Опросы мирового общественного мнения показывают, что среди глав государств и правительств по степени популярности лидирует бразильский президент Лула, оставивший позади Барака Обаму. Всего лишь год назад ситуация была иной. В самой Бразилии по истечении второго президентского срока Лула пользуется поддержкой 80% населения. Это самый высокий показатель в стране за последние три десятилетия, с тех пор как проводятся регулярные опросы общественного мнения. Нечто подобное наблюдалось во время президентства Мишель Бачелет (Michelle Bachelet) в Чили и Табаре Васкеса (Tabaré Vázquez) в Уругвае. Недавно они завершили своё правление, добившись уровня популярности, схожего с популярностью Лулы. Когда в конце прошлого года боливийский президент Эво Моралес был переизбран на второй срок, уровень его  популярности достигал 65%. Курс президента Колумбии Альваро Урибе (Alvaro Uribe) к концу его  второго срока одобряют 70% населения.

Нечто похожее наблюдается в Центральной Америке, где уровень народной поддержки президентов Панамы (Мартинелли, Martinelli), Сальвадора (Фунес, Funes) и Коста-Рики (Чинчилья, Chinchilla) приближается к 80%, хотя они либо недавно вступили в должность, либо находятся в середине срока.

Даже в Мексике, несмотря на то, что наркоторговцы развязали настоящую гражданскую войну и на поражение на выборах в законодательные органы, уровень поддержки президента Кальдерона (Calderón) превышает 50%.

Для сравнения отметим, что в остальных странах мира степень политической поддержки глав государств и правительств значительно ниже. Если начать с анализа американского континента, то с Обамой произошло то, что обычно происходит в подобных случаях: при вступлении в должность его популярность составляла 72%, а через год снизилась до 46%, оставшись с тех пор на этом уровне. А вот премьер-министр Канады не добрался даже до 40%. Бросив взгляд на Европу, мы увидим, что средний уровень одобрения политики правящих кругов не достигает там даже 40%. Британский премьер-министр Браун только что был вынужден оставить свой пост, Саркози проиграл выборы в местные органы власти, Сапатеро, скорее всего, потерпит поражение на предстоящих выборах, а будущее главы итальянского правительства Берлускони под большим вопросом. Позиция Меркель были самой прочной, однако участие Германии в мерах по спасению Греции привело к тому, что она только что проиграла выборы в самой крупной земле страны. Значительно снизилась популярность Путина в России, опустившись до отметки в 44%. Согласно результатам опросов общественного мнения в Азии, уровень поддержки правительств Японии и Южной Кореи ниже, чем в странах Латинской Америки. То же самое наблюдается в Индии, где инфляция стала тем консолидирующим фактором, которого так не хватало оппозиции.

Непонятна причина высокой популярности правительств южноамериканских стран, подходящих к концу своего срока. В качестве возможного объяснения можно было бы сослаться на успехи умеренно-левого курса или латиноамериканской модели социал-демократии, нашедшие своё воплощение в политике Лулы в Бразилии, Бачелет в Чили и Васкеса в Уругвае. Но эта гипотеза не проходит, поскольку высокого уровня народной поддержки добились и представитель правоцентристского направления президент Колумбии Урибе, а его боливийский антипод Эво Моралес, левый популист. Вряд ли оказал решающее влияние экономический фактор, поскольку 2009 год был отмечен спадом производства, как в Латинской Америке, так и в остальных частях света, вызвавшим рост безработицы, бедности и нищеты. А у таких не столь популярных в Латинской Америке президентов, как Алан Гарсия (Alan García) в Перу и Кристина Киршнер (Cristina Kirchner) в Аргентине, были не самые плохие экономические показатели (более того, в Перу они были самыми лучшими за прошедшее десятилетие). Наиболее тонким предположением может быть то, что оба являются единственными профессиональными политиками в Южной Америке.
 
Дело в том, что в Южной Америке меньше всего в мире профессиональных политиков, занимающих президентское кресло. Президент Бразилии – выходец из рабочей среды. В Венесуэле – из военной. В Парагвае – епископ. Президент Эквадора по образованию экономист, а Боливии – борец за права индейцев. Вновь избранный президент Чили – бизнесмен; а Уругвая – бывший лидер повстанческого движения. Колумбийский президент Урибе не является типичным профессиональным политиком. Это всего лишь гипотеза, но не самая убедительная.

Подобное положение дел породило весьма противоречивое явление, выражающееся в ограничении возможностей популярных президентов по продвижению своих кандидатов. Наглядными примерами являются недавние выборы в Уругвае и Чили. В Уругвае Табаре Васкес использовал свою популярность для того, чтобы способствовать избранию выдвинутого им кандидата Мухики (Mujica), изначально отвергнутого избирателями из-за его партизанского прошлого. А вот в Чили всё произошло как раз наоборот: Бачелет, которая несмотря на чудовищной силы землетрясение завершила своё президентское правление с уровнем народной поддержки равным 80%, не смогла добиться избрания выдвинутого ею бывшего президента Фрея. В результате к власти в стране пришёл представитель правых сил, которые более чем за полвека впервые одержали победу на выборах. Ближайшие президентские выборы на континенте должны состояться в Колумбии. И если по результатам одних опросов общественного мнения победителем должен стать кандидат от оппозиции Мокус (Mockus), то другие предрекают успех официальному кандидату Сантосу (Santos). Таким образом, остаётся неясным, сумеет ли кандидат, выдвинутый Урибе, воспользоваться высоким рейтингом уходящего президента.

Следующие важные выборы состоятся в октябре этого года в Бразилии, где складывается схожая ситуация. По одним социологическим опросам оппозиционный кандидат Серра (Serra) обладает серьёзным преимуществом от 6 до 10 пунктов, а по другим кандидат от правительства Руссеф (Rousseff) имеет с Серрой практически равные возможности. Бразилия - самая большая по населению страна в Южной Америке. Колумбия занимает второе место по этому показателю. В обеих в ближайшие месяцы состоятся президентские выборы, по результатам которых станет ясно, смогли ли президенты, завершающие свой мандат с высоким уровнем популярности, использовать её для эффективной поддержки своих выдвиженцев.

В этом контексте наша страна ещё раз являет миру свою самобытность. Если на континенте президенты с уровнем поддержки населения в 80% могут проиграть выборы, то в Аргентине некоторые считают, что рейтинга в 30% вполне достаточно для победы.

Росендо Фрага-директор Исследовательского Центра Союза для Нового Большинства

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.