После долгого спора с Украиной о цене на газ российский государственный концерн 'Газпром' перекрыл 1 января соседу газовый кран. Украина, спустя несколько дней, согласилась с повышением цены в два раза. Является ли 'Газпром' рукой российского президента Владимира Путина, вознаграждающего верных Москве и наказывающего изменников? В беседе, состоявшейся в Берлине, заместитель главы 'Газпрома' Александр Медведев, с возмущением отверг эти обвинения. Он не понимает также критику по поводу работы бывшего канцлера Герхарда Шредера (Gerhard Schroeder) в компании, строящей Балтийский газопровод.

Welt am Sonntag: Господин Медведев, российский президент Владимир Путин упомянул, разговаривая с федеральным канцлером госпожой Ангелой Меркель (Angela Merkel), что Россия допустила в газовом споре с Украиной ошибку. Что он мог иметь в виду?

Александр Медведев: Я этого не слышал, По моей оценке, мы никакой ошибки не совершили.

Welt am Sonntag: Можно ли говорить, что 'Газпром' затеял спор с Украиной по поручению Путина?

Медведев: Это обвинение является оскорблением для нашего предприятия. Путин сказал это и госпоже канцлеру: надо распространять не предубеждения, а помочь людям понять, что произошло.

Welt am Sonntag: И как?

Медведев: Мы 35 лет обеспечиваем надежное снабжение Западной Европы газом. Украина при этом играла все более важную роль, поскольку 80 процентов нашего экспорта в Европу идет через ее территорию. У нас есть с Украиной договора, базирующиеся на бартере. Это слишком рискованно. Поэтому нам следует разрешить эту проблему в полном соответствии с практикой, существующей в мировой торговле.

Welt am Sonntag: Как?

Медведев: Мы вели переговоры в течение девяти месяцев и предлагали Украине компромиссные решения. Но Киев отклонил наши предложения. Правительство попыталось связать вместе вопросы транзита и снабжения газом - в полном противоречии со многими документами, подписанными в прошлом, например с Энергетической Хартией, действующей в Европе.

Welt am Sonntag: Почему нужно было повышать цену на газ для Украины в несколько раз?

Медведев: Позвольте мне задать встречный вопрос: а почему 'Газпром' должен субсидировать украинскую экономику? Мы платим Украине рыночную цену за транзит, за использование портов. Нам в этой сфере никто не предлагал снизить цену.

Welt am Sonntag: Все же другим странам, например, Белоруссии, Вы продаете свой газ по более низкой цене.

Медведев: Есть разные вещи. 'Газпром' продает не только российский газ, но и газ из других источников. Во-вторых, транзитные маршруты имеют разную протяженность. И, в-третьих, у 'Газпрома' разные по глубине экономические отношения. Например, в Прибалтике мы участвуем в капитале компаний, занимающихся эксплуатацией газопроводной сети и снабжением.

Welt am Sonntag: Но все выглядит так, будто Вы вознаграждаете Белоруссию за то, что она сохраняет верность Москве, а Украину наказываете за ее прозападный курс.

Медведев: У России с Белоруссией экономический союз, поэтому иные рамочные условия. Но это не значит, что цены там остаются без изменений. Мы проинформировали все страны бывшего Советского Союза о намерении постепенно вводить везде рыночные цены. Чем больше мы видим желание сотрудничать, тем большую гибкость можем проявлять и мы.

Welt am Sonntag: Ваша ценовая политика обусловлена только производственно-экономической необходимостью?

Медведев: Да.

Welt am Sonntag: Занимается ли 'Газпром' с помощью цен и политикой?

Медведев: Мы предприниматели, реализующие то, что требуют от нас наши акционеры и наш наблюдательный совет. Всем известно, что российское правительство является нашим мажоритарным акционером, оно ставит перед нами и цели. Но это совсем не так, будто мы получаем от правительства политические указания. Для занятия политикой были все-таки времена получше, или не так?

Welt am Sonntag: Вы считаете, что энергетический бизнес и политика две разные вещи?

Медведев: Нет. Конечно, то, что мы делаем, является политикой. Поэтому когда в начале года нужно было урегулировать энергетический конфликт, подключились президенты Украины и России. Путин был тем человеком, который - неожиданно для нас, - предложил великодушно Украине переходный период и кредит. Украина отклонила и это предложение. Это показывает, что она была не заинтересована в урегулировании, поскольку преследовала узкие интересы, связанные с выборами. Вы ведь тоже видели, сколько появилось статей, полных ненависти к России.

Welt am Sonntag: Чем Вы подтверждаете, что рассматриваете 'Газпром' и Россию как единое целое.

Медведев: Мы не делаем вид, будто государство как мажоритарный акционер не имеет к нам никакого отношения. Но мы не являемся инструментом внешней политики России?

Welt am Sonntag: Растет потребность в увеличении объемов поставок. Можно ли вообще считать надежным будущее снабжение энергоносителями?

Медведев: Время благоприятных цен на нефть и газ прошло. Потребность растет по всему миру, особенно в Китае и в Индии. И не хватает перерабатывающих мощностей. Проблему так быстро не разрешишь. Но цена будет колебаться между 40 и 50 долларами США за баррель - сегодня она больше 60 долларов США. Газ останется в будущем одним из видов энергии.

Welt am Sonntag: И насколько же хватит вашего газа?

Медведев: Даже если мы прекратим разведку новых месторождений и будем снабжать Европу, США и Южную Азию, то наших запасов хватит на 80 лет.

Welt am Sonntag: При условии, что уровень спроса останется прежним.

Медведев: Да, он возрастет не только в Китае и Индии. Но мы, разумеется, будем продолжать разведку новых газовых месторождений! (Смеется).

Welt am Sonntag: Есть ли у 'Газпрома' стратегия, как у ВР или Shell, в разработке новых видов энергии?

Медведев: Да! Мы, в конце концов, хотим стать ведущим предприятием мира. У нас есть также нефть, нефтехимия, электроэнергетика. Иными словами, мы об этом не мечтаем, мы ведем исследования сегодня, мы делаем это сейчас.

Welt am Sonntag: В достаточной ли мере?

Медведев: Мы можем сделать больше. Но это не везде встречает поддержку. Мы очень хотели бы быть ближе к конечному потребителю. Мы были пионерами этой стратегии в Германии, где компания Wingas в наших интересах сотрудничает с потребителями. То же самое мы хотели бы делать теперь также в других странах: в Италии, в Австрии. Но это непросто. С одной стороны, люди хотели бы либерализации. С другой стороны, они видят эти гигантские предприятия и говорят, нет, мы имели в виду другой либерализм.

Welt am Sonntag: Как Вы относитесь к тому, что немецкие политики высказываются за то, чтобы уменьшить зависимость от российского газа?

Медведев: Не существует односторонней зависимости, всегда есть две стороны. В действительности мы все-таки зависим от наших потребителей. Я думаю, в данном случае подогреваются предубеждения времен 'холодной войны'.

Welt am Sonntag: Как Вы расцениваете реакцию немцев на назначение Герхарда Шредера в наблюдательный совет газопровода?

Медведев: Меня немцы совершенно удивили. Политики были по отношению к Шредеру по-настоящему жестоки - без всяких на то оснований. Некоторые люди, очевидно, не желают строительства Балтийского газопровода. Я не знаю, какую цель они преследуют. Для нас кризис на Украине еще раз продемонстрировал, что мы должны расширить наш рынок сбыта. Госпожа Меркель тоже подтвердила, что Балтийский газопровод стабилизирует и энергетическую безопасность Германии.

Welt am Sonntag: Подождите, господина Шредера критиковали за то, что он как глава правительства способствовал реализации проекта, благодаря которому он теперь извлекает выгоду.

Медведев: Это совсем не так. Позиция Шредера по отношению к Балтийскому газопроводу у нас никогда не обсуждалась, пока он был канцлером.

Welt am Sonntag: А Владимир Путин?

Медведев: Я как вице-президент государственного предприятия время от времени разговариваю с ним. Но тот, кто скажет, будто 'Газпром' делает то, что говорит Кремль, преувеличивает.

Welt am Sonntag: Вы проинформируете Кремль после своего возвращения о результатах Вашего визита в Берлин?

Медведев: Придется потерпеть. Я сначала еду в Софию, в Болгарию.

Welt am Sonntag: Договариваться о цене на газ?

Медведев: Нет, кататься на лыжах. Но у нас есть также инструмент для маркетинга. У 'Газпрома' есть хоккейная команда. Я советую тем, кто хочет более низких цен, не пытаться выиграть у нас. (Смеется). Но я думаю, у Болгарии и вовсе нет хоккейной команды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.