- Лысый - волосатый. Лысый - волосатый. Лысый - волосатый. Вот так мы выбираем себе лидеров, - усмехнулась моя подруга из Санкт-Петербурга, когда я спросила ее, ходила ли она голосовать на выборы. - Ну сама подумай: Ленин был лысый - а Сталин волосатый; Хрущев - лысый, Брежнев - волосатый, Горбачев - опять лысый. Ельцин был волосатый, а Путин -практически лысый. Так что Медведев просто не мог не победить.

Никакие силы на свете не могут затащить ее на избирательный участок. Как и большинство моих друзей в этом городе, многие из которых в 1991 году вышли на баррикады, чтобы защитить свои вновь обретенные политические свободы, сегодня она относится к политике так же, как в советские времена относилось к ней большинство интеллектуалов: политика вульгарна, и, пока это возможно, ее надо игнорировать.

Скажем прямо, любовь Путина к родному городу принесла Санкт-Петербургу много выгод: фактически, он сам говорит, что дал ему тот статус, которого он заслуживает - статус второй российской столицы. Вслед за ним novye Russky перешли от оружия и бандитизма, с помощью которых в 90-е годы были заработаны их миллионы, к ворованной респектабельности, заполнившей до отказа центральные бульвары Петербурга картинными галереями, антикварными магазинами, театрами, ресторанами, бутиками и концертными залами.

На смену грохоту трамваев пришел звон церковных колоколов, гудение клаксонов и писк цифровых домофонов. Каждое утро я улыбаюсь, проходя мимо двух стариков, сидящих за роскошно накрытым столом в витрине нового антикварного магазина. Они одеты в прекрасно скроенные костюмы, они аристократически-небрежно курят, прихлебывая кофе из царского фарфора - и выглядят так, будто выросли не в советском Ленинграде, а где-нибудь на улице Риволи.

Бурная деятельность начала 90-х годов, когда я жила в этом городе, сменилась в жизни интеллектуально-культурной элиты старой советской нормой: люди либо ушли из политики, либо поступили на жалованье к государству.

На этой неделе ректор Санкт-Петербургского университета Людмила Вербицкая объявила, что уходит в отставку и полностью посвятит себя деятельности путинской партии "Единая Россия". Как мне сказали, ее преемником станет преподаватель, когда-то учивший Медведева - причем выборы ректора будут такими же фальшивыми, как и те, с помощью которых к власти пришел его бывший ученик.

Во вторник, когда я уходила с балета из Мариинского театра, в коридорах было не пройти от полиции с собаками: на 250-летнем юбилее театра должен был выступать Валерий Гергиев, и на это решил посмотреть Путин.

Всех, кто поддерживает президента в элите, видно хорошо - но определить, насколько реально старого или нового президента поддерживают в их родном городе, попросту невозможно. На сегодняшний день оппозиционная политика в Санкт-Петербурге мертва - ее убили цензура и потребительство. Вот и моя подруга-интеллектуалка не стала ни голосовать, ни протестовать. Она уехала на дачу и пошла в лес бегать на лыжах, 'есть, пить и забыть о политике'.

____________________________________________

Притворные выборы в России ("The Boston Globe", США)

Выборы только по названию ("The Independent", Великобритания)

Мерзкая победа ("The Economist", Великобритания)

Выборы: обман, за который России должно быть стыдно ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.