Переписка между президентом Бараком Обамой и Луисом Инасио Лулой да Силвой, показывает, что правительство США никогда не отказывалось одобрить санкции против Ирана в Совете Безопасности ООН. Обама сказал Луле в конце апреля, прямо перед началом переговоров в Тегеране, что США откажутся от проекта санкций, только если Иран "немедленно" прекратит обогащение урана.

Это требование не входило в выдержку из письма Обамы к Луле, попавшей в руки  агентства Reuters в пятницу. Его отсутствие там объясняет, почему Белый дом возобновил обсуждение санкций в качестве средства противодействия успеху, достигнутому Ираном, Бразилией и Турцией. Выдержки  из письма также объясняют, почему США действовали, не связываясь с дипломатами, игнорируя соглашение, условия которого, были предложены ими самими.

Получив официальную поддержку от Бразилии и Турции, Иран в настоящее время действует так, будто это США, а не он, изолированы. Ахмадинежад говорил вчера так, как если бы ему удалось поставить в безвыходное положение администрацию Обамы. Его речь продемонстрировала ту степень неопределенности, которая,  по-прежнему, присутствует у Тегерану в отношении того, как же ему все-таки  развивать свою ядерную программу.

Бразилия интерпретирует восторги Ахмадинежада как некую необходимость для удовлетворения внутренних политических группировок, также, как считают настойчивость США на санкциях реакцией на внутреннее давление республиканцев. И это правда. Но Бразилия забывает, — или опускает, – об одной подробности: о непохожем на блеф заявление Ирана о продолжении обогащения урана до 20%, которое Тегеран сделал  в скором времени после подписания соглашения при посредничестве Бразилии и Турции. И это притязание оказалось в центре оправдания для США принять новые санкции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.