О Наполеоне написано более миллиона книг — больше, чем о любом другом человеке, когда-либо жившем на Земле. Как суждения о жизни Наполеона резко различаются между собой, так и его смерть постоянно дает поводы для споров. 200-летняя годовщина смерти Наполеона 5 мая 2021 года — подходящий повод, чтобы проанализировать различные мнения о его смерти и о результатах научных исследований.

Споры начались еще при вскрытии тела Наполеона. 6 мая 1821 года восемь докторов собрались в бильярдном зале поместья Лонгвуд на острове Святой Елены вокруг обнаженного тела Наполеона. Его личный врач Франсуа Антоммарки приставил скальпель к грудной клетке мертвого императора и начал вскрытие. Он вынул из тела сильно ожиревшее сердце и покрытый язвами желудок. На внутренних стенках желудка он обнаружил раковые опухоли.

Но тем не менее в итоге Антоммарки назвал причиной смерти климатические условия на острове Святой Елены. И тут же, у стола, на котором производилось вскрытие, разгорелся спор с семью английскими врачами. Об этом написано в классическом труде «Святая Елена. Смерть императора» французского историка Октава Обри, который изучил все свидетельства очевидцев вскрытия.

Подоплекой спора был приказ губернатора острова Хадсона Лоу, который под угрозой наказания запретил указывать в заключении о вскрытии какое-либо заболевание, которое могло быть связано с климатическими условиями на Святой Елене, так как это возложило бы на Англию ответственность за смерть Наполеона. Английские врачи были обязаны подчиниться приказу губернатора. В трех английских рапортах причиной смерти был назван рак желудка. И хотя лейб-медик Антоммарки отказался подписывать английские заключения, большинство исследователей и историков до сегодняшнего дня придерживаются мнения, что Наполеон умер именно от рака желудка.

Однако в 1960-х годах шведский врач Стен Форсхувуд (Sten Forshufvud) пришел к другому выводу. Проведя ряд исследований, он выдвинул гипотезу, что Наполеон был «убит» путем отравления мышьяком, которому подвергался в течение долгого времени.

Историками доказано, что Наполеон во время кампании 1814 года обладал отменным здоровьем. Позже, когда после поражения при Ватерлоо он был сослан на остров Святой Елены, он также находился в добром здравии. Как писала англичанка Бетси Балкомб, осенью 1815 года, в первые недели своего плена, он еще предпринимал отчаянные поездки верхом вдоль обрывистого берега. «Однажды он так сильно пришпорил лошадь на краю пропасти, что из-под копыт рванувшего вперед коня вниз по склону полетели большие камни. Затем император полностью исчез из поля зрения сопровождавшего его изумленного офицера».

Но с середины 1816 года состояние здоровья Наполеона стало постепенно, но неуклонно ухудшаться. «Его лицо выглядело так, будто было сделано из желтого воска, — так описывала молодая англичанка его внешность в 1818 году. — Щеки обвисали подобно мешкам. Суставы на ступнях опухали, и плоть буквально выпирала из туфель. Он был так слаб, что мог стоять, только если опирался одной рукой на стол, а другой — на плечо слуги».

Когда Бетси Балкомб вскоре после этого собралась навсегда покинуть Святую Елену, она попросила Наполеона во время последнего визита к нему подарить ей локон волос на память. Этот пучок каштановых волос до сих пор находится в собственности потомков Бетси Балкомб, живущих сегодня в Австралии.

В 1960-х годах швед Стен Форсхувуд попросил дать ему на пробу фрагмент этих волос и послал их анонимно на токсикологическую экспертизу в одно из учреждений судебной медицины. Волосы исследовали нейтронно-активационным способом, и в них было обнаружено многократно повышенное содержание мышьяка.

В следующие десять лет Форсхувуд этим же методом проверил в государственных лабораториях три десятка проб волос. Все они датировались периодом от 1815 до 1818 года и находились преимущественно у потомков людей, которые 200 лет назад получили пряди волос Наполеона на Святой Елене. Во всех исследованных пробах было обнаружено содержание мышьяка, от 4 до 65 раз превышающее норму.

«Кто убил Наполеона?» — таким вопросом Стен Форсхувуд задается в книге 1961 года, за которой в 1980-х годах последовали труды «Убийца Наполеона» и «Убийство на Святой Елене».

Исследования и публикация шведского медика были восприняты со скепсисом. Пресс-конференция в Париже, главной темой которой было возможное отравление, завершилась в 2003 году вопросом, действительно ли исследованные волосы принадлежали Наполеону. Стен Форсхувуд, скончавшийся в 1985 году, занимался ранее и этим вопросом. И хотя он с уверенностью не мог утверждать, что исследуемые волосы действительно принадлежали Наполеону, в пользу этого говорил и тот факт, что все пробы волосы принадлежали одному и тому же человеку. То есть, даже если исследуемые волосы не были срезаны с головы Наполеона, то потомки его современников, живущие сейчас в Мельбурне, Париже, Нью-Йорке и Лондоне владеют локонами одного и того же человека. Это говорит в пользу того, что волосы все-таки принадлежали Наполеону.

А если волосы Наполеона действительно содержали мышьяк, то как в них попал этот яд? И на этот вопрос разные исследователи отвечают по-разному.

Мышьяком в ХIX веке широко пользовались в повседневной жизни, например, для чистки винных бочек. Согласно одной из теорий, яд мог попасть в организм свергнутого императора вместе с вином. Бочек из домашнего хозяйства Наполеона на Святой Елене не сохранилось, поэтому перепроверить эту теорию не представляется возможным.

Чего нельзя сказать об обоях из дома Наполеона. Какой-то охотник за сувенирами в 1825 году вырезал кусок обоев из спальни Наполеона в Лонгвуде. Обои сохранились, признаны подлинными и в 1980 году были исследованы на предмет наличия мышьяка.

В результате в обоях было обнаружено содержание мышьяка на уровне 120 миллиграммов на один квадратный метр. На этом основана так называемая обойная теория: она исходит из того, что мышьяк попал в организм Наполеона при вдыхании испарений из обоев. Однако и это толкование опроверг французский токсиколог Паскаль Кинтц в 2019 году. Еще в 2001 году в результате тщательных исследований он установил, «что присутствующий в волосах Наполеона мышьяк на 97% состоит из минерального мышьяка, а не органического, который использовался в то время для производства обойной краски».

Еще одна теория гласит, что мышьяк нанесли на волосы Наполеона уже после его смерти, чтобы лучше их сохранить. Мышьяк действительно широко использовали раньше для повышения прочности кожи и меха. Однако Кинтц опроверг и эту теорию, проведя исследования, и заявил впоследствии: «Нанесенный на поверхность мышьяк можно удалить ацетоном. Но это не было внешнее воздействие, мышьяк был в структуре волос. Это указывает на то, что мышьяк был у Наполеона в крови. Только через желудок он мог попасть во внутреннюю структуру волос».

В 2008 году ученые Университета Павии поставили перед собой задачу исследовать пряди волос Наполеона периода до 1815 года. При этом они установили, что Наполеон еще до пребывания на Святой Елене подвергался воздействию мышьяком в больших концентрациях. Кроме того, итальянские исследователи обнаружили и в пробах волос жены и сына Наполеона высокие дозы мышьяка, и поэтому намеренное отравление корсиканца они исключили. Однако в данном случае, в отличие от исследований Форсхувуда, не было достоверно известно, что данные пробы волосы действительно принадлежат Наполеону.

На основании иных сведений другие ученые уже в наше время пришли к выводу, что Наполеон умер все-таки не от отравления, а от рака желудка. Международная команда медиков из Института патологии университетской клиники Базеля опубликовала результаты своих исследований в 2007 году в научном журнале Nature Clinical Practice Gastroenterology and Hepatology. Ученые сравнили описания состояния здоровья Наполеона, а также заключение о вскрытии, сделанное Антоммарки, с современными данными 135 пациентов и пришли к выводу, что Наполеон — как, кстати, и его отец и две его сестры, — умер от рака желудка.

Однако в этом исследовании не учитывались многочисленные симптомы, указывающие на отравление мышьяком. Например, глухота Наполеона, о которой генерал Бертран написал за две недели до смерти бывшего императора: «Его глухота со вчерашнего дня усилилась в невероятной степени. Приходится говорить очень громким голосом, и он сам кричит, как будто потерял слух, чего до сих пор на моей памяти не было». Далее следует назвать нетипичную для рака желудка чувствительность к свету, считающуюся классическим симптомом отравления мышьяком.

Форсхувуд, исследовавший симптомы заболевания Наполеона вместе с руководителем полицейской лаборатории Анри Гриффоном, обнаружил еще двадцать симптомов отравления мышьяком. К ним относится и ожирение, в то время как пациенты, страдающие раком желудка, как правило, сильно худеют.

Во всем, что касается веса Наполеона на Святой Елене, свидетельства очевидцев, а также более поздние описания сильно различаются. По результатам обмера двенадцати пар брюк, которые Наполеон носил до и во время изгнания, исследователи отделения патологической анатомии Университета Базеля и Института истории медицины Университета Цюриха в 2005 году установили, что обхват талии брюк уменьшился с максимальных 110 сантиметров до минимальных 98 сантиметров. На основании этого ученые пришли к выводу, что Наполеон незадолго до смерти значительно потерял в весе, что типично для пациентов, страдающих раком желудка.

Записи лейб-медика Наполеона подтверждают потерю веса: «Император после прибытия на Святую Елену [1819] очень похудел, и объем его тела едва ли составляет четверть прежнего». А вот английские врачи в своих рапортах о вскрытии описали Наполеона как человека, ожиревшего сверх меры. «Тело Наполеона, — писал присутствовавший при вскрытии врач Уолтер Генри, — было несколько загадочным и таинственными. Потому что… несмотря на то, что болезнь, от которой он страдал, обычно сопровождается истощением, его труп был исключительно жирным».

Английский врач Арчибальд Арнотти также отметил в начале своего рапорта: «Труп по своему внешнем виду был очень жирным, и это подтвердилось после первого надреза, когда обнаружилось, что жир на груди был в дюйм толщиной, а на животе — в полтора дюйма». Это соответствует и свидетельству англичанина сэра Уильяма, который описывал Наполеона во время прогулки осенью 1820 года «жирным и округлым, как фарфоровая свинка».

Попытки объединить эти принципиально различные данные о весе Наполеона напоминают попытку определить квадратуру круга. Дело усложняется еще и тем, что постоянный прием мышьяка канцерогенен, и поэтому вполне возможно, что найденный в теле Наполеона мышьяк вызывал у него появление язв желудка, обнаруженных в 1821 году. Это объясняет и то, что Наполеон сначала сильно поправился (под воздействием мышьяка), а затем — незадолго до смерти — заметно похудел (от рака желудка).

Как бы то ни было, именно медикамент стал непосредственной причиной смерти Наполеона. 3 мая 1821 года английский врачи вопреки совету Антомаррки дали императору каломель, хлорид ртути, в десятикратной дозе, что было смертельно еще и потому, что организм Наполеона к тому времени был уже значительно ослаблен.

«Мы знаем правду», — говорит директор Фонда Наполеона о причине смерти Бонапарта. Но правда и то, что последнее, неопровержимое доказательство недоступно: оно заключено в самом теле Наполеона. Мертвый император был сначала погребен в нескольких помещенных один в другой гробах недалеко от одного из ручьев на острове Святой Елены. Позже, в 1840 году, его тело с большой помпой перевезли в Париж. С тех пор Наполеон покоится там в помпезном саркофаге под куполом Дома инвалидов, который в год обычно посещают до 1,2 миллионов туристов.

Еще в 1960-е годы шеф парижской полиции Анри Гриффон потребовал через французскую прессу эксгумации Наполеона. Чуть позже канадский исследователь эпохи Наполеона Бен Вайдер, поддерживавший Стена Форсхувуда в расследовании, предложил французскому государству полмиллиона долларов, чтобы покрыть расходы по вскрытию саркофага весом 13 тонн.

Но обе идеи были отвергнуты. Однако, если учесть, что внутрь гробов при захоронении в 1821 году была помещена еще и запаянная серебряная урна с залитыми винным спиртом сердцем и желудком Наполеона, вскрытие герметично закрытого тела при возможностях медицины XXI века, бесспорно, внесло бы полную ясность в причину смерти императора.

Томас Шулер — эксперт по Наполеону. Собирая материал для своей последней книги «По следам Наполеона. Путешествие по Европе», он несколько лет объезжал места исторических событий от Трафальгара до Москвы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.