МОСКВА - Рабочий день пролетает очень быстро. А работа заключается не просто в том, чтобы сидеть за столом, отвечая на телефонные звонки. Работа на горячей телефонной линии информационной группы по противодействию СПИДу настолько тяжела, что семь из десяти сотрудников увольняются оттуда, не проработав и года.

'Иногда звонят люди, находящиеся на грани совершения самоубийства, и нашим специалистам приходится разубеждать их, - говорит Андрей Романов, ведущий психолог группы из 11 человек, работающих на этой горячей линии, - человек, находящийся в критической ситуации, боится всего. Он еще жив, но ощущает себя мертвецом'.

Ежедневно горячая линия отвечает на 30 звонков. Это одно из немногих мест в России, в которой СПИД остается позорным клеймом, ассоциирующимся с наркоманами и проститутками, где люди, зараженные ВИЧ-инфекцией и болеющие СПИДом, могут получить поддержку и утешение. А число таких людей в России растет устрашающими темпами.

По имеющимся оценкам, около 1 миллиона россиян ВИЧ-инфицированы. Эксперты говорят, что эта страшная цифра ставит страну на грань эпидемии.

В России отмечаются самые высокие в мире темпы роста заболеваемости СПИДом. За последние 5 лет количество заразившихся выросло до такого уровня, которого США достигали в течение 20 лет. По прогнозам Всемирного Банка, к 2020 году количество ВИЧ-инфицированных в России может составить от 5,4 до 14,5 миллионов человек.

Однако официальные власти практически не реагируют. Только три чиновника федерального уровня занимаются распределением более чем скромного бюджета, выделяемого на эти цели - 4 миллиона долларов. Это по 3 цента на каждого россиянина. Бразилия, где число ВИЧ-инфицированных меньше, чем в России - хотя уровень смертности от этой давно поразившей страну болезни в три раза выше, тратит на борьбу со СПИДом в 100 раз больше. Над этой проблемой работает 200 человек. За прошедшие несколько лет, благодаря этим мерам, количество инфицированных и больных в стране сократилось вдвое.

В России ключевыми в этом плане являются два фактора. Болезнь быстро распространяется среди основной массы населения, и по мере того, как инфицированные в конце 90-х начинают заболевать СПИДом, им требуется все более дорогостоящее лечение. И без того слабая система здравоохранения России не сможет справиться с этой ношей.

'В конце концов, Россия должна спросить сама себя: сколько русских должно еще умереть, чтобы правительство начало относиться к проблеме серьезно? - говорит Винай Салданья, глава совместного канадско-российского проекта противодействия СПИДу, проработавший в России уже десять лет, - Россия является единственным членом Большой Восьмерки, не обеспечивающим всеобщую профилактику, уход и поддержку людей, инфицированным вирусом или больных СПИДом'.

По состоянию на июнь в России официально зарегистрировано 282 000 случаев заражения вирусом СПИДа. Это всего четверть от реально существующего уровня заболеваемости. Пока только 4 000 россиян умерло от СПИДа, что помогает маскировать существующий кризис. Но по оценкам Салданья, в следующие три года уровень смертности от заболевания СПИДом может составить от 6 000 до 15 000 человек каждый год, если Россия будет по-прежнему игнорировать вопрос финансирования, поскольку ее система здравоохранения настолько бедна и плохо оснащена, что бороться с ВИЧ/СПИДом не в состоянии.

В настоящее время 1 800 россиян получают лечение от СПИДа, которое ежегодно в расчете на одного пациента стоит от 7 до 12 тысяч долларов. Руководство планирует в следующем году начать лечение еще семи тысяч больных, надеясь на новые финансовые поступления от западных доноров. По оценкам Всемирной Организации Здравоохранения, к 2005 году 71 тысяча россиян будет нуждаться в лечении от ретровирусов.

Возможно, хотя бы эти цифры помогут изменить реакцию официальных властей. 'Одна из причин, по которой Россия так долго игнорирует проблему, это то, что люди еще не начали умирать прямо на улицах, - говорит Шомби Шарп, глава подразделения по борьбе с ВИЧ/СПИДом ООНовской программы развития (UNDP), - обычная арифметика говорит о том, что количество заболеваний СПИДом выросло настолько, что впору говорить не о профилактике, а о лечении: Сейчас последствия заражения начнут сказываться. Они увидят, как все больше и больше людей начинает умирать'.

В ответ на рост заболеваемости и развитие кризиса Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией выделил дополнительные средства в размере 240 миллионов долларов. США и другие западные страны-доноры также направляют для этой цели в Россию свои средства. Одна треть из нового 150-миллионного займа Всемирного Банка нацелена на профилактику ВИЧ/СПИД. Однако России только в этом году будет нужно 150 миллионов долларов.

'Мы давно сталкиваемся с этой безликой статистикой по ВИЧ/СПИДу. Однако до настоящего времени ВИЧ-инфицированным ничего не было нужно, - говорит Салданья, - а сейчас заболевание у ВИЧ-инфицированных начинает прогрессировать и развиваться в болезнь СПИД. Россия больше не может игнорировать сотни тысяч своих граждан, срочно нуждающихся в лечении'.

Однако в России этот вопрос по-прежнему далек от центра внимания. Политики не желают, чтобы их имена хоть как-то ассоциировались с этой болезнью. Президент Владимир Путин затрагивал проблему в своих публичных выступлениях, но кроме этого не сделал ничего. На самом деле, ложное представление об опасности и социальная брезгливость настолько глубоко укоренились, что 46 процентов опрошенных россиян считает, что ВИЧ-инфицированных следует изолировать от общества, хотя каждый пятый знает кого-то, зараженного инфекцией.

Такие результаты не удивляют людей из министерства здравоохранения, которые получают положительные оценки от экспертов за свои усилия в этом направлении. 'Никто не признает наличие проблемы, если она невидима', - говорит Вадим Покровский, возглавляющий Федеральный центр борьбы со СПИДом. Он сравнивает 4 000 смертей от СПИДа с 35 000 смертей в результате дорожно-транспортных происшествий: 'Я думаю, этого достаточно, чтобы признать реальность и то, что не обязательно ждать гибели сотен тысяч людей, чтобы увеличить финансирование'.

Политики спорят, что рост притока средств на эти цели от доноров означает отсутствие необходимости увеличения государственного бюджетного финансирования на борьбу с ВИЧ/СПИД. Общий объем средств, выделенных на эти цели федеральными и региональными органами власти, а также госпиталями, не достигает и 20 миллионов долларов. Однако группы помощи требуют более осязаемых усилий. 'Нам нужны фотографии президента Путина, посещающего больных СПИДом в больничной палате, - говорит Салданья, - Тони Блэр ведь обедал вместе с больными СПИДом и ВИЧ-инфицированными в своей резиденции на Даунинг-стрит 10. А почему Путин не может этого сделать?'

Один из путей усиления влияния - взаимодействие с русской православной церковью. Три года назад церковь начала сотрудничать с информационной группой по противодействию СПИДу. Она дает советы и рекомендации по проведению анализов на СПИД, устраивает богослужения.

'Сама церковь хочет, чтобы мы занимались этой работой, поскольку многие люди, связанные со СПИДом - родители инфицированных, супруги, семьи, часто обращаются со своими проблемами к священникам, - говорит директор информационной группы Игорь Пчелин, - а высшее церковное руководство имеет существенное влияние на наши власти'. И это хороший признак, поскольку отношение к больным обычно враждебное. Пчелин сам неоднократно слышал, как чиновники говорили между собой: 'Да пусть они хоть все перемрут - нам только легче будет'.

Бороться с таким отношением - задача московской горячей линии. Звонящих успокаивают, им дают советы о семье, о супружеской жизни, о том, как жить с вирусом. Иногда даже приходится утешать верующих, заверяя их, что церковь не считает ВИЧ/СПИД божьей карой.

'У нее было убеждение, что даже Господь не хочет ее услышать. Этот звонок [по горячей линии] оказался для нее выходом из положения, - рассказывает Романов о недавнем телефонном разговоре с одной женщиной, - я сказал ей тогда: 'Бог это любовь, и он любит всех'.

Первая из двух частей. Во вторник: визит в центр заболевания