Год назад - Беслан в Северной Осетии, и вот теперь - Нальчик в Кабардино-Балкарии: что является причиной все более частых террористических актов? Скоро исполнится одиннадцать лет с момента начала первой российской военной кампании против автономной республики Чечня, а покоя там до сих пор нет. Журналистка Ирена Брена (Irena Brenа) излагает свою личную точку зрения на кавказско-российскую драму.

На праздничном приеме в Крыму Владимир Путин обходит ряд гостей, и когда подходит к своему чеченскому вассалу, тридцатилетнему Рамзану Кадырову, тот крепко его обнимает и приподнимает, после чего российский президент проделывает то же самое с образцовым кавказским коллаборационистом. Оба поднимают друг друга вверх не только в физическом плане. Рамзан Кадыров превратился после террористического акта, совершенного в прошлом году в отношении его отца Ахмада Кадырова, в приемного сына Путина. Он видел себя премьер-министром - для того, чтобы стать президентом, к чему он стремится, он еще слишком молод, но всесилен уже и сегодня. В предрассветных сумерках кадыровцы приносят испытывающему жажду Рамзану свежую кровь. Эскадроны смерти, насчитывающие, по оценкам, несколько тысяч человек, затаскивают в свои подвалы похищенных молодых людей, пытают их и требуют от родственников большие выкупы. После одиннадцати лет войны и регулярных 'зачисток' в крестьянских домах с полумесяцем над воротами можно достать только человеческое мясо. Продажа трупов - выгодное дело: чеченцы придерживаются древнего культа мертвых. Если им удается похоронить своих выкупленных детей со всеми почестями, то они могут считаться счастливыми родителями. Если труп не изуродован, то они благодарят Аллаха за подарок.

'Чеченизация'

Это метод, позволяющий делать народ послушным, да еще при этом и зарабатывать, ввели высокопоставленные российские военные, держащиеся на втором плане. Времена смутные, так называемая чеченизация заменяет вражескую оккупацию. Боязнь ночного времени, когда бал правят люди в камуфляже, общеизвестна и велика, как никогда. Враг из своих опаснее, чем чужак. Он-то как раз лучше ориентируется у себя дома. Рассказывают, сообщает правозащитница Зейнап Гашаева, что Рамзан недавно хвастался тем, что, войдя в одну из своих многочисленных пыточных камер, недовольный криками и видом крови, открыл, не долго думая, огонь по искалеченным людям. Российская правозащитная организация 'Мемориал' приводит список пропавших людей: их количество со времени начала в 1999 году второй войны доходит, по оценкам, до 5500 человек. Основную часть грязной работы исполняют коллаборационисты Кремля. Сотрудники кадыровской администрации получают, по сравнению с зарплатами других, царское жалованье в размере более 1000 евро. На экранах телевизоров Путин похлопывает Рамзана по плечу, прикармливает 'помощью на восстановление'. Могут ли новости такого рода заставить некоторых колеблющихся снять шинель или военную форму. Некоторые из кадыровцев - бывшие бойцы сопротивления, им не хочется воевать в горах за цель, ставшую еще больше недосягаемой: за независимость. Они бросаются на жирную приманку или же делают это под давлением своих родственников. Если похищают младшего брата, сестру и требуют за освобождение стать коллаборационистом, кто-то и соглашается. В какой-то момент убийство становится единственной профессией, и вот вместо российских солдат к Аллаху отправляют своих людей. Однако вынужденный коллаборационизм имеет двойное дно. Например, хорошо зарабатывающий сотрудник кадыровской администрации может втайне передавать часть своего жалованья вооруженному сопротивлению. Сегодняшний карточный домик может, как это часто случается, завтра развалиться.

Владимир Путин объявил покойного отца Кадырова великим человеком и мучеником, он распорядился назвать его именем одну из московских улиц и поставить бронзовый памятник видному перебежчику. Причем еще во время первой чеченской войны (1994-1996) Ахмад Кадыров, будучи муфтием, призывал верующих в мечети в Грозном: 'Убивайте столько русских, сколько только можете!' Ему не нужно было отказываться от этого, чтобы при жизни обниматься с Путины: Москва умеет прощать. Шамиля Басаева, объявленного российским правительством террористом номер один, Кремль, судя по всему, снова считает заклятым врагом с длинной бородой. Басаев как организатор террористических актов в московском театре 'Норд-Ост', в Беслане, а теперь и в Нальчике не только не надоел, но и полезен. Умеренный Аслан Масхадов, все чаще предлагавший начать переговоры о мире, стал ненужным, когда в феврале этого года объявил перемирие. 8 марта он был убит.

Друг или враг

Радикально настроенного Шамиля Басаева якобы невозможно найти. Причем, согласно российской журналистке Анне Политковской, он и после событий в Беслане не раз ждал на автобусной остановке, как обычный смертный, автобуса, не скрывая своего известного всем лица. До тех пор, пока Басаев на свободе и считается угрозой для безопасности России, российский президент может рассчитывать на понимание в международной антитеррористической коалиции. Можно также продолжать подвергать цензуре российские средства массовой информации. Каждый раз, когда Басаев наносит удар, можно также принимать более жесткие законы для контроля над гражданами. Создается впечатление, будто самый большой враг превратился со временем в лучшего друга.

Еще легендарный имам Шамиль (кстати, не чеченец, а дагестанец), возглавлявший в середине 19 столетия северокавказское сопротивление жестокой царской армии, кончил не тем, что потерпел поражение, он отправился со всеми своими женами в царский 'почетный плен' в Калугу. Предательство - приправа к кровавой трапезе, которую империя предлагает строптивому экзоту. В Страсбурге выгодно завербовали представителя вооруженного сопротивления Вагапа Тутакова, так что теперь он сотрудничает из Москвы с кадыровской администрацией и возит в Страсбург кадыровских депутатов. В Страсбурге у него были только денежные проблемы, и стояла задача донимать Совет Европы жалобами на серьезные нарушения прав человека.

Западные политики и международные органы уже давно подают своей позицией пример чеченцам, что пришло время становиться реалистами и 'рамзанизироваться'. Когда Владимир Путин был приглашен в этом году Герхардом Шредером (Gerhard Schrоеder) в Ганновер, только Общество по защите народов, находящихся под угрозой уничтожения, из Геттингена в последний момент не допустило, чтобы Рамзан Кадыров не получил немецкую визу 'из-за военных преступлений', совершенных им. Путин действительно собирался представлять своего 'борца за мир' и боксера-любителя немецкому канцлеру, и тот не увидел в этом ничего отталкивающего.

27 ноября в Грозном состоятся парламентские выборы. На этот очередной фарс Совет Европы направляет наблюдателей, аккредитовалась группа немецких журналистов. Рамзан откровенно заявил, сообщает Зейнап Гашаева, что он знает, как купить пишущую братию. Является ли растущая готовность к коллаборационизму выражением желания выжить или же изнуренный чеченский народ попал в западню саморазрушения, поставленную для него Москвой? Могущественный Рамзан жив до времени. Неизвестно только, когда и за каким углом с ним покончат. Это случится тогда, когда он сыграет до конца задуманную для него роль. И Шамиль тоже. Какие марионетки сменят их? На Северном Кавказе разыгрывается плохой спектакль, который может привести к исчезновению с карты мира древнего народа с его гортанным языком и архаичными нравами и обычаями.

Автор материала - писательница, славист и журналистка. В ее последней книге, 'Собиратель душ. В пути по моей Европе', речь идет, прежде всего, о Чечне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.