Саладин был единственным средневековым мусульманским лидером, которого уважали не только его сторонники, но и его враги-христиане. Образ жестокого, безжалостного и фанатичного человека, каким его иногда представляли, никак не соответствовал описаниям, которые оставили историки тех лет.

В своих политических решениях этот правитель проявлял осторожность, мудрость и благородство, и, возможно, эти качества и были его главным оружием. Поэтому многие историки называют его средневековым героем.

Ан-Насир Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб (Al-Nāsir Salah ad-Dīn Yūsuf ibn Ayyūb), более известный как Саладин, что означает «благочестие веры», родился примерно в 1138 году в Тикрите (нынешний Ирак) и вырос при дворе турецкого губернатора Северной Сирии. Он стал первым султаном династии Айюбидов, которая правила Египтом и Сирией, завоевал Иерусалим, выступив в качестве великого защитника ислама, и сумел объединить Ближний Восток с точки зрения политики и религии, воюя с крестоносцами. Прежде всего, он известен победой в битве при Хаттине и сражениями с крестоносцами во время Третьего крестового похода, возглавляемого Ричардом Львиное сердце.

Восточный лидер

Для мусульман Саладин был великим правителем, которому удалось объединить исламский мир, когда казалось, что это практически невозможно. Выступая за сохранение мусульманских традиций, он боролся с христианскими завоевателями.

Военная карьера и поддержка семьи позволили ему очень быстро взлететь до самых высоких ступеней власти и в 1169 году стать визирем Египта. Когда ему был всего 31 год, он начал объединение Сирии и Египта, которые тогда были раздроблены и находились под властью крестоносцев.

В книге «Меч Ислама» Роберт Пейн (Robert Payne) объясняет, что основной целью Саладина было покончить с франками, которые «нарушали обеты самым бесцеремонным образом и чье присутствие на Святой земле казалось ему оскорбительным». Таким образом, он продолжил собственный джихад (борьба за веру), «стремясь превратить все церкви в мечети». Саладин придал новый смысл конфликту с христианскими захватчиками: это уже было не просто завоевание территорий, а самая настоящая религиозная война.

Султан думал только о том, чтобы освободить мусульманский мир от христианских захватчиков. Однако для осуществления его замыслов ему нужно было избавиться от противников, которые оспаривали его контроль над землями халифата.

Получив благословение халифа, Саладин стал привлекать всё новых сторонников и смог собрать многотысячное войско. Целью было взять священный город Иерусалим, захваченный крестоносцами.

Весной 1187 года Саладин во главе огромной армии начал вторжение на территории, занятые христианами. Самое выдающееся сражение этой кампании — это битва при Хаттине, произошедшая 4 июля 1187 года. В нем он одержал победу над войском крестоносцев под командованием короля Иерусалима Ги де Лузиньяна (Guy de Lusignan) и Рено де Шатильона (Renaud de Châtillon).

Это была самая настоящая бойня, в результате которой Ги де Лузиньян был пленен, а Рено де Шатильон казнен. Пейн подтверждает, что победа Саладина была безоговорочной: «Крестоносцы так и не смогли полностью восстановиться после таких потерь». Взятие Иерусалима показало правоту тех, кто видел в нем лидера, в котором нуждался мусульманский мир.

Самый настоящий рыцарь для запада

Несмотря на то, что Саладин был мусульманином, христиане восхищались им за его благородство и доблесть. Когда он вошел в Иерусалим, он пообещал потерпевшим поражение христианам, что они смогут спокойно покинуть город. Весьма великодушный жест по отношению к врагу.

Однако войны не прекратились. Франки потеряли большую часть городов и крепостей в Сирии и Палестине. Папа Римский Урбан III был этим так потрясен и возмущен, что вновь приказал собрать сотни рыцарей, чтобы вернуть храм Гроба Господня.

Начался Третий крестовый поход, целью которого стало возвращение Святой земли. В походе участвовали император Священной Римской империи Фридрих I, французский король Филипп III и английский король Ричард I. Они собрали сильное войско и высадились в городе Акре. Во время осады города они казнили три тысячи мусульман, живших там. Это было полной противоположностью великодушного жеста султана по отношению к христианским пленникам при взятии Иерусалима.

К счастью для Саладина, который уже был слаб и стар, христиане приблизились к Иерусалиму не более, чем на двадцать километров. В итоге он одержал победу и сохранил большую часть завоеванных территорий, в том числе Святую землю.

Любопытно, что Ричард Львиное сердце и Саладин, будучи противниками, испытывали друг к другу глубокое уважение. Вот событие, которое демонстрирует дружественность и благородство султана по отношению к своему врагу: Саладин приказал перевезти снег с гор, окружавших Дамаск, к шатру английского короля, страдавшего от лихорадки.

Пейн утверждает, что франки, которые были с ним знакомы, отмечали «его благородство и великодушие; он вел себя как самый настоящий император, но это никоим образом не сказывалось на таких его качествах, как отзывчивость и добродетель. Был ли это миф?

Личность Саладина оставила заметный след в истории. Его считали одним из самых важных деятелей Средневековья как на западе, так и на востоке. Тем не менее Альфредо Креспо Боралья (Alfredo Crespo Borralla) считает, что образ «спасителя ислама и завоевателя арабских земель» является частью мифа.

В европейской культуре его даже сравнивали с Александром Великим. Во времена Средневековья не было ни одного государственного деятеля с такими же амбициями, которого можно было бы поставить на одну ступень с правителем Македонии. По словам Креспо, «в итоге появился человек, объединявший все эти качества. Однако он был выходцем с востока, и это был Саладин».

С другой стороны, толерантное отношение эмира к христианам попало под сомнение. Известно, что он не был жестоким правителем, как, например, Ричард I. Но некоторые авторы считают, что это не совсем так. Пейн, являясь сторонником этой теории, в своей работе пишет: «Все забывают, что из-за стремления соблюдать традиции он приказал казнить всех, кто, по его мнению, был виновен в ереси».

После битвы при Хаттине Рено де Шатильон был казнен, и это привело к спорам относительно благородства Саладина. Ибн Шаддад, рассказавший историю его жизни, подробно описал это событие: «Рено привели к Саладину […] От него потребовали принять ислам, но он отказался. Услышав это, правитель взял меч и отрубил ему руку по плечо».

Рено де Шатильон устраивал нападения на караваны и убил многих паломников. Саладин казнил его, поскольку считал паломничество священным ритуалом. Ибн Шаддад рассказывает, что, сделав это, султан проучил пленника, нарушившего священные законы ислама.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.