Несмотря на войну, объявленную Кремлем 'Юкосу', инвесторы выстраиваются в очередь, чтобы вложить деньги в Россию.

У российской экономической элиты есть поговорка: 'Нет такого понятия, как российский эксперт, есть только люди с разной степенью незнания'. Никогда еще это выражение не было так актуально.

По законам логики, после кризиса нефтяного гиганта 'Юкоса' инвесторы должны были бы бежать из страны, но иностранцы, напротив, выстраиваются в очередь, чтобы приобрести доли в российских компаниях.

Только за последние несколько недель было объявлено о нескольких сделках с участием крупных международных компаний, что заставило некоторых наблюдателей задаться вопросом, действительно ли эти компании просто игнорируют риски инвестирования в Россию.

Компания GE Consumer Finance - занимающийся кредитованием потребителей филиал General Electric - заплатила 81,5 млн. фунтов за московский Дельта-банк, а французская BNP Paribas выложила 326 млн. фунтов за половину банка 'Русский стандарт', лидера потребительского кредитования в России.

Бельгийский пивоваренный гигант Interbrew в четверг объявил, что выкупает долю индийской Sun Group в своем российско-украинском СП Sun Interbrew за 357 млн. фунтов.

Голландская пивоваренная компания Heineken решила не отставать из потратила 47 млн. фунтов на две отдельные сделки с российскими пивоварнями, а французско-испанская табачная компания Altadis объявила о покупке контрольного пакета 'Балканской звезды', ведущего независимого производителя табачных изделий в России, за 99 млн. фунтов.

На подходе и другие сделки. Немецкая Siemens надеется приобрести контрольный пакет 'Силовых машин', крупнейшего в России производителя турбин. Сейчас она ожидает одобрения российского антимонопольного ведомства.

Лихорадочная деятельность распространилась не только на крупные компании. Мелкие инвесторы тоже жаждут получить прибыль, и, как выяснил крупнейший инвестиционный фонд страны Hermitage Capital Management, последние два года предоставляли отличные возможности для приобретения акций.

По новой информации Центробанка, прямые иностранные инвестиции в первом полугодии достигли 8,6 млрд. долларов (4,7 млрд. фунтов) по сравнению с 6,4 млрд. долл. за тот же период прошлого года.

Однако под звуки открывающегося шампанского 'Юкос', когда-то яркий пример нового типа российской компании, внедряющей западные стандарты корпоративного управления, балансирует на краю пропасти.

Его два ключевых акционера, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, находятся в тюрьме в ожидании суда, а в результате длительной кампании правительства против нефтяного гиганта многие его банковые счета были заморожены, несмотря на то, что власти пытаются заставить 'Юкос' погасить задолженность по налогам в размере 3,4 млрд. долларов до конца месяца.

Компания же не в состоянии этого сделать, а потому судебные приставы изучают возможность продажи главного нефтедобывающего актива 'Юкоса', 'Юганскнефтегаза', для погашения задолженности. Десять дней назад эти попытки были приостановлены судом, но на прошлой неделе решение было отменено.

В пятницу министерство юстиции назначило инвестиционный банк Dresdner Kleinwort Wasserstein (DKW) оценщиком 'Юганска', на который приходится 60% нефти, добываемой 'Юкосом' (всего компания добывает 1,7 млрд. баррелей нефти в день). DKW дан мандат только на оценку актива, но большинство аналитиков полагают, что правительство настроено продать 'Юганск', оставив лишь тень от прежнего 'Юкоса'.

Здесь непременно должен возникнуть вопрос: почему возрастающие проблемы нефтяного гиганта так мало сказались на привлекательности российской экономики для иностранных инвесторов?

По словам одного эксперта, 'Юкос' показывает, что Россия не настолько проста и прямолинейна, как хотелось бы, но сейчас слишком рано делать вывод, что здесь нельзя вести дела. Неужели те, кто инвестирует в Россию сошли с ума? Вовсе нет'.

Уильям Браудер (William Browder), глава фонда Hermitage, считает, что переживать по поводу того, придерживается ли российское правительство установленных норм правосудия, совершенно неверно.

'Стоимость фондового рынка приблизительно в шесть раз выше доходов, и это отражает тот факт, что здесь существует произвольное использование законодательства. Большинство восприняли это [дело 'Юкоса'] как частную разборку между правительством и Ходорковским, а не как изменение политики по отношению к иностранным инвесторам. Если люди придерживаются этого взгляда, иностранцы могут оправдать свои инвестиции', говорит он.

И доказательство того, что Россия остается привлекательной для иностранных денег, налицо.

По словам Боба Форсмана (Bob Foresman), главы отдела корпоративного финансирования DKW, Москва может посоперничать с Лондоном по количеству дорогих ресторанов и бутиков. 'Рынок просто взрывается от быстро растущего среднего класса. Мобильный телефон есть у всех. Люди покупают квартиры и ездят за границу. Лондонцы приезжают [в Москву] и чувствуют себя плохо одетыми в ресторанах', говорит он.

Но, несмотря на это, банкиры и аналитики не забывают, что уверенность хрупка. Хотя инвесторы могут верить, что дело 'Юкоса' - это кампания против Ходорковского, существуют опасения, что затем Кремль попытается приструнить и других олигархов. Если он так поступит, это может расшатать весь фундамент российской экономики, ведь компании начнут гадать, кто может стать следующей мишенью.