Нефтеналивной танкер ЮКОС. День за днем ураган грозит лишить прежний флагман российской экономики маневренности. Биржевой курс акций обрушивается на пятнадцать, двадцать процентов. Затем буря стихает, танкер продолжает путь, пока над ним снова не начинает буйствовать стихия, сбивающая его в очередной раз с курса. Рынки и правительства с беспокойством наблюдают за скитаниями ЮКОСа, ведущими к резкому повышению цены на нефть. Прогнозы относительно того, как долго ЮКОС еще сможет противостоять давлению, меняются в Москве ровно каждый час. Сообщения противоречат друг другу, мешаются со слухами. Кто-то хорошо зарабатывает на бирже.

В камере московской тюрьмы, носящей название бывшего госпиталя 'Матросская тишина', предназначавшегося как раз для больных моряков, царит, как и в эпицентре урагана, покой. Там сидит Михаил Ходорковский, главный акционер нефтяного гиганта. При всех этих волнениях, связанных с долгами по налогам, с заблокированными счетами и экспроприированными добывающими компаниями, почти забыли о том, что ключом для будущего ЮКОСа являются отношения Ходорковского с президентом Путиным.

Полтора года назад эти отношения были неплохими, говорят приближенные Ходорковского. Однако люди из разведки в окружении Путина, конкуренты и завистники нашептали российскому президенту, что самый успешный 'олигарх' представляет для него непосредственную угрозу. Арестованный нефтяной магнат сделал немало для того, чтобы эти нашептывания имели успех. Он критиковал иракскую политику Путина, скупал депутатов Думы и вел себя как американский капиталист в стране, где судьба крупных предпринимателей зависит от президента, его администрации, от спецслужб.

Между тем, Ходорковский мало чем отличался от Дерипаски, Потанина, Фридмана и других крупных предпринимателей, которые в девяностые годы создавали основы своих миллиардных состояний, пользуясь приватизационными сделками по сговору и другими некрасивыми методами. Они тоже вложили немало денег в выборы в Думу. Говорят, что лоббистскую работу, направленную на недопущение повышения налогов в нефтяном секторе, ЮКОС проводил в негласном сотрудничестве с конкурентами, компаниями 'Сибнефть' и 'Тюменьнефть'. Но Ходорковский делал все это откровеннее, говорил об этом во весь голос. Он не выполнил требование покинуть страну. И вот теперь его показывают в клетке.

Недоверие между Путиным и Ходорковским вряд ли преодолимо, говорят приближенные нефтяного миллиардера. Ястребы из Кремля хотят нейтрализовать предпринимателя не только в политическом плане, но и лишить его финансовых возможностей. Ходорковский, когда выйдет из тюрьмы, уже не должен иметь миллиарды, которые давали бы ему возможность мстить.

Ходорковский, напротив, хочет доказать перед судом, что обвинения против него необоснованны. Речь идет о миллиардах долларов, но для него - и о чести. ЮКОС самый большой козырь в его игре. Он, быть может, был бы готов отказаться от миллиардов, чтобы спасти свое любимое детище. Но свой самый большой залог он не выпустит из рук без ответной услуги Кремля. Советники Путина, такие, как Игорь Сечин, с недавних пор - глава государственного нефтяного концерна 'Роснефть', хотят, по мнению большинства наблюдателей, лишить его ЮКОСа, чтобы взять компанию в свои руки.

ЮКОС в этой ситуации ведет себя как молодой человек, которому, после того, как отец попал в тюрьму, приходится со всем справляться одному. Кое-кто еще держит в комнате из старой привязанности портрет Ходорковского. Однако из фойе главного офиса исчезло его фото, выполненное в размерах больше натуральной величины. В руководстве подчеркивают, что интересы арестованного крупного акционера и предприятия не всегда означают одно и то же. Требование Ходорковского уволить нового председателя Наблюдательного совета, прежнего главу Центрального банка Виктора Геращенко, было отвергнуто. Геращенко уже не одну неделю пытается наладить диалог между правительством и ЮКОСом - пока безуспешно. Шесть недель назад новый председатель правления Стивен Тиди (Steven Theede) предложил премьер-министру Михаилу Фрадкову в письме, чтобы ЮКОС заплатил в течение двух лет восемь миллиардов долларов налогов. Концерн, говорят в ЮКОСе, настолько прибылен, что может это сделать при нормальной работе и будучи уверенным в будущем. Но ответа нет, поскольку речь, собственно, идет не о налогах.

Готовность к компромиссу, которую проявляет ЮКОС, мешает ястребам в Кремле проводить жесткую линию. Их план разделить концерн между такими государственными компаниями, как 'Роснефть', 'Газпром', или лояльными партнерами, такими, как 'Лукойл', выглядит в глазах зарубежья некрасиво. На Кремль в период, когда цена на нефть бьет все новые рекорды, растет международное давление. Советник по национальной безопасности президента США Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) тоже схватилась за телефонную трубку, чтобы выразить свою озабоченность главе президентской администрации Дмитрию Медведеву.

История нанесла ущерб имиджу Путина за рубежом. И вот он хочет придать политическому делу видимость дела экономического, дела связанного с принципами правового государства. Правительственные чиновники - не без благословения сверху - высказались за то, чтобы разблокировать счета концерна. Инвестиционный банк Dresdner Kleinwort Wasserstein подключился к тому, что произвести оценку реквизированной добывающей компании 'Юганскнефтегаз', составляющей основу ЮКОСа. Теперь люди Путина больше не смогут получить ее по бросовой цене. Оценка нефтедобываающей компании займет не одну неделю. Кремль, говорят, и без того хочет затянуть дело до октября, поскольку обострение конфликта создало бы проблемы для уборки урожая, так как ЮКОС является крупнейшим поставщиком энергоносителей в российские регионы. Российский президент медлит. Он не учел последствия дела.

Дело ЮКОСа это борьба за власть между Ходорковским и президентом Путиным. В главном офисе концерна говорят, что интересы фирмы не обязательно совпадают с интересами ее арестованного руководителя.