В современном мире Россия — большая страна, которая в области сельского хозяйства может сравниться с Соединенными Штатами и Австралией. Доля российского экспорта сельскохозяйственной продукции занимает первое место в мире, а объем экспорта зерна по сравнению с Китаем особенно бросается в глаза.

Но исторически сложилось так, что у российской земли, прошедшей через множество трудностей, всегда возникали проблемы со снабжением продовольствием во время гражданской войны, эпохи сталинской коллективизации, дефицита в 1980-х годах или «шоковой терапии» в 1990-х годах. Истинные причины этого различны, но последствия в целом одинаковы, вплоть до того, что иногда результатом становился голод.

Однако после распада Советского Союза уже в России, несмотря на экономические трудности и сокращение производства зерна, большого голода не было. Причина в том, что особая «народная экономика» России внесла большой вклад в обеспечение продовольственной безопасности.

Такого рода система частных земельных участков находится в серой зоне, и хотя она не может помочь России стать сельскохозяйственной державой, но всегда может поддержать россиян в преодолении трудностей в критический момент.

Неизменные традиции

Частные земельные участки в сельском хозяйстве бывшего Советского Союза можно условно разделить на две категории: одна представляет собой небольшой участок земли в деревне — «дача» — принадлежащий городским жителям, а другая — земельные участки фермеров, а выращивание на них продукции называется «мелким хозяйством».

«Дача» — слово, транскрибированное с русского языка. Корень русского слова «дача» означает «подарить, пожаловать», и первоначально под этим словом подразумевали небольшой участок земли в пригороде или деревне, который глава государства жаловал дворянам. Поскольку земельный участок был небольшим и располагался недалеко от города, основной функцией этой земли являлось не производство продуктов питания, а строительство загородных домов, создание фруктовых садов и цветников для их владельцев, чтобы проводить там жаркое время лета.

Самое раннее упоминание о «даче» относится к 1821 году, поскольку тогда дача была символом благосклонности императора, подобная желтой куртке чиновника в Древнем Китае (в Древнем Китае желтый цвет могли носить только император и его семья, а также те, кому он жаловал право надевать одежду этого цвета, то есть главным фаворитам при дворе - прим. пер.), поэтому дачи были чрезвычайно популярны среди русской знати. Постепенно понятие дачи все больше оседало в сознании русских, и к концу XIX века в сочетании с постепенной модернизацией вокруг одной только Москвы было уже более 6 тысяч дачных участков.

В советское время эти частные земли были, естественно, национализированы, но с 1930-х годов они возродились в другой форме: институциональные единицы создали свои собственные колхозы, чтобы обеспечить своих членов фруктами, овощами и местами для отдыха. К 1950-м годам рабочему классу и госслужащим было разрешено владеть дачами, но фактическими владельцами дач по-прежнему в основном были чиновники и высшие военные лица, и в результате некоторые люди оказывались выше по положению, чем другие.

По-настоящему дача вошла в жизнь простых советских людей при Никите Хрущеве. Его сельскохозяйственные реформы касались не только выращивания кукурузы, но и ряда других сложных и разнообразных многоуровневых (вплоть до того, что даже разрозненных) планов. Все большему числу городских жителей выдавали дачи, чтобы они использовали 600 квадратных метров земли для выращивания сельскохозяйственной продукции для удовлетворения потребностей семей. Это также было воплощением программы Хрущева по расширению посевных площадей (освоению целины), поощрению подсобного промысла и реформированию системы распределения.

В России оказалось широко распространено явление, когда у каждой семьи есть небольшой участок земли с домиком, а бывшие дворянские загородные резиденции превратились в места постоянного жительства для большого числа простых людей. 

В брежневскую эпоху с постепенным повсеместным распространением дач было также разрешено строить на участках небольшой дом площадью 25 квадратных метров, и для все большего числа городских жителей это стало главной целью в жизни: иметь дачный участок, чтобы дешево отдохнуть летом, вырастить овощи и фрукты для улучшения качества своей жизни. Поэтому дача превратилась в часть советской мечты, а обладание ей — идеалом для всех слоев населения, достичь которого было вполне реально.

Имея дачу, даже рабочие могли взять свои семьи в отпуск. Это можно рассматривать как наслаждение плодами пролетарской революции. Но в отличие от идеалов культуры потребления, обладание дачей оказалось не просто иллюзией, а буфером стабильности в жизни простых людей.

После распада СССР из-за быстрых изменений первоначальных прав собственности на землю в деревенской части России сельскохозяйственное производство быстро вышло из строя. Жизнь городских жителей сильно пострадала от инфляции, а цены на сельскохозяйственную продукцию резко возросли, намного превысив рост заработной платы. У фермеров не было продукции, а рабочий класс не мог купить еду, что почти спровоцировало новую волну голода в стране.

Однако, к счастью, в настоящее время в России уже насчитывается более 30 миллионов дач. В среднем почти каждая городская семья имеет загородный участок. Маленький земельный участок стал спасительной соломинкой для многих городских служащих, которые занимают небольшие должности. Здесь разводят кур, скот и сажают картошку, и спокойно приумножают дух русского сельского хозяйства.

Частные земли в эпоху коллективизации

Частные земельные участки в русской деревне имеют долгую историю, рассказывающую о постепенной коллективной организации деревень, которая формировалась из истории традиционной русской деревни.

После отмены крепостного права в царской России деревенская община все еще существовала, и она взяла на себя функции перераспределения земли на душу населения и управления общественными лесными хозяйствами и пастбищами. Большая часть энергии крестьян уходила на обработку земли деревенской общины, а уже затем на возделывание небольших свободных земельных участков перед их собственными домами или позади них. Этот вид частновладельческой земли был, как правило, небольшим по размеру и распределенным на равные клочки земли, однако находился неподалеку от водных источников и дорог, а благодаря усердному возделыванию крестьянами они зачастую получали сравнительно высокий урожай, что являлось важным побочным промыслом крестьянского класса и также называлось побочной экономикой.

Однако, разводя кур перед домом, а за жилищем выращивая овощи, действительно трудно присоединиться к большому сельскому хозяйству.

Столыпинские реформы разрушили старую структуру деревенских общин и способствовали развитию частных семейных крестьянских хозяйств, однако частные крестьянские наделы не пострадали. Вместо этого они быстро развивались, потому что отвечали потребностям крестьян.

После Октябрьской революции, столкнувшись с гражданской войной и военной интервенцией со стороны стран Антанты, Советская Россия объявила режим военного коммунизма на контролируемых территориях, и строгая система сбора зерновых излишков оказала серьезное негативное влияние на порядок сельскохозяйственного производства. По состоянию на 1920 год производство зерна вдвое сократилось по сравнению с тем, что было до Первой мировой войны, а производство промышленных культур уменьшилось еще больше, и в 1921 году оно стало причиной повсеместного голода. От голода 1921 года погибли около пяти миллионов человек.

Больше всего пострадали зажиточные крестьяне (кулаки), поскольку они часто были владельцами семейных хозяйств. Батраки выискивали слабые места в управлении и получали возможность отдавать больше сил на возделывание своих частных участков, но это привело к тому, что побочная экономика развивалась аномальным образом. Объективно крестьянские хозяйства могли избежать или смягчить голод, снабжая частью продовольствия города и Красную Армию, одновременно снимая проблему серьезного сокращения производства промышленных культур, но никаких результатов это не принесло.

После того как к власти пришел Иосиф Сталин, он продвигал коллективизацию и модернизацию сельского хозяйства, государственные хозяйства и колхозы активно развивались и стали основой советского сельского хозяйства. Излишки сельскохозяйственной продукции обеих структур были включены в советскую национальную промышленную и сельскохозяйственную систему, и фактически они больше не распространялись свободно, а вместо этого вошли в обращение системой плановой экономики, контролируемой советским правительством. В это время мелкое крестьянское хозяйство, которое избежало коллективизации, поскольку оно было в определенной степени исключено из плановой экономики, продемонстрировало довольно высокую гибкость и стало «серым» дополнительным компонентом советского сельского хозяйства.

Еще при власти Хрущева Советский Союз пытался решить проблемы, оставленные сталинской системой, и меры по реформированию включали расширение крестьянских прав на хозяйственную самостоятельность и стимулирование развития побочного промысла. В результате к 1980-м годам советское сельское хозяйство значительно развилось: производство зерна увеличилось с 126,4 миллиардов цзиней (китайская мера веса — полкило) в 1950 году до 460 миллиардов цзиней в 1978 году. Тем не менее по-прежнему часто возникала ситуация низкой урожайности и падения этого показателя. Корма было недостаточно, и правительству приходилось импортировать зерно на корм, что влияло на поставки яиц, молока и мяса. Несмотря на огромные инвестиции в сельское хозяйство, существовала проблема их низкой эффективности.

В 1987 году на XXVII съезде Коммунистической партии Советского Союза Михаил Горбачев выразил надежду извлечь уроки из опыта китайской системы семейной ответственности за ведение сельскохозяйственных работ и реформировать колхозы и государственные хозяйства. Лидеры Советского Союза также обратили внимание, что экономическая эффективность мелких хозяйств была действительно высока: без поддержки правительства и инвестиций они снабжали страну значительным количеством сельскохозяйственной продукции и сохраняли прибыль, демонстрируя очень высокую гибкость и энтузиазм.

К счастью, в течение всего советского периода, хотя и власти, и крестьяне знали, что мелкое земледелие является серой отраслью, они достигли молчаливого соглашения в вопросе их свободы, и власти смотрели на них сквозь пальцы. А в свете грядущих изменений это позволило россиянам остаться сытыми за счет собственных усилий и внести посильный вклад в достижение общей великой цели.

Спасительная соломинка в период «шоковой терапии» и перспектива гибели

На второй день после распада Советского Союза, 27 декабря 1991 года, Борис Ельцин издал президентский указ о проведении аграрной реформы, согласно которому государственные и коллективные хозяйства должны пройти перерегистрацию и реорганизацию и завершить эту процедуру до 1 января 1993 года. Кроме того, в указе было заявлено, что в течение нескольких лет планируется построить миллионы семейных хозяйств и в конечном итоге завершить полную приватизационную реформу. 

Как и прошлое сталинское движение коллективизации, это также было полностью принудительное движение реформы формы собственности в сельском хозяйстве. Однако Советский Союз только что распался, и у страны не было рыночной структуры экономики или опыта приватизации, поэтому Ельцин мог использовать только абсолютно противоположный свободной рыночной экономики метод — административное вмешательство для создания свободной рыночной экономики.

Без упорядочения названий речь будет неубедительной, а неудачное начало портит исход всего дела. Итоговый результат этой реформы действительно полностью противоречит первоначальному хорошему замыслу. Часть госхозов была поделена на небольшие участки земли и продана частным лицам для образования семейных хозяйств, однако большая часть госхозов была передана в собственность отдельным лицам для создания так называемых «аграрных предприятий», но их организационная структура, методы управления и состав сотрудников остался прежним. 

Другими словами, сельское хозяйство было приватизировано, но система управления, которая ведет к неэффективной работе, не изменилась, а так называемые частные землевладельцы — это старые бюрократы, принадлежащие первоначальной неэффективной системе.

Приватизация небольших участков земли — это для многих был способ прокормиться в условиях, когда международная торговля была плохо развита, однако затем доходы от сельского хозяйства стали значительно отставать от темпов макроэкономики, а само сельское хозяйство постепенно стало стремиться к механизации управления.

После этого вскрылись такие проблемы, как частые сделки, недостаточное снабжение удобрениями и пестицидами, дробление земель, растрата иностранного капитала, спекуляция землей и другие, и сельское хозяйство в России оказалось не таким хорошим, как на закате существования Советского Союза. Когда в 1998 году разразился экономический кризис, среди населения России было 70 миллионов бедных, и если бы не существовало «серой» мелкохозяйственной экономики, то в России мог бы возникнуть тяжелый гуманитарный кризис, и трагедии 1921 и 1932 годов могли бы повториться.

После прихода к власти Владимира Путина был издан новый «Земельный кодекс Российской Федерации», в соответствии с которым был создан рынок земли для обеспечения свободного обращения земли и одновременного ее регулирования. После стабилизации рынка российское сельское хозяйство начало медленно улучшаться, и Россия постепенно снова вернулась в давно забытый статус страны-экспортера сельскохозяйственной продукции.

С точки зрения производственных мощностей и объема зерна в торговом обороте, объемы производства крупных хозяйств довольно велики, и сейчас Россия является крупнейшим экспортером пшеницы.

Интересно отметить, что экономика мелких хозяйств по-прежнему исключена из системы оборота земли, возможно потому, что присущие ей недостатки не совместимы с будущим развитием сельского хозяйства. В конце концов, в этой промышленной модели многие произведенные продукты напрямую потребляются производителями, сохраняя только полукоммерческий характер, и предназначены для использования только в качестве побочного промысла. Раздробленность и неоднозначность прав собственности также определяют, что мелкие хозяйства не могут расширять производство и могут оставаться только на стадии компенсации домашних расходов. Об интенсивной механизации говорить не приходится, и мелкие хозяйства не помогают с общей ситуацией экспорта зерна, поэтому им было просто позволено развиваться своим чередом. 

Сельское хозяйство — это основа, которая играет важную роль в жизни многих людей. Поэтому его направлениями обязательно должны быть более высокая эффективность производства и более высокая степень механизации и индустриализации. Оно также может сохранять некоторые специфические формы для усиления всей системы, когда ее стабильность подвергается внешнему удару. Российская модель частного землевладения, дополняющего сельское хозяйство, может быть интересным образцом для всех экономик, нуждающихся в реформе сельского хозяйства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.