Что же, Владимир Путин окончательно махнул рукой на российскую демократию? Заявление президента о том, что он желает стать премьер-министром, означает, что в марте будущего года он все-таки не уйдет, как предписывает конституция. Путин просто займет другую должность, переедет из президентского кабинета в премьерский, и продолжит управлять страной теми же авторитарными методами.

Формально он не нарушает закона. Большинство россиян также будут в восторге: путинский рейтинг популярности по-прежнему держится на уровне 80%. Те, кто опасается перемен, или обогатился за последние восемь лет, не хотят, чтобы 'хорошие времена' закончились. Однако тот факт, что ради одного человека извращаются конституционные принципы, не может не беспокоить. Г-н Путин настаивает: он хочет и дальше служить стране. Однако его планы лишь в очередной раз подтверждают старую истину: подлинным врагом российской демократии всегда была тоска по 'сильному царю'.

Непродолжительное оживление демократических процессов в хаотичную ельцинскую эпоху уже сменилось авторитаризмом и централизацией. Деятельность политической оппозиции сегодня почти невозможна: митинги разгоняются, людей, настроенных против власти, не пускают на телевидение, прессе затыкают рот, 'врагов' ждет печальная участь, а все внимание приковано в первую очередь к намерениям Кремля.

В последние месяцы всю Россию волнует вопрос: что будет делать г-н Путин, покинув президентское кресло. Новый толчок 'гаданию на кофейной гуще' дало недавнее решение президента: две недели назад он неожиданно, за три месяца до парламентских выборов, 'перетасовал' кабинет, назначив премьером пожилого и никому не известного политика - Виктора Зубкова. Сразу возникли вопросы: кто он - временная фигура, чья задача 'застолбить место' место для г-на Путина? Или из него самого готовят кандидата в президенты, как в свое время Борис Ельцин готовил в преемники никому не известного Путина?

Теперь мы знаем ответ. Г-н Путин сам займет пост премьера. Это, по крайней мере, даст ему необходимые возможности и дальше влиять на ситуацию. Результатом, естественно, станет изменение нынешнего соотношения полномочий в руководстве страной. В будущем заказывать музыку станет премьер, а власть президента будет резко ограничена. Затем, через четыре года, г-н Путин сможет вновь стать главой государства (конституция этого не запрещает). И тогда прежнее соотношение полномочий будет восстановлено.

Будущее г-на Путина стало фактически единственной темой на его недавней встрече с западными журналистами и учеными, в которой участвовал и корреспондент Times. Пятидесятичетырехлетний президент прямо заявил: пенсионером он становиться не намерен. Он еще не стар и физически крепок, заметил Путин, он желает и дальше влиять на происходящее: 'Это будет фактор, с которым будущий Президент, видимо, должен будет считаться. И само собой разумеется, что нужно будет договориться о том, как нам функционировать'.

Одновременно он настаивал, что не хочет видеть во главе государства слабого президента, поскольку многопартийная система в России еще не окрепла, и недостаточно развита, чтобы в стране могла утвердиться демократическая система западного образца. При этом он, похоже, не видит противоречия между заявлениями о сильном преемнике и собственным стремлением управлять государством с заднего сидения правительственного 'ЗиЛа'.

Почему же сейчас он решил озвучить свои намерения публично? К этому его подтолкнули несколько факторов. Во-первых, гадания о будущем отвлекают внимание общества, и приводят к острой борьбе за влияние между теми представителями его 'ближнего круга', кто стремится обеспечить себе политическое выживание. Г-н Путин способен держать в узде все эти интриги, только недвусмысленно дав понять, что сохранит полный контроль над ситуацией до последнего дня пребывания в должности - и, как он четко заявляет теперь, даже после этого.

Во-вторых, медлить ему не позволяет график предвыборной кампании 'Единой России' (ЕР) - главной прокремлевской партии в Думе. Парламентские выборы состоятся 2 декабря, а партия до сих пор не объявила, кто возглавит ее список кандидатов. Это решение будет принято в октябре, на специальном заседании ЕР. Путин - на деле или на словах - выступает за укрепление политических партий, не желая, чтобы они были простыми инструментами для поддержки кремлевских выдвиженцев. Однако по закону, чтобы возглавить предвыборный список единороссов, он должен подать в отставку с поста президента. Тем не менее, он может стать в списке 'номером первым' как независимый кандидат. Этот маневр позволит обойти конституционные положения, не нарушая их напрямую.

Наконец, г-ну Путину, возможно, пришлось объявить о своих намерениях, чтобы остановить тех, кто готов организовать какой-нибудь кризис или провокацию, результатом которой станет изменение конституции и сохранение за ним должности президента. Он отлично понимает, что это нанесет смертельный удар по его репутации сторонника демократии и покончит с любыми утверждениями о том, что он - не просто диктатор традиционного российского образца.

Если он станет премьер-министром, Россия вернется к ситуации 1999 г., когда больной президент Ельцин назначил Путина на этот пост, испытав сначала 'в деле' нескольких других потенциальных кандидатов в преемники. На фоне возобновившихся боевых действий в Чечне г-н Путин быстро укрепил собственные позиции, по сути взяв на себя обязанности президента.

Неясно, впрочем, захочет ли кто-либо из нынешних кандидатов баллотироваться в президенты в условиях ослабления полномочий главы государства. Фаворитом по-прежнему считается Сергей Иванов, старый товарищ Путина по КГБ: известно, что именно на него делает ставку кремлевский 'ближний круг'. Однако, чтобы успешно сотрудничать с г-ном Путиным, ему необходимо добиться с ним полного взаимопонимания. Очевидно, за будущим президентом сохранится прерогатива отправлять правительство в отставку и выдвигать кандидатуру нового премьера. Однако, чтобы уволить главу правительства, наводнившего госаппарат своими сторонниками, потребуется незаурядная смелость.

Г-н Путин умело манипулирует 'византийскими' политическими процессами в России. Ему удается играть роль популиста и виртуоза закулисной кремлевской политики одновременно. Именно это, наряду с потоком нефтедолларов, благодаря которому уровень жизни большинства россиян повышается, и составляет основу его популярности. Беседуя с западными корреспондентами, он упомянул о 'моральном влиянии', которым может пользоваться в России политический лидер, косвенно приравнивая себя к диссидентам, чьи позиции в политике основались на высокой нравственной репутации в обществе. По его словам, он хочет играть ту же роль, чтобы способствовать укоренению демократии в России. Но для этого, как он сам признает, потребуется немало лет. И удастся ли это ему вообще, если народ требует лишь 'сильного царя'?

____________________________

Путинская конструкция ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Игра Путина ("The New York Times", США)

Маневр, обещающий стабильность, но не процветание ("The Times", Великобритания)

Путина на царство? ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.