В 1947 году Финская полиция безопасности Валпо вызвала на допрос бывшего роттенфюрера СС Пааво Мереля (Paavo Merelä) из саперного взвода 3-й роты, финский добровольческий батальон СС. На допросе Мереля сообщил, что в декабре 1942 года финский гауптштурмфюрер СС Карл-Эрик Ладау (Karl-Erik Ladau) приказал расстрелять семерых жителей деревни Толдзгун [Мереля называет ее «Толскум»] и пятерых советских солдат, дезертировавших через линию фронта. Приказ был выполнен отрядом финских саперов, куда входил сам Мереля. Согласно показаниям Мереля, Ладау был полевым командиром в Толдзгуне: это деревня между Нальчиком и Владикавказом (ранее Орджоникидзе), ныне — Северная Осетия.

О событиях в Толдзгуне также сообщается в дневниковых записях другого бойца саперного взвода, добровольца СС Яакко Хинтикки (Jaakko Hintikka). Он отметил, что 21-22 декабря 1942 года деревня Толдзгун была разрушена в ходе боевых действий: «Война разрушила дома и загнала жителей в леса, там они и прятались, пока не осмелились снова войти в окрестности жилья». В последние дни 1942 года советские войска энергично контратаковали, и однажды вечером финны взяли советского солдата в плен прямо перед своими позициями: «Что за жалкое создание. И конечно, он плакал, когда с ним хорошо обращались», — писал Хинтикка в своем дневнике.

В канун Нового 1942 года Хинтикка записал в дневник следующее:

«Кончается старый год совсем не так мирно, как я себе представлял. Ситуация изменилась в самые последние часы. Конец года выдался жестокий, и я наверняка его запомню и без заметок. Мы обнаружили пятерых шпионов из гражданских и убили их. На закате их привели на холм и расстреляли. Заодно с ними — и пару других заключенных. Было тяжело, они молили о пощаде. Но пистолет-пулемет ее не ведает. Младшему было 17 лет, а следующему — 20; остальные — уже пожилые мужчины с бородами. Последним расстреляли самого молодого. Сначала он забросал остальных землей, а потом настал его черед. Нервы у него, конечно, были что надо — даже отдал честь перед смертью».

Описание Хинтикки подтверждает показания Мереля о казни мирных жителей и военнопленных в Толдзгуне. Он утверждает, что убийства произошли 31 декабря 1942 года. Однако в биографии Карла-Эрика Ладау авторства Пекки Руусукаллио (Pekka Ruusukallio) за 2007 год события в Толдзгуне не упоминаются ни разу. В беседе с Руусукаллио Ладау признал, что в декабре 1942 года командовал финской резервной ротой в районе сел Чикола и Дигора, но о близлежащем Толдзгуне (примерно в десяти километрах к западу от Чиколы) не обмолвился ни словом. В личной же карточке Ладау в списке мест, где он воевал, Толдзгун упоминается.

Можно предположить, что бои в районе Чикола-Толдзгун-Дигора на рубеже 1942-1943 годов надолго застряли в памяти участников — особенно Ладау, одного из командиров финского добровольческого батальона СС. По сути, они стали кульминацией немецко-фашистского наступления. В Северной Осетии Красная Армия сумела одержать решительную победу, которая повлекла за собой вывод немецких войск, в том числе финского добровольческого батальона СС. К концу года большая часть дивизии СС «Викинг» уже была отправлена в помощь 6-й армии фельдмаршала Фридриха Паулюса (Friedrich Paulus), окруженной и захваченной в кольцо под Сталинградом в ходе советской операции «Уран». Финнов оставили для сдерживания атаки Красной Армии и обеспечения безопасного вывода основных сил дивизии СС «Викинг». Толдзгунские казни не упоминаются и в трудах Унто Бумана (Unto Boman, позднее Унто Парвилахти, Unto Parvilahti), Юкки Тюрккё (Jukka Tyrkkö) и Мауно Йокипии (Mauno Jokipii). Историк Андре Сванстрём (André Swanström) поднял эту тему на основе стенограммы допроса добровольца СС Пааво Мереля от 1947 года.

В октябре 2019 года по просьбе Финского национального архива группа интервьюеров во главе с И. В. Боевой, заместителем декана исторического факультета Северо-Осетинского государственного университета (СОГУ) во Владикавказе, провела расследование событий в селе Толдзгун в конце декабря 1942 года. Задание историческому факультету официально передал проректор Северо-Осетинского государственного университета по внешним связям и развитию доктор Алан Уадати. Исследование проводилось на основе архивных данных и интервью с Хадзиретом Сандировичем Хамицаевым (1924 г.р.).

До начала расследования журналист Л. С. Дособлаева опубликовала на эту тему статью в местной газете «Ираф», которая выходит в Ирафском районе Северной Осетии. Статья призывала всех свидетелей немецкой оккупации начале 1940-х годов связаться с командой СОГУ. Отца, брата и дядю Хадзирета Хамицаева казнили в Толдзгуне. Сам Хамицаев, согласно справке от военного комиссара Ирафского и Дигорского районов, в то время проходил воинскую службу и свидетелем инцидента не был. Он сообщил, что сотрудники местной полиции в Толдзгуне арестовали Хамицаевых и двух других жителей деревни и передали их «немцам» (то есть финнам в немецкой форме).

Незадолго перед отходом из деревни членов саперного взвода 3-й роты поздно вечером 31 декабря 1942 года финскому добровольческому батальону СС было приказано казнить (расстрелять из автомата) пятерых жителей деревни, которых Хинтикка в дневнике назвал «шпионами из гражданских». Согласно свидетельствам о смерти, полученным из ЗАГСов Ирафского района 13 ноября 2019 года, и списку лиц для запланированного мемориала/статуи, предложенного в 1989 году тогдашним председателем толдзгунского сельского совета Х. Ф. Тагаевым, жертвами стали:

1. Думбул Иванович Габеев (р. 1916). Член Коммунистической партии и секретарь парткома колхоза «Толдза».

2. Губу Бузневич Хортиев (р. 1902). Член Коммунистической партии, член колхоза, начальник полеводственной бригады.

3. Данел Оразмагович Хамицаев (р. 1890). Коммунист, активный член колхоза.

4. Сандир Оразмагович Хамицаев (р. 1888). Принимал активное участие в Гражданской войне в дни становления Советской республики.

5. Владимир («План») Сандирович Хамицаев (р. 1926). Член комсомола колхоза «Толдза».

В списке лиц отмечается, что помимо вышеназванных жителей села немецко-фашистские войска расстреляли двух неизвестных бойцов Красной Армии. Согласно интервью, это были сержант Евгений Дурнев и рядовой Анатолий Маличенко. Подробная информация о казненных совпадает с описанием из дневника Яакко Хинтикки. Упомянутый 17-летний мальчик — это Владимир «План» Хамицаев, Сандир Хамицаев — по-видимому, его отец, а Данел Хамицаев — дядя.

На допросе Валпо в 1947 году Мереля упомянул семерых жителей деревни и еще пятерых дезертиров Красной Армии. Тем не менее представляется, что это был один и тот же инцидент — если, конечно, в деревне Толдзгун не было расстреляно еще пять военнопленных, помимо семи вышеупомянутых лиц. Рассказ Хинтикки — самый надежный источник из финских, поскольку свое описание казней он занес в дневник сразу после событий.

Мереля рассказал об этом инциденте почти пять лет спустя и на момент допроса был поражен в гражданских правах (как осужденное лицо; тогдашний уголовный кодекс Финляндии предусматривал поражение в гражданских правах и возможностях в дополнение к штрафам или тюремному заключению). Как и многие ветераны, во время войны Мереля много пил, а после войны получил травму и стал алкоголиком. 12 июня 1945 года Хельсинкский окружной суд признал его виновным в грабеже при отягчающих обстоятельствах и приговорил к четырем месяцам тюремного заключения. В одном из парков Хельсинки Мереля, находясь в пьяном виде, похитил бутылку спиртного и 588 финских марок наличными у другого мужчины, который также находился в состоянии алкогольного опьянения. В 1944 году, еще на военной службе, Мереля дважды попадал на гауптвахту за пьянство.

Мереля — единственный источник, говорящий о причастности к казням капитана Карла-Эрика Ладау. Поскольку финский батальон готовился к отступлению на следующий день, решение было принято быстро. Никаких судебных процессов или слушаний по делу предполагаемых шпионов не проводилось. Следовательно, мы не можем судить, в каких действиях против оккупационных сил повинны казненные жители деревни и военнопленные. Бросается в глаза одна примечательная деталь: прежние финские мемуары и исследовательские работы казни в Толдзгуне решительно не упоминают, хотя можно было предположить, что инцидент должен быть широко известен среди добровольцев СС, учитывая, что район Чиколы, Толдзгуна и Дигоры находился в ведении финского добровольческого батальона СС.

Тем не менее полевые командиры финского добровольческого батальона СС в зависимости от должности и звания несут ответственность за отданный приказ о казни 31 декабря 1942 года и его выполнение. Без записи в дневнике Хинтикки и стенограммы допроса Мереля грядущие поколения об этом инциденте, вероятно, так бы никогда не узнали.

Одна из причин, почему картина участия Финляндии в событиях вроде толдзгунских неполная, заключается в том, что до настоящего времени в финской историографии явно не хватало полевых расследований и, в равной степени, показаний жертв войны. Международные же исследования в этом направлении, напротив, весьма обширны и широко распространены.

Еще один источник, который обходят стороной — это послевоенные расследования военных преступлений эсэсовцев, проведенные советскими инстанциями. Как следствие, материалы, хранящиеся в архивах Российской Федерации, Украины и стран бывшего социалистического блока, несомненно, подтолкнут финских исследователей и историков к тому, чтобы пересмотреть картину участия финских добровольцев СС в немецко-фашистской операции «Барбаросса», которой двигало стремление создать новую, «расово чистую» Европу. Целевое расследование, проведенное Национальным архивом и Северо-Осетинским государственным университетом, показало, что местные исследования могут помочь прояснить и обобщить картину произошедшего и установить, и кто несет за нее ответственность.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.