно по прихоти султана.

С Москвой же гетман рассчитывал заключить договор, гарантирующий права его и казаков. Договор в виде «переяславских статей» действительно был заключен, только обе стороны понимали его по-разному. Для Хмельницкого и стоявшей за ним казацкой старшины переход в подданство Москвы был всего лишь сменой сюзерена с не оправдавшего надежд польского короля на московского царя. При этом вассал-гетман всерьез полагал, что сохраняет все свои прежние права, в том числе право на дипломатические отношения с другими странами, что, разумеется, не исключало поиск новых сюзеренов в случае, если московский царь окажется не лучше польского короля. А он-таки оказался много хуже, что предопределило попытку преемника Хмельницкого Ивана Выговского вернуться под протекторат Польши.

В Москве же присоединение Украины считали окончательным и бесповоротным и на гетмана смотрели как на одного из русских воевод. Московское самодержавие давно уже оставило всякие мысли о договорных отношениях со своими подданными и признавало только отношения господства и подчинения. На то, что гетман не назначается, а избирается казаками, Москве было глубоко наплевать. Этого Хмельницкий и казаки не понимали, когда отдавались под твердую руку московского государя. А Московское царство со своим ордынским наследием оказалось гораздо ближе к османской деспотии, чем виделось издали. И уже попытки Хмельницкого завязать отношения со шведами и трансильванским князем царскими воеводами трактовались как измена.

Мазепа же, как показывают приглашенные в фильм российские историки Татьяна Таирова-Яковлева и Евгений Анисимов и украинский историк Сергей Павленко, сначала был верным сторонником царя Петра и его реформ, надеясь, что приобщение Московского царства к европейской культуре благотворно скажется на положении Украины, и с точки зрения старшины и казаков был слишком промосковским. В то же время Поддубный не скрывает, что Мазепа был именно политиком и очень часто не следовал в своем политическом поведении нормам христианской морали, что, впрочем, характерно для подавляющего большинства политиков во всем мире (иначе очень трудно быть успешным политиком). Поддубный приводит характерный пример. Турецкий султан, в чьих владениях Мазепа нашел приют после полтавского разгрома, отказался выдать гетмана Петру, хотят тот предлагал за голову гетмана 300 тысяч червонцев золотом, и мотивировал свой отказ тем, что Коран запрещает выдавать человека, попросившего убежища. А вот сам Мазепа, заманив белоцерковского полковника Семена Палия, руководившего антипольским восстанием на Правобережной Украине, к себе в гости, шесть дней с ним пировал, а потом пьяного связал, заточил в батуринскую тюрьму, а затем отослал в Москву, где Палия ждала ссылка в Сибирь.

И гетману очень долго удавалось сохранять как хорошие отношения с царем Петром, так и поддержку казачьей старшины, хотя доносы на него сыпались как из рога изобилия. На какое-то время Мазепе удалось объединить основную часть Украины, став гетманом обеих берегов Днепра. Но с Петром Мазепа крупно ошибся и слишком поздно осознал свою ошибку. Ошибся не только в том, что рассчитывал на помощь царя в объединении Украины, тогда как Петр склонялся оставить правобережье Днепра своему союзнику Августу Саксонскому. Главное было в том, и это хорошо показано в фильме, что для первого российского императора Украина как самостоятельный субъект не существовала вовсе, а была всего лишь одной из многочисленных провинций империи. И подобное отношение к Украине сохранятся в России вплоть до наших дней как со стороны властей, так и в общественном мнении. Поэтому и на независимость Украины стараются смотреть как на некое геополитическое недоразумение.

Петр в любом случае собирался лишить Гетманщину реальной автономии и распространить на ее территорию московские порядки. И это, как доказывается в фильме, произошло бы совершенно независимо от того, перешел Мазепа на сторону шведского короля или нет. Также опровергаются мифы о том, что Мазепа в течение многих лет готовил свою измену и будто бы успел заключить договор с прошведским королем Польши Станиславом Лещинским. Зато приводится текст подлинного договора, заключенного гетманом с Карлом XII, из которого однозначно следует, что Швеция признавала независимость Украины. К переходу же Мазепы на сторону Швеции привел целый ряд событий. Прежде всего Мазепа осознал, что только в союзе со Швецией есть шанс сохранить украинскую независимость. А то, что царь Петр — главная угроза Гетманщине, он понял по целому ряду признаков. Тут и ссора с фаворитом Петра Меньшиковым. Этот безродный «полудержавный властелин» (по мнению Евгения Анисимова — любовник царя) смотрел на избранного гетмана почти как на холопа. Тут и знаменитый эпизод с угрозой Петра таскать гетмана за усы, отразившийся в пушкинской «Полтаве». Тут и отказ Петра прислать на помощь Украине десять русских полков для противодействия шведам. Этот отказ, как подчеркивается в фильме, с точки зрения Мазепы нарушал основополагающий принцип, согласно которому сюзерен обязан защищать своего вассала.

Наконец, последней каплей стал приказ Петра проводить в Украине тактику «выжженной земли». Казаки сжигать свои города и села отказались, и гетман понимал, что будет немедленно свергнут, если попробует провести петровский приказ в жизнь. Начиная с восстания Хмельницкого в Украине более полувека не прекращались войны. Страна была предельно истощена и опустела. Если во времена Хмельницкого украинская армия побеждала польскую армию, одну из сильнейших тогда в Европе, или по крайней мере сражалась с ней на равных, если Выговский еще в 1659 году мог разбить под Конотопом главные силы русской армии, то уже в Полтавской битве украинские казаки, сражавшиеся с обеих сторон, выполняли лишь вспомогательные функции. Мазепа понимал, что Украина может обрести независимость только в союзе с кем-то из великих держав того времени, причем Россию пришлось из числа союзников исключить. А то, что Швеция Великую Северную войну проиграет, гетман тогда вряд ли предполагал. И если даже предполагал, выбора у него все равно не было.

Как отмечается в фильме, после полтавского разгрома казалось, что независимость Украины утрачена навсегда. Мазепа был последним действительно самостоятельным украинским гетманом, все последующие гетманы были лишь марионетками, которых по команде из Петербурга можно было сместить в любой момент. Иван Степанович, пытаясь создать сильное и самостоятельное украинское государство, значительно опередил свое время. Трудно было себе представить, что после его смерти движение за независимость Украины когда-нибудь возродится. Поэтому возникновение Украинского государства в 1918 и в 1991 годах выглядело настоящим чудом. И сегодня справедливо то, в чем украинцы убедились еще во времена Мазепы. Независимость Украина может обрести только в противостоянии с имперской Россией, и для ее сохранения нужна поддержка со стороны западных держав. Такой поддержки не было в 1918-1920 годах и тем более в 1944-1945 годах. Но после 1991 года она появилась, что и позволяет до сих пор, пусть не без потерь, сохранять независимость Украины, несмотря на посягательства северного соседа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.